Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Всем спать!

10.08.2001, 16:12

Два этих человека, скорее всего, не знакомы друг с другом. Звезда одного из них взошла в тот момент, когда звезда другого уже закатилась. Но имена их, хотим мы того или нет, навеки останутся написанными на щелястом заборе новорусской истории. И то, что родились они в один день, – не случайное совпадение, не прихоть насмешливого рока, но знак, поданный нам свыше.

11 августа 1939 года родился Анатолий Михайлович Кашпировский. Через шестнадцать лет это сомнительное достижение повторил Сергей Пантелеевич Мавроди. К вершинам славы каждый из них двигался своим путем. Провинциальный в прошлом психотерапэвт (почему-то все представители этой почтенной профессии произносят ее название именно так), Кашпировский своим стремительным восхождением обязан моей приятельнице, скромному труженику редакции спортивных программ Центрального телевидения Жене П. Чистая душой Женя познакомилась с магнетическим доктором году в восемьдесят седьмом, оказавшись по служебной надобности в городе Киеве и была загипнотизирована им буквально как лягушка. Следствием этого вначале оказался сюжет в ее передаче, а вскоре и первый сеанс массового гипноза, проведенный маэстро не в театре Варьете, что было бы нормально, а в концертной студии Останкино.

Хотя время телевизионных сеансов еще не наступило, протыриться на встречу с магом уже было невозможно. Мне, однако, по дружбе билетик перепал. Зрелище, доложу я вам, было живописное. По берегам Останкинского пруда, словно в каком-нибудь Лурде, двигалась толпа увечных. На костылях, в инвалидных колясках, кое-кто прямо-таки полз по земле, протягивая руки в направление входа. Впрочем, оказавшись в зале, я с удивлением обнаружил значительное количество довольно крепких теток, чей внешний вид – мохеровые кофты и ладно сидящие на голове ондатровые ушанки – наглядно свидетельствовал о принадлежности к многомилионной армии работников сферы обслуживания.

В соответствии с законами жанра, главный герой появился на сцене не сразу. Вначале вниманию почтенной публики был предложен небольшой видеофрагмент. Затем несколько исцеленных, ознакомив собравшихся со своим фатальным диагнозом, бодрыми речовками отрапортовали о нынешнем состоянии. И лишь потом состоялся выход мессира. Дав краткую установку на полное и окончательное избавление от всех существующих недугов, он на счет десять погрузил граждан в гипнотический транс. Охотно войдя в это счастливое состояние, граждане начали ритмично раскачиваться и даже особым образом помaхивать руками в такт своему колебательному движению. Похожую картину сегодня можно наблюдать на концертах популярных рок-групп. Отсутствие в руках страждущих обязательных горящих зажигалок могу объяснить лишь дефицитом — отличительной чертой тех давно минувших времен.

А буквально через какие-то пару месяцев Анатолий Михайлович шагнул с телевизионного экрана в каждый дом. Обвинять его в шарлатанстве было бы несправедливо. Приемы, которыми он владел, широко известны и с успехом используются его многочисленными коллегами. Правда, профессиональная добросовестность не позволяет им утверждать, что их методика помогает всем и от всего. Именно эта рудиментарная черта и приговаривает щепетильных неудачников к пожизненному проживанию в типовых малометражных квартирах и пользованию общественным транспортом.

Вселенский бардак, царивший на перестроечном телевидении, сделал Анатолия Михайловича фигурой национального масштаба. Призови он народ к походу на Кремль, быть нам и по сию пору обитателями сонного царства. Вовремя уловив это обстоятельство, кто-то из руководства, слава богу, догадался убрать из ящика страшного Хоттабыча.

Однако благодатная, щедро унавоженная почва общественного идиотизма властно требовала новых всходов. Тут-то на свет божий и вылез из нее тугой репкой Сергей Мавроди. В отличие от Анатолия Михайловича, он не сверлил аудиторию демоническим взглядом. Более того, вовсе не стремился до поры предстать взорам соотечественников. Трезво оценив скромные габариты личной харизмы, Сергей Пантелеймонович нацепил на себя гениально придуманную маску Лени Голубкова и еще пары-тройки убедительно-простодушных халявщиков.

Завороженное стремительным ростом благосостояния виртуальных персонажей, не сильно задумываясь о куда более стремительном росте благосостояния самого Мавроди, население, словно белье в прачечную, тюками потащило свои денежки в приемные пункты МММ. Каково же было удивление коллективного Буратино, когда он в один прекрасный день не обнаружил своих золотых на ветках волшебного дерева. На кого же он направил свой праведный гнев? На кота Базилио с лисой Алисой? На себя, доверчивого и безмозглого? Фиг-то! На злобного Карабаса-Барабаса, т.е. на государство. И когда то с большим опозданием попыталось-таки пристроить Мавроди на нары, народ-деньгоносец грудью встал на защиту благодетеля.

Бесследно растворился на просторах родины чудесной тишайший Сергей Пателеймонович, продолжает свой чес по некрупным населенным пунктам его старший товарищ, инфернальный Анатолий Михайлович. Однако же свято место, как утверждает Даль, пусто не бывает. Два года назад, уповая на полное исцеление и стремительное обогащение, население, впав в очередной транс, избрало себе новый объект любви. В определенный момент объект справедливо рассудил, что одним гипнозом болезнь не излечить. Чтобы поставить пациента на ноги, следует для начала посадить его на диету, а при необходимости кое-что и вырезать. Пока, надо признать, гипноз действует. Хотя, с другой стороны, и резать по настоящему еще, тьфу-тьфу, никто не начал.