Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Человек-бренд

24.09.2008, 10:18

Драма Чубайса в отсутствии у него постоянно действующего начальника с подходящим набором прогрессивных качеств, «Сталина наоборот»

Эти слухи, бродившие еще с лета, просто обязаны были сбыться. И они сбылись. Чубайс, можно сказать, обязан был получить нанотехнологическую госкорпорацию. И он ее получил.

Почему именно госкорпорацию — объяснять, надеюсь, не надо. Потому что на дворе эпоха госкорпораций. По крайней мере, пока. А почему именно «Роснано»? Не потому, что другие заняты. Поэтому тоже, но это не главное. Главное, что «Роснано» — самая передовая из всех. Занимается тем, чего у нас, можно сказать, и нет еще. Предполагаю, за что-либо менее продвинутое Чубайс просто не взялся бы. Все-таки бренд великого реформатора обязывает. А уж с тем, что Чубайс — человек-бренд, согласятся и друзья, и недруги. Недругов, как известно, больше. Видят в нем «князя тьмы». Зато среди доброжелателей люди, знакомые с ним без посредничества телевизора, те, кто работал под его командой, а также и высшие номенклатурщики, которые делали с ним дела. А сверх того еще сколько-то интеллигентов, не забывших о «Союзе правых сил».

С минусом его оценивают или с плюсом, но почти все, наверное, сойдутся на том, что Чубайс — это мощная политическая фигура и носитель некой общественной альтернативы. Сильный человек российского либерализма — даже и со всеми поправками, привнесенными временами и должностями.

Судя по всему, так думает и сам Чубайс. И не только думает. Говорит. Недавно, например, осмысляя десятилетнюю свою деятельность в РАО ЕЭС: «Итог закономерен. Российская электроэнергетика превратилась в инвестиционно привлекательную отрасль, основанную на частной собственности и рыночной конкуренции».

Ну пускай будет так, если очень хочется. Хотя

разделение одного глобального монополиста, РАО ЕЭС, на целый коллектив монополистов локальных вряд ли уменьшило общую сумму монополизма в нашей стране. И вряд ли энергетика превратилась в какой-то обособленный архипелаг хозяйственной свободы.

Живет себе по общим законам, над нашей экономикой установленным. Но идеологическая упаковка либеральная. С этим не поспоришь.

Но вот еще более свежее заявление — по случаю вступления в руководство «Роснано»: «Воспринимаю свое назначение как… вызов, который прямо связан с исторической задачей перевода России на инновационный путь развития. Мне близки и понятны миссия и главная цель корпорации — завоевание Россией лидирующих позиций на мировом рынке нанотехнологической продукции…»

Оставим за скобками очередные две «Волги» за ваучер: то у нас не было никаких позиций, а то через семь лет вдруг будут «лидирующие». В конце концов, романтиком быть не запретишь. Но на этот раз уж никак не либеральным. Декламации на тему «инновационного пути развития», на который начальство «переводит» страну, как чиновника на новое место службы, — все это почерпнуто из других источников и имеет совершенно другое авторство.

Частнособственнический либерал-энергетик без видимого душевного надрыва преобразился в государственника-нанотехнолога. Смена идеалов? Ничуть. Чубайс делает именно то, что умеет лучше всех, и то, что всегда делал раньше, заняв очередной пост: осваивает новые правила игры, трудоустраивает своих людей, с энтузиазмом берется за руль и запускает машину на полный ход.

В отличие от типичного бюрократа наших дней, цель которого — пилить деньги, для Чубайса это не главное. Главное — делать дело. Какое именно? Если честно — какое скажут.

Ведь реальный Чубайс не похож на собственный бренд. Для политического стратега слишком близорук. Для идеолога тем более. Ведь именно Чубайс в 1995-м и 1996-м комплектовал первое поколение олигархов, и как раз они в 1997-м сокрушили его карьеру. Именно Чубайс в 2003-м призвал создать «либеральную империю», и это был как раз тот год, когда «империя» всем своим фронтом повернулась против «либерализма».

Зато он уникальный администратор, несгибаемый менеджер-автократ. Его сравнивают со сталинским наркомом, и сравнивают точно. Чубайсу не стыдно было бы встать рядом с любой легендарной фигурой незабываемых лет — с Борисом Ванниковым, капитаном советского ВПК, с Иваном Тевосяном, неподкупным вождем черной металлургии, с Авраамием Завенягиным, индустриализатором-первопроходцем, отличавшимся, как рассказывают, гуманным отношением к полчищам зэков, которые возводили под его руководством Магнитку и Норильский комбинат.

Но у сталинских наркомов, «слуг царю, отцов солдатам», был вождь, он же интеллектуальный наставник. А

драма Чубайса в отсутствии у него постоянно действующего начальника с подходящим набором прогрессивных качеств, «Сталина наоборот».

Поэтому Чубайс раз за разом реализует чьи-то, не им придуманные идеи, поступающие из разных источников, лишь бы очередной пост обеспечивал поле для приложения энергии и достаточно рабочих мест для соратников.

Эта техника действий одинакова на всех этапах его службы. В 1990-м он пропагандировал утопическую «ленинградскую зону свободного предпринимательства», потому что она была лозунгом тогдашнего его начальника Собчака. Потом железной рукой провел ваучерную приватизацию — говорят, он с самого начала понимал ее лукавство, но так было нужно для великого дела. В 1996-м по коллективной просьбе олигархов помог Ельцину переизбраться на второй срок. В 1998-м, накануне дефолта, по их же мольбе выбил на Западе многомиллиардный кредит, безвозвратно поглощенный тонущими банками. И так до сегодняшнего дня, до перехода в государственно-корпоративную экономику, придуманную в кругу Путина.

Великий реформатор оказывается великим исполнителем, этаким джинном из бутылки, способным сдвинуть горы, но выполнить поставленную задачу. Конечно, невыполнимое таковым и останется, и вселенских нанотехнологических триумфов не будет.

Но Чубайс, видимо, выжмет из новой своей структуры максимум возможного, и надо бы пожелать ему успеха, если бы не мысль, что никаких казенных «нанотехов» не должно быть вовсе.

Что-то печальное и трогательное в этой романтике дела ради дела, в этом обязательном взятии на себя ответственности за чужие решения, в этой нестареющей иллюзии, что рычаги истории в твоих руках. И снова Чубайс будет исполнять роль Чубайса. И снова соратники будут говорить похожими на него голосами. И снова менеджеры среднего звена будут засиживаться допоздна и появляться в офисах в выходные, потому что шеф может нагрянуть с проверкой.