Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Случаи страшнее сутягинского

09.07.2010, 19:02

Сегодня наконец стало понятно, почему так суетились адвокаты и сторонники Игоря Сутягина — сотрудника Института США и Канады, приговоренного к 15 годам заключения за шпионаж и обменянного вместе с другими тремя заключенными на 10 русских шпионов-недоумков. Все остальные три обменянных — редкие мерзавцы. Профессиональные разведчики, продававшие Россию годами.

Это такой черный юмор в лучших традициях Мефистофеля: освобождая Сутягина в компании российских эймсов, Кремль ясно дал понять, что числит незадачливого Сутягина по линии скрипалей — василенок, а не по линии Ходорковского — Лебедева. (Вообще, судя по скорости обмена, сеть международных мошенников, занимавшихся под видом шпионажа проеданием российского бюджета, состоит, как мне кажется, из дочек и племянников каких-то чекистских шишек.)

Можно только порадоваться, что Сутягин на свободе, потому что 15 лет он явно не заслужил. Но никакая история, на мой взгляд, не нанесла больше вреда ученым, безвинно засаженным за решетку, нежели история Игоря Сутягина.

Шпион из Сутягина ровно такой же, как из Анны Чепмен и всех остальных заметенных американцами орлов. Проблемы их не в том, что они сообщали какие-то секретные сведения, а в том, что они жили в Штатах под чужими именами, а ахинею свою перегоняли по шпионскому передатчику.

Проблема Сутягина не в том, что он что-то секретное сообщил о субмаринах (Сутягин вообще очень подводные лодки любил, был их фанат, все время приставал к подводникам с расспросами — этакий русский Том Кленси). Проблема его в том, что британских граждан Нади Локк и Шона Кидда, на которых была зарегистрирована интересующаяся подводными лодками компания Alternative Futures, не существовало в природе.

А еще проблема в том, что есть много случаев страшнее сутягинского.

Посадили, например, ученого Ивана Петькова, работавшего когда-то в Институте физики твердого тела в Черноголовке. Причина: Петьков поссорился со своим партнером, членкором РАН Бородиным, и в результате сел на пять с половиной лет за попытку наладить за границей производство синтетических сапфиров.

Сидит Игорь Решетин, совершенно официально заключивший контракт с китайцами на разработку аппаратуры, перешедшей дорогу ГЛОНАССу. Сидит физик Валентин Данилов, который опять-таки совершенно официально моделировал на собственном стенде в собственном институте для китайцев космическое воздействие на спутники Земли.

Если это шпионаж, то как же тогда работать в Сколково?

А вот совершенно комический случай: в Екатеринбурге посадили человека по имени Геннадий Сипачев, дали четыре года за шпионаж, причем Сипачев признал свою вину. А знаете, в чем шпионаж? Сипачев, известнейший в сети любитель-картограф, бесплатно обменивался с фирмой East View Cartographic военными российскими картами по интернету. Разница случаев Сипачева и Сутягина заключается в том, что Alternative Futures — типичная шпионская контора, учрежденная на липовое имя для одного случая, а East View Cartographic, как легко убедиться по интернету, крупная фирма в этом узком секторе рынка (карты Азии) с представительствами в Москве и Пекине, и никто ее представительство в Москве даже не тревожил. То есть вот так: в Екатеринбурге мужика посадили за шпионаж на East View Cartоgraphic, а в Москве об этом даже не знают.

Парадокс заключается в том, что случай Сутягина известен, а все вышеописанные — практически нет. В случае Сутягина вам каждый Мельников горячо воскликнет, что «ни один нормальный человек в России не верит в то, что Сутягин занимался шпионажем», а адвокат Сутягина Ставицкая и доказательства приведет: «Ну я его знаю: я читала материалы уголовного дела — я знаю, что он не виноват».

И вот вопрос: почему в случае Сутягина вой есть, а в случае Петькова — нет?

Я вам отвечу. Потому что у Сутягина был адвокат Кузнецов, который защищал его бесплатно. И были две возможные линии защиты: сказать, что Сутягин — недоумок, который признает оплошку, но напирать на то, что ни малейшего вреда он России не причинил. Срок клиент получит минимальный, но никакого пиара адвокату не будет. И другая линия: знать не знаем, ведать не ведаем, ученый не обязан знать, для кого он пишет отчеты, кр-ровавый режим. Клиент, правда, получил 15 лет, зато какой пиар!

Правда состоит в том, что правозащитники так же стадны, как патриоты. Сутягин не признает вину — значит, герой и жертва режима. Сипачев вину признал — и ни одна правозащитная душа даже не заинтересовалась, как же можно бесплатно шпионить на известную фирму, представительство которой без всяких проблем существует в Москве.

Россия живет в 2010 году, а чекисты при НИИ — в 37-м. Они сошли с ума. То, что они творят, — это планомерное и сознательное низведение России до уровня Папуа — Новой Гвинеи. До уровня страны, где любой e-mail, посланный технологом за рубеж, приводит к 11 годам в тюрьме так же верно, как излишнее любопытство в средневековой Европе приводило на костер инквизиции.

И, к сожалению, ничто не повредило защите Решетина, Петькова, Данилина так, как дело Игоря Сутягина. Потому что представьте себе этих инквизиторов в чине майора и с мозгами курицы. К ним приходят и жалуются на эпидемию шпиономании. А потом первым номером в списке идет великий ученый из Института США и Канады, который писал инвестиционным консультантам из Alternative Futures отчеты о подводных лодках. И получается, что майоры правы!

Нет, я согласна: Сутягин не шпион, как и Анна Чепмен.

Но нельзя ли было обменять этих десятерых на кого-то другого, например на Ходорковского?