Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не КПСС

26.11.2008, 20:58

Депутатам-единороссам предлагают в письменной форме сдавать «отчет о проделанной работе с избирателями». Имеются в виду их поездки в регионы, от которых они баллотировались и которые должны посещать каждый месяц. Только вот пункты, по которым они должны отчитываться о работе с избирателями, звучат как пункты отчетов о настроениях масс в регионах в КГБ СССР из его региональных управлений.

О чем же должны депутаты парламента от руководящей и направляющей партии сообщать, видимо, руководству партии? А те — выше? Об «общественно-политической, социально-политической и криминогенной ситуации в регионе», о «состоянии налогооблагаемой базы», о «состоянии рынка труда и динамике безработицы», о «положении дел на градообразующих и промышленных предприятиях», о «мерах по преодолению кризисных явлений в социально-экономической сфере», о «других социально значимых проблемах региона». Это в шести первых пунктах отчета. Собрав всю необходимую информацию «с территории», славные сыны и дочери партии должны со всем этим лично, так предписывается партией, отправиться к руководителям региональной прокуратуры и милиции. ФСБ не входит в список обязательных для общения силовиков. Полагаю, потому что ФСБ про настроение масс все должны бы знать лучше депутатов. Да, и последний пункт: партийцам напоминают, чтобы они не забывали отчитываться об участии в мероприятиях по разъяснению решений Х съезда — чуть не написала «КПСС». И не ошиблась бы.

«Единая Россия» стремительно мутирует в сторону КПСС. Из них прямо у нас на глазах лепят козла отпущения, прокладку между «трудящимися», которые могут, теоретически, при нарастании очевидных последствий кризиса перестать хавать пропаганду про американский кризис, который косит вокруг себя все, и обратить свое недовольство на власти (региональные и центральные) собственной страны, и этой самой властью.

Формально единороссы объясняют вполне одиозную идею отчетов «защитой населения от негативных последствий мирового финансового кризиса». В реальности политическая партия призвана защитить надпартийную и формально беспартийную властную корпорацию от неожиданностей со стороны населения.

У любого нормального человека возникает несколько предположений. Во-первых, нервная реакция со стороны контролирующих печать госорганов на аналитический сценарий господина Гондмахера, рассматривающий возможные последствия негативного развития событий в одном воображаемом регионе, не случайность. Она отражает общее нервное состояние нынешней власти, не испытавшей еще на своей шкуре, что такое кризис и, соответственно, не представляющей, как в этой ситуации действовать. Во-вторых, власть в стране остается в руках людей, по природе своей не доверяющих никому и ничему, кроме совсекретных записок. Люди, воспитанные в КГБ СССР, которые продолжают руководить страной, ментально остались в прошлом веке. Им нужны записки о состоянии умов и настроений. Как и тогда, когда никаких социологических центров не было и все нормальные цивилизованные исследования реальности ограничивались вот такими записками. Параллельными — от региональных партийных органов, пользующихся, условно, открытыми источниками информации (благо партийными структурами была пронизана вся жизнь совка), и от региональных гебешных органов, чьими формальными представителями, а также стукачами и агентурой тоже было пронизано все вокруг, начиная от стукачей в подъездах, кончая комитетчиками на производстве.

Как выглядели эти записки. Вот так: сначала обязательно позитивчик, потом негатив, если такой появляется. Эта записка — первое донесение КГБ руководству страны о реакции на постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о повышении закупочных и розничных цен на мясо, мясные продукты и масло 31 мая 1962 года. Она датирована днем начала событий в Новочеркасске.

