Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Закон о «банде кровавых собак»

21.11.2012, 09:31

Закон об иностранных агентах — не нормативный акт, а публицистика

Поправки к закону об НКО, более известные как закон об иностранных агентах, вступают в силу с 21 ноября. Внесенные спецназом четвертого срока, включая классика жанра депутата Сидякина, поправки разрушают до основания правозащитное движение в стране, заменяя его фейковыми «некоммерческими» организациями, создаваемыми государством для имитации правозащитной деятельности. Закон справедливо рассматривают в пакете с законодательством о митингах, расширительном толковании клеветы, госизмены и прочими актами первых месяцев нового срока Путина: они создали квазиправовую рамку самосохранения политической системы, растягивания ее существования на ближайшие пять с половиной лет. Внутри этой рамки места для несанкционированной гражданской и политической активности нет. Для оппозиционных политиков они создают дихотомию — отъезд с поиском политического убежища за границей или тюрьма на родине. Для правозащитников и просветителей — добровольное ношение на груди «желтой звезды» иностранного агента или фактическое прекращение деятельности.

Для полноты картины остается только принять закон о «банде кровавых собак» с добровольной регистрацией оппозиционеров в качестве таковых.

Практика применения закона о «желтых звездах» очень многое скажет о нашей власти. Кого она боится. По поводу чего отращивает большой-пребольшой комплекс. Кого она не любит. В каких сферах не терпит конкуренции. Даже кому завидует. В некотором смысле это «идеальный» закон новой эпохи: он в отличие от стандартных норм права на самом деле ничего не регулирует и не создает правовую определенность. Он создает правовую неопределенность: ни власть, ни регулятор, ни «регулируемые» не знают заранее, кто станет жертвой. Избирательность применения норм «зашита» в этот закон, и, в сущности, ровно поэтому его законом можно назвать только в метафорическом смысле слова.

Это не нормативный акт — это публицистика. Вроде мюнхенской речи. Или рассуждений привокзального таксиста о политике иностранных держав. В нем нет ничего, кроме ненависти к людям, которые осмеливаются чувствовать и вести себя как свободные и активные граждане своей страны, и комплекса неполноценности по поводу всего иностранного, всего западного. Этому комплексу сравнялось не много лет, а много столетий, он является одним из древнейших правил российской жизни. Несоблюдение правила карается или объявлением сумасшедшим, как во времена Чаадаева, или десятью годами без права переписки, как при Сталине, или добровольным разоружением перед Сидякиным с наклеиванием лейбла «иностранный агент» на лоб, как в немотивированно подзатянувшуюся эпоху Путина.

Кажется, только в стране России чьи-то персональные комплексы оказываются основой национального законодательства, переплывая из одной отрасли права в другую, причем включая уголовное право. Это такие завуалированные статьи об антисоветской агитации и пропаганде и о клевете на советский строй. Только в наши более вельветовые, бумажные, травоядные времена человеку сначала дается возможность сдаться властям почти без последствий для жизни, здоровья и пребывания на свободе.

В этом отношении закон об иностранных агентах гораздо более страшный, чем прямое репрессивное законодательство. Потому что он лукав и циничен, он предлагает игру с неясными последствиями, предлагает сделку, а значит, разрушает основы нравственности и нормальные человеческие ценности.

Портит и без того загрязненную ментальность российского человека. Предложение добровольно записаться в гетто, приглашение на казнь — здесь нет ничего от морали и нет ничего от права.

Встречаясь с советом по правам человека, Владимир Путин несколько раздраженно пообещал еще раз посмотреть на этот закон об игре в кошки-мышки. Это было сделано в ответ на выступления Мары Поляковой и Михаила Федотова: «Мы с Михаилом Александровичем дискутировали на этот счёт. Мы можем и в более широком составе собраться и прямо поговорить, по-честному, открыто. Открыто поговорить на эту тему. Нет закрытых тем! Ведь всё, что у нас делается, делается только для одного: для того чтобы наша страна была более устойчивой, эффективной и устойчивой». Но, во-первых, обещания не выполнил: закон вступает в силу. Во-вторых, это еще одно свойство новой правовой системы: сначала принимаем закон, а потом смотрим, как он применяется, и начинаем готовить поправки к нему. Это усложненная, перерегулированная, казуистичная, реактивная, ситуативная правовая система. Какая уж тут устойчивость, когда правила меняются на ходу в зависимости от показаний барометра.

Гражданам от закона о «желтых звездах» точно легче жить не станет. Туда, откуда уходит правозащита, государство не приходит. Собственно, никто о гражданах и не думает. Это всего лишь еще одна жертва, принесенная на алтарь сохранения личной власти и древнерусского мифа об иностранном вмешательстве в российскую политику. Которая и даром никому не нужна.