Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Авторитаризм 2.0 против универсальной демократии

09.06.2009, 09:43

Начинается война миров с параллельной покупкой и перекупкой лояльности и влияния

Пора адаптировать старую формулу «Два мира – два Шапиро» к новым реалиям. Во-первых, число Шапиро в новом миропорядке увеличивается. Во-вторых, один из Шапиро, если верить свежему докладу Freedom House и радио «Свобода» «Подрывая демократию: авторитарные режимы XXI века», должен звучать на китайский манер – Ша Пи Ро.

Исследователи нанизывают на ось зла Китай, Россию, Пакистан, Иран и Венесуэлу. И такое соседство мотивируется разными критериями. Но главное, что объединяет эти страны, – не только разной степени авторитарности режим с поправкой на местную культуру и обычаи, но и активная экспансия за рубежи своих стран.

К примеру, интервенция информационная с помощью ориентированных на Запад телеканалов. (Впрочем, в российском случае я бы не переоценивал масштабы бедствия – пока западная цивилизация вне опасности.) Или финансовая поддержка стран в зонах потенциального, бывшего или уже существующего влияния. В докладе этот тип экспансии называется «авторитарная помощь».

Адаптивность авторитаризма велика. И эти явления называют то «возвращением истории» (имея в виду неочевидность 20-летней давности вывода Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории»), то «авторитаризмом 2.0». Авторитаризм нового типа успешно отвечает на вызовы западной глобализации и распространение ценностей, которые в недавнем интервью «Би-би-си» Барак Обама назвал «универсальными общечеловеческими», — демократия, верховенство закона, свобода слова. Если угодно, это «наш» ответ современной версии доктрины Трумэна, предполагающей защиту и распространение этих ценностей, в том числе и с помощью военной силы.

Кажется, и в самом деле возможность возникновения G2, Кимерики, этой помеси Китая и Америки, и соответствующего этому союзу человека нового типа – homo pacificus вместо прежнего homo atlanticus — сильно преувеличена. Моста через Тихий океан, подобному тому, что был переброшен через Атлантический океан во время и после Второй мировой войны, не будет. Как, наверное, переоценены и возможности «перезагрузки» отношений России и США или обамовской Америки и мусульманского мира после выступления президента Соединенных Штатов в Каире – эмоционально вдохновляющего, но не решившего ни одной проблемы в отношениях Запада и Востока. В мире появляются новые водоразделы, в том числе ценностные, и это точно фиксируется в докладе «Подрывая демократию».

И начинается война миров с параллельной покупкой и перекупкой лояльности и влияния.

Китай дает кредит Республике Конго в размере нескольких миллиардов долларов. Та, разумеется, не может его вернуть. Крайним оказывается Международный валютный фонд, вынужденный искать способы помощи африканской стране. В этом же ряду, по оценке аналитиков, финансовая помощь Ливану со стороны Ирана и помощь России Киргизии, где была расположена американская военная база Манас. Разумеется, история с Белоруссией из того же ряда, хотя и несколько специфическая.

Растущая кривая китайской помощи в последние несколько лет начинает напоминать стартующую с космодрома ракету. При этом во множестве случаев дается обещание простить долги, а сами кредиты не связываются обязательствами проводить ту или иную политику, как это бывает в тех случаях, когда деньги выделяют МВФ или Всемирный банк.

Общий объем «авторитарной помощи», по оценке журнала The Economist, составляет 10 миллиардов долларов в год. Это пока всего лишь 10% от общего объема финансовой поддержки со стороны развитых стран. Но тренд очевиден: баланс в войне миров меняется в пользу новых игроков, столбящих геополитические делянки.

Доклад о «подрываемой демократии» не учитывает, впрочем, внутривидовой борьбы режимов, квалифицированных как авторитарные. Патронируемый Игорем Сечиным китайский кредит российским компаниям – уже шаг в сторону зависимости от Китая: как бы ни оказаться с годами в положении Конго (с ракетами). Китаю все равно, на ком затягивать долговую петлю: природа политического режима и экономического уклада, часовой и климатический пояса значения не имеют. А, скажем, в Таджикистане, в том числе и в ходе строительства объектов электроэнергетики, сталкиваются интересы России и Ирана.

В этой новой bellum omnium contra omnes – войне всех против всех — на самом деле каждый сам за себя. Потому и получается, что доклад все несколько упрощает. Миропорядок радикально усложнился, полюса силы и влияния дробятся и растекаются по глобусу, баланс интересов, военной и «мягкой» силы запутан. Пока со всем этим беспокойным хозяйством пытается иметь дело почти исключительно Обама, который, как канатоходец, идет над громокипящей лавой разнонаправленных интересов, появляясь то в Нормандии, то в Освенциме, то в Каире. Кажется, он старается придать логику расползающейся ткани международных отношений, собрать этот паззл так, чтобы в мире не оставалось ни одной оси зла, а ценности, названные им универсальными, доминировали. Все же

остальные с интересом – кто сочувственным, кто злорадным – ожидают, что Обама свернет себе шею. И продолжают увлеченно делить мир по-новому, выписывая кредиты и покупая благорасположение больших и малых территорий.

И все равно мир остается однополярным хотя бы в том смысле, что от одного игрока зависит, как он утихомирит маленькие, но многочисленные и вредоносные полюса влияния, «подрывающие демократию», а заодно погасит мировой экономический кризис.