«Заместитель председателя КГБ при Совете министров СССР Петр Ивашутин членам Президиума и секретарям ЦК КПСС. 1 июня 1962 г.
Особая папка
Совершенно секретно
Докладываю о реагировании населения на решение ЦК КПСС и Совета министров СССР о некотором повышении цен на мясо, мясные продукты и масло.
В целом по стране это решение воспринято правильно. Основной смысл высказываний лиц, одобряющих данное мероприятие советского правительства, сводится к тому, что будут снижены цены на рынке и при наличии мясных и молочных продуктов в магазинах повысится обеспеченность ими населения.
Во второй половине 1 июня эти настроения во многих городах страны (Ленинград, Новосибирск, Казань, Днепропетровск, Киев, Минск, Горький и др.) стали преобладающими.
Особенно одобряется решение ЦК КПСС и Совета министров СССР сельским населением страны.
Положительно также советские граждане высказываются по поводу самой формы обращения к народу с откровенным объяснением причин, вызвавших необходимость повышения цен».

...Вместе с тем имели место и нежелательные проявления. «<...> В ряде городов отмечены случаи появления отдельных антисоветских листовок и надписей. В частности, в г. Москве на одном из домов по улице Горького преступником была наклеена листовка с надписью: «Сегодня повышение цен, а что нас ждет завтра». На Сиреневом бульваре наклеена листовка с призывом к рабочим «бороться за свои права и снижение цен». На платформе станции «Победа» Киевской железной дороги учинена надпись с клеветническими измышлениями в адрес советского правительства и требованием снизить цены на продукты. В г. Донецке на телеграфном столбе была приклеена листовка с надписью: «Нас обманывали и обманывают. Будем бороться за справедливость». Аналогичного содержания надпись была обнаружена на заводе шахтного оборудования в г. Днепропетровске. Появление антисоветских листовок зафиксировано также в городах Павлово-Посаде и Загорске Московской области и одной листовки в Ленинском районе г. Ленинграда. Рабочий предприятия п/я 20 в г. Выборге Карпов, 1935-го года рождения, беспартийный, в 8 часов прикрепил себе на грудь надпись: «Долой новые цены». Он пытался пройти с этой надписью по городу. Однако вскоре был задержан военнослужащим.

Имеют место также антисоветские высказывания. <...>»

«<...> Рабочие Электровозостроительного завода в г. Новочеркасске (около 200 человек) в 10 часов утра прекратили работу и потребовали повышения расценок. Несмотря на проводимую разъяснительную работу, в 11 часов, во время обеденного перерыва, они направились к заводоуправлению с целью изложить те же требования. По дороге к рабочим присоединилась толпа, и около заводоуправления сосредоточилось до 1000 рабочих завода, который, по существу, прекратил работу. В 12 часов дня хулиганы из этой толпы, разобрав забор, преградили им путь пассажирскому поезду, следовавшему из Саратова в Ростов. Они высадили машиниста поезда, отказавшегося давать сигналы тревоги, и стали делать это сами. Вскоре у поезда собралось до 2000 человек. На вагонах поезда появились надписи: «Мяса, масла, повышения зарплаты». До 16-ти часов толпа почти не расходилась и выставленными пикетами преграждала движение поезда. Около 16-ти часов поезд удалось вывести на станцию Локомотивстрой, в трех километрах от завода. В результате разъяснительной работы партийного актива и коммунистов после 16-ти часов мелкими группами толпа начала расходиться, но затем вторая смена завода также прекратила работу. Часть рабочих присоединилась к бастующим. Разъяснительная работа продолжается. <...>»

Этот документ был процитирован Владимиром Тольцем в программе радио «Свобода», посвященной новочеркасским событиям. Я не буду комментировать, точно ли в нем отражены настроения и события. Я привела его так подробно, чтобы вы сами имели возможность сравнить те отчеты, которые предлагается сегодня, в ХХI веке, делать депутатам от правящей «Единой России» в центральный комитет их партии или в президиум ихнего ЦК с тем, как это выглядело в СССР в середине прошлого века при другой правящей партии — КПСС. У кого-нибудь есть сомнения, что аналогичные записки по линии ФСБ тоже ложатся на стол руководителям страны, ассоциирующимся напрямую с этой самой партией, но почему-то (или предусмотрительно?) в ней не состоящих.

В отличие от депутатов-единороссов, их коллеги по КПСС в свое время были куда более в курсе того, что происходит в регионах. Если депутаты нынешнего парламента не знают о состоянии дел на местах и о чаяниях своих избирателей, то, как правильно отметили некоторые критики нововведения, от дежурного приезда в регион раз в месяц их знания вряд ли станут более глубокими.

