Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Да здравствует Путин

01.11.2001, 19:01

Непонятные молодые люди устроили погром на улицах Москвы. Били афганцев. Не так уж и важно, кем были эти молодые люди: футбольными фанатами, скинхэдами, фашистами. И не в первый раз они устраивают погром на улице или на рынке. И просто раньше они били азербайджанцев, потому что азербайджанцы, дескать, все равно что чеченцы. А теперь они бьют афганцев, потому что афганцев назначили козлами отпущения за теракты в Америке.

Еще афганскую девочку не взяли в больницу, мотивируя отказ тем, что у девочки нет страхового полиса. Русских детей без страхового полиса берут, бездомных алкоголиков и подонков без страхового полиса совершенно справедливо в больницы берут, потому что врачи давали клятву Гиппократа и не подписывались следить за повсеместным исполнением налогового законодательства. А на афганцев, выходит, клятва Гиппократа не распространяется.

Я в связи с началом войны в Афганистане стал носить пакуль, афганскую шерстяную шапку, как у Ахмад Шаха Масуда. Так знакомые и коллеги ругают меня пособником террористов.

— Почему я пособник террористов?

— А потому что одеваешься, как террорист. Это все равно, как если бы ты носил эсэсовскую фуражку!

Ничего подобного. Эсэсовская фуражка – это военная форма, форма военного соединения, которое на суде было признано виновным в преступлениях против человечности.

А пакуль – это национальная одежда афганцев. Движение «Талибан» на международном суде может быть признано виновным в преступлениях против человечности, хотя пока что не признано и, стало быть, пользуется пока презумпцией невиновности и имеет право на адвоката. Но афганская нация никогда, ни при каких обстоятельствах не может быть признана виновной в преступлениях против человечности. Я потому и ношу пакуль, чтобы люди не путали террористов и афганцев.

А люди продолжают путать. Люди упорно продолжают быть нацистами. Дело в том, что лишь немногие молодые люди настолько глупы и кровожадны, чтобы бить афганцев прямо вот так на улицах. Зато 70% русских и 90% американцев поддерживают войну в Афганистане, то есть просто хотят, чтобы кто-то другой вместо них бил афганцев. Иными словами, подавляющее большинство россиян и подавляющее большинство американцев являются пассивными скинхэдами.

Президент Буш начинает войну в Афганистане. Но он не бросает на Афганистан атомную бомбу, чего хотело бы подавляющее большинство его избирателей. Молодец!

Он идет в мечеть, хотя подавляющее большинство его избирателей неисламского вероисповедания хотело бы, чтобы христианская цивилизация уничтожила исламскую. И это свое желание избиратели Буша даже уже не очень скрывают. До одиннадцатого сентября их сдерживала принятая в Америке политическая корректность. После одиннадцатого сентября на политическую корректность в основном наплевали даже в Америке. А Буш, вопреки воле избирателей, не убивает всех афганцев до одного, а убивает только тех, кого не знает как не убить, сохранив при этом статус главы сверхдержавы.

Подавляющее большинство россиян хотело бы, чтоб Путин перебил всех чеченцев до единого, включая женщин и детей. А Путин этого не делает. Молодец!

На мой-то взгляд, надо, конечно, Америке отказаться от статуса сверхдержавы и вообще перестать высоко нести знамя борьбы за свободу и демократию во всем мире. На мой-то взгляд, надо бы и Чечню просто отпустить. Но мой взгляд неверный. И нельзя требовать такого от Путина и Буша.

Я просто подумал, что им, наверное, очень трудно не поддаваться кровожадным настроением своих нацистов-избирателей. Им, наверное, очень трудно сохранять демократические свободы, национальную терпимость и веротерпимость в своих странах, большая часть населения которых жаждет крови, чтобы избавиться от страха.

Им, Путину и Бушу, очень, наверное, трудно не начать истерический террор против всех на свете. Рейтинг Буша упал бы, наверное, до нуля, если бы Буш сознался, что у него нету доказательств причастности бен Ладена к взрывам, а потому он воевать пока ни с кем не будет, а будет расследовать. Рейтинг Путина тоже упал бы, если бы Путин сказал, что победить Басаева и Хаттаба он пока не может, а потому не будет вести никакой войны, пока не придумает, как сохранить жизнь мирному населению, изловить преступников и предать их суду.

Я вдруг понял, что совсем не воевать Путин и Буш просто не могут. И я вдруг стал уважать их за то, что воюют они не так зверски, как воюют их избиратели на улицах и на рынках.