Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Демократия конформистского меньшинства

23.09.2003, 11:00
Андрей Колесников

Российская демократия превращается в демократию меньшинства. Но не просвещенного и деятельного меньшинства, а безразличных и конформистских политических меньшинств, голосующих за то, чтобы их родное болото никогда не было осушено.

Степень легитимности избираемых региональных начальников становится все меньшей. В политическом смысле, разумеется. Потому что с точки зрения законов, признающих выборы состоявшимися при явке 20% избирателей, власть губернаторов, избранных меньшинством населения, абсолютно законна.

Выборы губернаторов Санкт-Петербурга, Ленинградской, Томской и Свердловской областей показывают, что российские регионы развиваются по пути псевдовыборной наследственной монархии. Предыдущие сроки не идут в зачет, обнуляются, продлеваются — и все вроде бы в соответствии с законом. Точнее, в соответствии с вовремя измененными законами, которые едва ли соответствуют духу и букве Конституции РФ, предполагающей реализацию принципа ротации власти. В декабре мы получим для полного счастья Юрия Михайловича,

и комплект феодальных князей, «избранных» фактически пожизненно и сильно простуженных на похоронах последовательно уходящих друг за другом политических эпох, окажется полным.

Как еще народ может реагировать на такое издевательство над демократией? Исключительно низкой явкой и голосованием против всех. Для бунта, не бессмысленного, но беспощадного, население чересчур апатично, и эту апатию проявляет вышеперечисленными способами. Впрочем, голосование за тех, кто уже много лет и сроков сидит у руля той или иной российской территории, или за тех, кого лоббирует высшая федеральная власть, — тоже проявление апатии. Потому что конформизм в своей корневой системе имеет всю ту же политическую апатию, политический цинизм и неверие в то, что выборы могут изменить жизнь.

Большей профанации самого духа демократии трудно и придумать. Если выборы и дальше пойдут так же, как и в прошлое воскресенье, демократические институты и процедуры будут окончательно дискредитированы, а потом, когда режим закостенеет, демократию, а не ее профанную версию, обвинят во всех бедах. Губернаторские выборы конституируют контуры явления, которое метафорически называется стабильностью, а на самом деле представляет собой самый настоящий застой, то есть имитацию действий и институтов при отсутствии и того и другого.

Кандидат в губернаторы Питера Анна Маркова, быть может, и коряво, но высказала вполне правильную точку зрения: чтобы явка не была низкой, надо, утверждает она, «показать людям, что выборы — это не соревнование двух ветвей власти, а соревнование разных путей развития. Так же необходимо бороться и с кандидатом 'против всех'».

Разумеется, речь идет не о ветвях власти, а о том, что борьба за высший пост в регионе идет между представителями кланов — политических, финансовых, иногда преступных. Избиратели не хотят вникать в смысл разборок, выдаваемых за политическую борьбу, и потому неявка и голосование против всех оказываются двумя оставшимися формами подлинно демократического волеизъявления. Проявление апатии — это тоже демократический выбор.

И потому верх цинизма — «обеспечивать» явку избирателей, как это было, например, в Томске, где студентов одного из вузов заставляли являться для приема электоральных процедур посписочно. То есть отнимали у них возможность свободного выбора.

Региональные выборы в том виде, в каком они прошли в минувшие выходные, убивают явку избирателей как таковую.

А между тем известно: чем выше явка, тем больше число людей, голосующих за здравый смысл и правые идеи. Ради увеличения явки выборы перенесли на 7 декабря. Но явка на федеральных выборах пострадает из-за дальнейшей дискредитации и профанации выборов региональных.

Впрочем, есть существенные отличия федеральных парламентских, федеральных президентских и региональных губернаторских выборов. Президентские, конечно, больше похожи на губернаторские: здесь принципиальное значение имеют личная харизма кандидата, его устойчивость и пробивная сила с точки зрения претензий на второй (третий, четвертый — нужное подчеркнуть) срок, а не взгляды или идеология. В ходе парламентских выборов, хотя мы и говорим об отсутствии реальной многопартийности, идеология все-таки имеет какое-то значение. И здесь скромное обаяние действующей власти не столь очевидно, как в случае с первым лицом государства или конкретной территории. Неявка грозит поражением безыдейной партии власти (на последнем съезде этим ее свойством господин Грызлов прямо-таки хвастался, но он явно перепутал президентскую кампанию с парламентской — простая апелляция к здравому смыслу работает в случае «президента всех россиян»). А голосование против всех отнимает у каждой из партий по солидному куску электоральной поддержки. В этом смысле кандидат «против всех» — тоже кандидат всех россиян, потому на его стороне симпатии людей и правых, и левых, и радикальных, и умеренных взглядов.