Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Революция Wikileaks

24.12.2010, 16:13

Юлия Латынина о феномене Wikileaks

Три вещи изумляют меня в Wikileaks. Первая — это что Джулиан Ассанж изменил правила игры. До Wikileaks мир был одним, а теперь стал другим. Ассанж устроил революцию в классическом, марксистском понимании этого слова. По марксизму, революция — это когда производственные отношения изменяются вслед за производительными силами. Вот изменились производительные силы — возник интернет, а Ассанж изменил производственные отношения. И воспользовался интернетом, как в 1917-м пролетариат воспользовался булыжником.
Вторая вещь заключается в том, что революцию обычно совершают фрики и Ассанж — фрик классический. Пишет 19-летним девочкам безумные письма и винит во всех своих бедах начиная с тяжелого детства государство. Гарри Каспаров мне очень смешно рассказывал, как на конференции, на которой они побывали вместе, Ассанж подошел к каждой юбке (даже если юбка была в брюках) и потряс публику заявлением о том, что Гуантанамо — это новый Освенцим.

Почему-то СМИ очень часто повторяют, что Ассанж слил секретные американские документы в сеть ради свободы информации. Это неправда. Цель Ассанжа ровно противоположная, и она сформулирована в двух его программных статьях 2006 года — «State and Terrorist Conspiracies» и «Conspiracy as Governance».

Это довольно забавные сочинения, в которых прослеживается удивительная шизоидно-кибернетическая логика. («Сonspiracy is a cognitive device»; «what does conspiracy compute? It computes the next step of conspiracy»). Если бы математик Перельман заинтересовался проблемами общества, возможно, он написал бы что-нибудь подобное.

Если вкратце, то автор утверждает следующее: США — это авторитарное государство. Все авторитарные государства правят посредством заговора. Заговор — это когда заговорщики имеют выделенные каналы связи друг с другом и поэтому имеют привилегированный доступ к информации, которой не владеют те, кто не является участником заговора. Если перерезать все связи между заговорщиками, то тотальная мощность заговора устремится к нулю (If all links between conspirators are cut then there is no conspiracy).

Если раньше заговоры уничтожались с помощью физического устранения заговорщиков, то теперь, в век интернета, вместо физического устранения заговорщиков можно уничтожать связи между ними. Ограничение информации заставит систему впасть в паранойю, она будет работать по принципу «мусор на входе — мусор на выходе» (garbage in, garbage out).

Иначе говоря — и это очень важно понимать — целью Ассанжа является не увеличить количество информации, имеющейся у публики, а ограничить количество информации, на основании которой государственная система США принимает решения. Заставить ее впасть в паранойю.

Повторюсь, это революция в прямом, марксистском смысле этого слова. Когда-то эти ребята бросали бомбы в президентов, «физически уничтожая заговорщиков», в 1968-м они бросали «коктейли Молотова» в парижских полицейских, а в начале XXI века они устраивают революцию, пытаясь заставить систему принимать неправильные решения через ограничение количество доступной ей информации.

В тридцатые годы крайне левые сурово порицали «кровавый буржуазный режим», но не видели никаких недостатков в сталинском СССР. Точно так же и для Ассанжа самыми уязвимыми являются свободные государства. К сети, из которой сержант Маннинг скачал свои три четверти миллиона документов, имели доступ 18 тыс. человек. В России, или Иране, или тем более Северной Корее подобных сетей нет. В России рядовой чекист может украсть миллион долларов, но не миллион документов.

Интересно, что все сподвижники Ассанжа — из той же категории фриков, иногда вызывающих уважение, иногда — отвращение. Фрик — донкихот сержант Маннинг, который в юности, по свидетельству друзей, был «голубым», мечтал быть Джеймсом Бондом и жаловался в переписке с хакером Адрианом Ламо, что его никто не ценит и не любит (в ответ на вопрос Ламо, почему он не продал документы России или Китаю, сержант ответил: «Это публичное достояние»).

Фрик — верный сподвижник Ассанжа журналист Джон Пилджер, уже полвека снимающий фильмы о зверствах американской и израильской военщины (в английском даже появился специальный глагол — pilgerize).

Фрик — шведка Анна Ардин, которая пригласила Ассанжа в Швецию, а потом обвинила его в изнасиловании. Г-ну Ассанжу, перед тем как воспользоваться г-жой Ардин без презерватива, надо было просто зайти в любимый им интернет и обнаружить там, что г-жа Ардин всерьез считает, что 3 млрд человеческих самцов находятся в заговоре против 3 млрд человеческих самок, и уже обвиняла в sexual harassment своего студента, который захарассил ее тем, что писал во время ее лекции эсэмэску, тем самым демострируя свой мужской шовинизм.

И уж, конечно, суперфрик — представитель Ассанжа в России Исраэль Шамир, одиозный антисемит, почитатель Ахмадинеджада, отрицатель холокоста, рассуждающий в своих текстах о том, при каких обстоятельствах евреи приносили в жертву детей.

Но третье и самое удивительное другое. Все остались при своих. Три четверти миллиона документов никого не заставили изменить их представления о мире. Правые СМИ вычитали в этих документах, что Путин — alpha dog, что Берлускони продажен, Саркози авторитарен, а Меркель нерешительна. Левые СМИ вычитали в этих же документах свидетельства порочности и лживости США. Уже упоминавшийся Исраэль Шамир даже умудрился вычитать в них о заговоре Грузии и Эстонии против России и, разумеется, о заговоре Америки против трепетно любимого им президента Ахмадинеджада, хотя это, конечно, уже клиника.

Мы читаем не глазами. Мы читаем мозгом. В каком-то смысле достойно удивления, что Ассанж и его окружение получили три четверти миллиона документов, ни в одном из которых не содержится рассказа о том, как США устроили заговор против человечества, и вынесли из этих документов твердую уверенность в том, что таки да, устроили.

Революция, конечно, хорошая вещь, но как же все-таки нас эти революционеры достали еще с 1917-го!