Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Война третьего срока

30.05.2008, 16:49

Россия должна была вторгнуться в Верхнее Кодори, то есть в Грузию, в ночь с 8 на 9 мая. Так утверждают в грузинских правящих кругах. Впрочем, называют и другие даты — 6-е и 12-е, но мне 8-е кажется правдоподобней еще и потому, что именно эту дату телеканал «Звезда», следуя старой доброй тоталитарной традиции, назначил для грузинского вторжения в Абхазию.

Это похоже на правду. Похоже, невиданно жесткий доклад ООН о том, кто именно сбил грузинский беспилотник, и лихорадочная суета дипломатов всех уровней — были лишь надводной частью айсберга. Реальный же счет, который Грузия выставила России на Западе: это гаубицы в Ткварчели (как раз оттуда гаубица бьет по Кодори), усиленные учения по выброске десанта в Очамчире и перемещение в Северную Осетию ракетных комплексов «Точка-У», способных ударить по Тбилиси.

Невозможно представить, чтобы такое развертывание сил осуществлялось без ведома президента — тогда еще Путина. К тому же взаимная военная эскалация последовала сразу за заявлением Владимира Путина 16 апреля об экономической интеграции непризнанных республик.

Напомню, что 7 мая в России была инаугурация президента Медведева, а 21 мая – выборы в грузинский парламент. Война означала бы, что в России реальная власть остается у Путина и силовиков, а в Грузии, при большом количестве трупов, побеждают оппозиция и бардак. Короче – это была война за третий срок. Не война, а спецоперация, ибо преследовала не военные цели, а внутриполитические.

Что означала бы эта война для Абхазии? Окончательную потерю независимости — либо в пользу Грузии, либо в пользу России, смотря кто победит.

Что означала бы эта война для Грузии?

Необходимость ответного удара. Ни одно государство не является достаточно христианским, чтобы подставлять левую щеку, когда по правой лупят из гаубицы, — особенно Грузия, гордящаяся своей новехонькой, с иголочки, армией. Ответный удар, скорее всего, был бы нанесен по российскому десанту. Затем — высадка в Абхазии с моря и захват Гальского района и, возможно, Сухуми. Дальнейшие события нельзя предугадать (война на то и война, чтобы быть неожиданной), но вряд ли ситуация в Абхазии-2008 повторяла бы Абхазию-1992.

Тогда, в 1992 году, главной силой войны были не русские и не абхазы — ею были, прежде всего, добровольцы Конфедерации народов Кавказа, вроде Шамиля Басаева, чеченского воина-интернационалиста, который нагуливал под Гаграми военный авторитет для будущих битв с Россией. Трудно сказать, хорошо ли будет воевать российская армия, но можно точно предугадать, что никаких добровольцев, кроме ряженых десантников, в Абхазию она не допустит.

Тогда, в 1992-м, абхазы воевали за свою независимость. Не уверена, что в 2008-м найдется много абхазов, готовых вести партизанскую войну против грузинских оккупантов и за оккупантов русских. Куда проще взять российский паспорт и свалить в Сочи, тем более что самая мобильная и молодая часть населения сваливает и без того.

Однако даже при самом лакомом военном раскладе война была бы смертельна для новой экономики Грузии. Грузины позиционируют свою страну как самую либеральную экономику мира. В Батуми, который лет через пять станет новым Дубаем, под туристическую застройку продали даже прокуратуру, МВД и Дом правительства — какой к черту бизнес-климат, если садить по Тбилиси из «Точки-У»?

Что означала бы эта война для России? Тотальную дестабилизацию Кавказа, превращение его в современные Балканы. Уж если начнут мочить в сортире, то канализацию прорвет по обе стороны Главного Кавказского Хребта.

Нетрудно предположить, что в случае войны России и Грузии и, как следствие, блокады Армении, Азербайджан войдет в Нагорный Карабах в течение двух дней: лучшего шанса все равно не будет. Дестабилизация в Грузии означает, в лучшем случае, превращение Панкиси в базу чеченских боевиков. А в худшем случае Грузия может, как при Шеварднадзе, предоставить территорию и помощь кавказским сепаратистам всех мастей. В конце концов, Саакашвили помог России выиграть войну в Чечне, осушив сепаратистское болото в Панкиси, — он может закрыть глаза, если подпочвенные чеченские воды вновь соберутся в этом месте.

Парадокс в том, что, будучи невыгодна России, эта война выгодна силовикам. Это вещь беспроигрышная, как русская рулетка с пистолетом Макарова. Если генералы выиграют – они получат Абхазию. Если проиграют — что ж, любой генерал-майор может доложить, что он уничтожил 2 тыс. грузинских танков и 50 тыс. грузинских десантников, но тут подошли войска НАТО и все испортили. Людей, бизнес которых построен на распиле денег Кремля, выделяемых на борьбу с иностранными интервентами на Северном Кавказе, вряд ли испугает, если Грузия станет помогать боевикам. Эти люди, наоборот, будут просто счастливы. Тем более что, как я уже сказала, дело не в них. Просто мелкие интересы генералов по получению звездочек совпали с крупным стратегическим интересом — как остаться у власти.

Похоже, проектировщиков подвело только одно: Запад. Планировалось, что это будет тихое мероприятие, а ОБСЕ и ООН толком и не разберут, кто на кого напал. Но Запад, и прежде всего новые восточноевропейские демократии – от Польши до Латвии, восприняли угрозу этой войны как перекраивание геополитической карты мира в пользу путинской России.

Стало ясно, что война в Абхазии означает превращение России в страну-изгоя, а страна-изгой — это вовсе не страна, которая душит свободу у себя внутри. Это страна, которая ведет непредсказуемую внешнюю политику, и у руководителей которой заморожены счета в западных банках. Это, похоже, и стало роковым – нельзя воевать там, где хранишь счета. СССР мудро счетов не имел, и в этом было его стратегическое отличие от путинской России.

Не случайно среди звонков, сопутствовавших разбору полетов, как утверждают информированные источники, был звонок президента Буша президенту Медведеву. Сложно сказать, что ответил Бушу Медведев, ибо он вряд ли еще имеет полномочия решать подобные вопросы, но важно то, что звонили-то новому президенту. Путину будет очень трудно остаться неформальным вершителем судеб страны, если западные президенты звонят тому, кому положено по протоколу.

Формально силовики не проиграли — ведь они даже не начали войну. Они потеряли большой приз — третий срок — и удовольствуются малым призом — фактической аннексией Абхазии. В течение пары ближайших месяцев они, вероятно, попытаются сбить градус напряженности и зафиксировать статус-кво. (Впрочем, надежда умирает последней. Недаром главком ВМФ Высоцкий заявил сегодня о переориентации Черноморского флота на «кавказское направление»).

Если нарисованный выше сценарий справедлив, то это означает, что, не начав войну третьего срока, Владимир Путин на заре своего премьерства потерпел сокрушительное геополитическое поражение. И, мне кажется, я понимаю, почему он был такой мрачный на инаугурации.