Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Жесткий гламур

02.07.2004, 12:40
Семен Новопрудский

Cвободной страну делает социально ответственное меньшинство. Им должен был стать крупный российский бизнес. Не стал. Струсил.

Социальная ответственность бизнеса состоит не в том, чтобы избежать уголовной, подстелившись под власть.

Социальная ответственность бизнеса состоит в том, чтобы не дать этой социально безответственной власти отобрать свободу у тех немногих людей в России, которым она нужна.

На дворе эпоха жесткого гламура. Сегодня ты еще в Куршевелях и при деньгах, а завтра уже на параше. Сегодня ты еще олигарх, глава финансово-промышленной группы и уважаемый человек, а завтра — «богатый пацан», у которого проблемы с «пацанами из Кремля». В стране еще есть люди, у которых еще есть деньги, и эти деньги еще есть куда тратить. Но уже в силе, при власти, в полном соку те, кто отнимет все деньги у всех. Еще гламур, но уже жесткий. 30 июля 2000 года на встрече с олигархами в Кремле Владимир Путин впервые произнес слово «равноудаленность». Потом начались все эти «недозвоны генпрокурору», дела Березовского и Гусинского, зачистка центрального телевидения еtc. 1 июля 2004 года на встрече с уже отстроенными, опущенными, «ссученными», но все еще формальными обладателями крупнейших активов страны президент говорил о том, что богатые должны возрождать профтехучилища (хорошо еще не сказал — фабрично-заводские, у «фабзайцев» был замечательный лозунг «Ни одного отстающего рядом») и пиарить путинский режим в Евросоюзе. А то вдруг европейцы подумают, что у нас тут богатых преследуют. 30 июля 2000 года бизнес-элита страны (какую создали, такая и была) приходила в гости к лидеру государства. 1 июля 2004 года Бобиков пустили в гости к Барбосу. И даже кость не подали.

В тот самый момент, когда шли последние приготовления к четырежды или пятижды откладывавшейся встрече Путина с олигархатом, судебные приставы пришли в ЮКОС фактически уведомлять об аресте счетов, а другие правоохранители (на самом деле просто «охранители») шмонали офисы компаний, связанных с Виктором Вексельбергом. Кстати, пока еще приглашенным в Кремль. А уже в самый момент встречи МНС удвоил налоговые претензии к ЮКОСу. День в день. Час в час. Практически минута в минуту.

Эта встреча откладывалась сознательно. Эти события совпали не случайно. 30 июля 2000 года власть объявила олигархам войну. 1 июля 2004 года, проведя показательную акцию устрашения аккурат в момент встречи, власть провозгласила полную и безоговорочную победу в этой войне. Нет, у богатых в России не будут отнимать все и сразу, им дадут некоторое время числиться владельцами заводов, газет и пароходов. Но теперь их будут доить нещадно, заставлять по приказам власти оплачивать все, что ей вздумается, покупать и продавать все, чего власть изволит. И по ценам, назначенным властью.

Нынешняя российская власть ведет себя правильно, в смысле предсказуемо. До власти дорвались люди из спецслужб. По определению разрушители, а не созидатели. Люди с черно-белым мышлением, воспринимающие только один образ — образ врага. И главным их врагом, естественно, оказались те, у кого самые большие деньги. Неправильно повел себя бизнес.

Главное социальное назначение любого бизнеса — не создание рабочих мест, не производство прибавочной стоимости, а фабрикация независимых от государства, свободных людей.

И уж точно свободными, нетрусливыми людьми должны быть самые крупные бизнесмены. Им надо было не стоять по стойке «смирно», не прикрывать свои яйца яйцами Фаберже, не финансировать «Единую Россию» с «Родиной» по приказу Кремля, а, используя свой финансовый ресурс, вести нормальную политическую войну с вступившей на путь войны властью. Если хотите, требовать объединения от демократических сил, которых некоторые олигархи все-таки тоже финансировали. Объяснять миру всеми доступными способами, с кем он имеет дело в лице нынешних российских руководителей. Да, это опасно. Да, такая линия поведения наверняка не получила бы поддержку большинства населения. Но большинству — не только в России, в любой стране — все равно, жить в свободе или в рабстве. Просто свободной страну всегда делает социально ответственное меньшинство. Вот этим самым меньшинством вместе с интеллектуальной, извиняюсь за выражение, элитой, и должен был стать крупный российский бизнес. Не стал. Струсил.

К тому же надо понимать, что богатых в России и за пресмыкательство что перед толпой, что перед троном все равно не полюбят. Создайте вы хоть миллиард рабочих мест, раздайте вы хоть все до копейки сирым и убогим, они вас все равно будут считать живоглотом. Вот когда в ваших корпорациях люди будут получать достойную зарплату, чтобы не зависеть от госбюджета, когда вы сумеете пролоббировать такие законы, которые давали бы возможность достойно зарабатывать всем или почти всем, кто действительно хочет и может работать, когда накопится критическая масса людей, которая ценит свой труд и свою независимость от государства, тогда только и возможна реальная, а не управляемая демократия.

Крупный бизнес в России не выполнил своей исторической миссии. Вторая версия русского капитализма кончается на наших глазах так же неудачно, как в 1917 году кончилась первая. Наступает очередная — привычная для России — эпоха абсолютного доминирования внутренней свободы человека над внешней свободой общества. И особенно горько, что важную роль в похоронах русского капитализма и русской свободы сыграли те, кто по самой своей сути должен был защищать эти ценности.