Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Матерый человечище

02.03.2000, 17:34

Сергею Адамовичу Ковалеву сегодня стукнуло 70 лет.

Увы! Не видать имениннику, которого мы в эти юбилейные дни все вспоминаем, кто какими может словами, всенародной любви. Да хоть из-за крылатой фразы Сергея Адамыча про Робина Гуда. Только ленивый не попрекал Ковалева ярким сравнением: Шамиль Басаев — это-де Робин Гуд. Даже иные вполне начитанные и эрудированные люди не смогли пройти мимо. «О! Еще с матерью Терезой сравнил бы головореза, — от души восхищались граждане. – Во ляпнул! Куда там даже и Черномырдину!»

Но про Робина Гуда мы просто не поняли. Нам, оказывается, нужен ликбез, даром что мы все через одного с университетскими дипломами, а кандидатов наук среди нас, пользователей Интернета, просто как собак нерезаных.

Сергей Адамыч ликбез с готовностью обеспечивает. Наехали на него в очередной раз — в прямом эфире высококачественного радио «Эхо Москвы» — с этим Робином Гудом, а он вопросом на вопрос:

— А если бы я сказал (про Басаева), что это современный полковник Линч, на меня бы обиделись?

Натурально, отвечают ему, нет, потому что Линч плохой. А Гуд, это даже из фамилии видно, — хороший (да, транскрипция переврана, но тут об этом не место).

Приходится ему объяснять…
— Робин Гуд — это человек, который высокими словами прикрывал творимый им произвол. В отличие от полковника Линча он никого не судил, там не было состязательного процесса. А у Линча ужасный был процесс, но он был состязательный, там были стороны, там были защита и обвинение. Скажите-ка теперь кому-нибудь, что хорошая вещь — суд Линча. Люди совершенно справедливо пожмут плечами и скажут: ну глупый какой-то человек. А про Робина Гуда так не думают.

А мы ведь, оказывается, в глубине души еще не совсем отвыкли от большевистской идейки, что если человек наворованное отдает бедным, то он якобы хороший! Робин Гуд — это вроде комплимента, даром что полевой командир! Попались мы, попались…

Конечно, немало было наездов и попроще: чеченцы дома рвут, а он их защищает; что у человека с головой, спрашивается?

Отвечает:

— В городе Грозный за два месяца первой чеченской кампании погибли 25 тысяч мирных жителей. Как вы думаете, кого было больше, русских или чеченцев? Так вот, русских. Не намного больше, но достоверно больше. Так скажите, пожалуйста, кого мы защищали в городе Грозном?

Тут вы отметили: опять вопросом на вопрос отвечает, и, возможно, тоже подчеркнули слово «мы». Он говорит «мы», видимо, оттого, что сам в те первые месяцы первой войны жил в Грозном под бомбами. Впрочем, кому-то милее Паша Грачев, который обещал взять Грозный двумя батальонами, но сам те батальоны в бой не повел и ждал известия об их победе, сидя в Москве за именинным столом.

Еще про «мы».
— Мы (а опять не кто-то — И.С.) предложили себя в качестве заложников. (Про басаевский рейд вы помните — И.С.) Если бы встретившаяся нам водовозка — было очень жарко и все набросились на эту воду, — была заряжена снотворным, я бы и слова не сказал, не обвинил бы нашу власть в нарушении прав. Это, увы, допустимо в борьбе с терроризмом.

Дальше он сказал и совсем неожиданную — для тех, кто не вникает, — вещь:
— В конечном счете сплошь и рядом приходится идти на уничтожение террористов без суда и следствия.

Мне почему-то кажется, что защитой бандитов эту позицию назвать нельзя. На это так называемые правоохранительные органы обижаться не могут. Они на другое обижаются, на такие сказанные про них Ковалевым слова:

— Ловить бандитов гораздо трудней, чем ловить брюнетов, чем они занимаются сейчас.
Видите, он точно всегда говорит, что думает. Даже когда ему это может быть невыгодно. Рассказывая про свою страсть к охоте, он признается — в дни новой чеченской войны, когда добивают отпущенных с первой войны полевых командиров, когда из невинной ружейной стрельбы правозащитника по скромным серым уткам будут лезть, толкаясь локтями, смачные сравнения:

— Не люблю добивать подранка. Когда нужно взять живое существо в руки, понимая, что не можешь сохранить ему жизнь, что теперь гуманно лишить его жизни, вот это действительно неприятно.

Видите, он при старом режиме ругал коммунистов (за что отсидел свое), в ту войну ругал бестолковых генералов, теперь поругивает Путина (про которого, тороплюсь добавить, я ничего плохого сказать не хочу—– И.С.). И даже осмеливается уличать последнего во лжи, когда все принялись аплодировать…

Матерый человечище! Лично я искренне желаю ему долгих лет жизни.