В России туча всяких социологических служб, которые должны и мониторят жизнь страны по всем направлениям. Это как раз их работа — изучать и анализировать реакцию населения страны на те или иные события. Их данные недостоверны? Им нельзя доверять? Им не доверяют «наверху»? Социология уже давно поняла, что хочет власть, и именно это ей и подкидывает? Возможно, но не вся социология. Откуда эта необходимость получать отчеты верных партийцев, которые просто обречены быть или чистой липой (потому что обо всем, что прописано в первых пяти пунктах требуемых отчетов, можно и нужно знать, живя в регионах, а не наезжая туда раз в месяц), или подставой — когда ответственность за возможные негативные последствия кризиса население перенесет с центральной власти на тех, кто им тут, на местах, ближе, в том числе и на партийцев-депутатов, ответственных за принятие законов, по которым живет страна. Или же это попытка снова, как в те стародавние времена, создать коллективную ответственность, в которой Кремль не нуждался в период расцвета экономики и хваленой стабильности и которая может оказаться весьма кстати в период падения производства, массовых сокращений и нарастающей инфляции.

Увы, печальные ассоциации навевает и шестой пункт данного отчета, призывающий передавать собранную партийцами информацию не в академические институты или иные мозговые центры, которые должны думать о том, о чем думает господин Гондмахер — как избежать негативных сценариев в период сложной экономической ситуации — а в силовые структуры, которые обычно призывают, чтобы ликвидировать последствия ошибок партии и правительства теми методами, которыми они только и умеют это делать.

Я хочу напомнить тем, кто забыл, или сказать тем, кто не знает. Когда СССР пошел ко дну на фоне рухнувших цен на нефть, люди обратили свой гнев на тех, кого слышали и видели по радио и телику, про кого читали на первых полосах «Правды» каждый божий день десятки лет — на тех, кто обещал догнать и перегнать Америку, кто говорил о цветущем социализме и загнивающем капитализме, кто в едином порыве хлопал вождям на съездах — на партию. Ее ненавидели в первую очередь и главным образом. Ее headquarters на Старой площади пали первыми. И ее, пусть даже очень перестроечный, вождь сгорел в этом приступе гнева. Лубянка сохранилась, потеряв лишь товарища Дзержинского. Нынешняя власть, как мне кажется, учла опыт 80–90-х. Она формально не является партийной. И она корнями является лубянской. Попытка трансформации нынешней правящей и фактически доминирующей политической партии в КПСС и прикрепление ее напрямую к кризисным проблемам, в том числе в социальной сфере — попытка Лубянки снова уцелеть, выставив перед собой, то есть между собой и народом, как и раньше, партийный щит. И все же есть одна деталь. Лубянка в те годы формально не руководила страной, не сидела сначала в президентском, а потом в премьерском кресле. Теперь она 8 лет у власти. Узкая группа людей оседлала волну успеха и заработала на этом все, что можно было заработать. Та же узкая группа людей ответит за кризис и полосу неудач, в которую вошла страна, если она законсервирует прежние подходы и манеру управления страной, ту, которая была в минувший период наибольшего благоприятствования внутренних и внешних факторов. Если она не поставит цель выживания страны выше интересов выживания правящей корпорации. Судя по нервическим решениям, к коим я отношу в том числе и в высшей степени странную форму отчетов депутатов, корпорация озабочена, прежде всего, собственным выживанием.

Любовь народа вполне способна колебаться вместе с ценами на нефть, ценами на мясо, уровнем зарплат и процентом безработицы. История это доказала. И если нам суждено пережить еще один политический кризис, никакая «Единая Россия» не оттянет на себя ответственности за трудности. Она может амортизировать, но не более. Ей, слава богу, не хватает того, что было у КПСС — 70 лет у власти. И времени — оно стремительно обгоняет подобного рода конструкции. И скорости — информация распространяется быстрее, чем депутат заполняет графы в своем отчете.