Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ничего личного

10.03.2004, 19:50

Это моя последняя колонка перед выборам. В ней не будет ничего личного. Немного истории и цитат. В основе обращения именно к этому периоду истории помимо прямых совпадений лежит и удивительный, короткий диалог моей американской подруги и коллеги с одним из советников нынешнего российского президента. Она пыталась добиться от него, какая же модель развития избрана современной Россией. Китайская? – Да нет же, конечно. — Латиноамериканская? – Ну, ближе, но не вполне. – Так что же? – Германия после войны. – После которой именно? – После мировой. – После которой мировой – первой или второй? – Первой.

Итак, Германия после первой мировой. Веймарская республика и окончательная победа Гитлера. Просто листаем учебник истории.

Наделяя президента как гаранта демократии огромными полномочиями, парламент (Веймарской республики) просмотрел опасность ослабления рейхстага, того обстоятельства, что чрезвычайная власть может оказаться в руках человека, который использует ее отнюдь не в народных интересах. История Германии это подтвердила.

Основной массе населения, его консервативному массовому сознанию трудно было смириться с тем, что Веймарская республика разрушила старый привычный порядок кайзеровской империи. По старым добрым временам тосковала не только бывшая правящая верхушка, но и широкие средние слои населения, которые потеряли в результате кризиса, безудержной инфляции свой достаток и имущество и не восприняли новую, малопонятную, не имеющую ничего общего со старыми временами систему ценностей. Между свободой и порядком немцы выбирали порядок.

Ослабляло положение Веймарской республики и отсутствие у нее профессиональных защитников среди правящей бюрократии и интеллигенции.

Рейхстаг не стал проводником демократии в силу острого партийного противоборства, не сложилось позитивного большинства, способного предложить народу умеренную программу выхода из кризиса.

В 1932 году за Гилера проголосовали самые разные слои и группы населения – за счет той самой сбитой с толку агрессивной толпы, чувствующей себя обманутой, потерявшей вместе с имуществом жизненные перспективы, испытывающей страх перед завтрашним днем.

Гитлер пришел к власти, опираясь на прямую поддержку официальных и неофициальных правящих кругов и стоящие за ними реакционные социально-политические силы, которые считали необходимым авторитарный режим, чтобы покончить с ненавистной демократией.

Став рейхсканцлером Германии, Гитлер в первое время не отказывался от Веймарской конституции. После поджога Рейхстага в 1933 году он переходит к чрезвычайному режиму правления. Задача Гитлера – великая Германия, сплочение немцев в единую общность, что достигалось путем устранения политических партий, кроме НСРПГ, чужой идеологии, общественных организаций, кроме «верных фюреру и Рейху». Эта «внутренняя работа» заняла период приблизительно до 1935 года. Потом началась «внешняя», результаты которой хорошо известны.

1933 год. Закон об устранении бедственного положения народа и государства. С этого момента в подготовке всех законов принимает непосредственное участие канцелярия национал-социалистической партии, подчиненной Гитлеру. Конец Веймарской республики.

В августе 1934 года должность президента была упразднена. Вся власть сосредоточилась в руках рейхсканцлера, которому было предоставлено право назначать не только все правительство, всех высших должностных лиц, но и своего преемника. С этого момента Гитлер начинает уничтожение всей и всяческой возможной оппозиции, что было прямым воплощение программной установки нацистов – полного, фанатического подчинения воле «фюрера германского народа».

В 1935 году окончательно устраняется местное самоуправление, все бургомистры городов назначаются министром внутренних дел из кандидатов только национал-социалистической партии. Рейхстаг становится марионеткой, так как его состав формируется исключительно на партийной основе. Это совпадает с общей бюрократизацией государственного аппарата. Проводится чистка госаппарата от несоответствующих лиц, от всех, кто начал работу в аппарате после 1918 года. Управленческий аппарат при Гитлере был громоздким, он перестраивался по воле Гитлера, совмещавшего в своем лице функции президента, рейхсканцлера, фюрера фашистской партии и верховного главнокомандующего. Так, наряду с правительством при Гитлере были созданы Совет министров по вопросам империи, Тайный кабинет, Коллегия трех уполномоченных. Все они подчинялись лично Гитлеру и обладали законодательными полномочиями. В марте 1933 года было создано Министерство общественного просвещения и пропаганды (под руководством Геббельса), которому подчинялись пресса, радио, книжные издательства. В его ведении была «палата культуры», контролирующая музыку, театр, изобразительное искусство. В 1937–1938 годах началась работа над проектом нового гражданского кодекса. Его основополагающий принцип – «право – это то, что полезно народу и Рейху». Исходя из этого начался пересмотр понятий «собственность», «юридическое лицо», отвергнуто понятие «общество с ограниченной ответственностью», непременным условием деятельности акционерного общества становится его партийное руководство.

И еще несколько цитат.

«В Германии, до самых основ потрясенной беспрецедентной войной, разгромом и экономическим кризисом, ни единая ценность уже не внушала доверия. Никакие рассуждения не способны вернуть веру людям, которые отчаялись во всем. Это могут сделать только страсти, в данном случае те самые, что лежали в основе их отчаяния, то есть горечь унижения и ненависть… Нельзя не признать, что этот человек (Гитлер) был всего лишь проявлением силы, находящейся в постоянном движении, силы, подкрепленной расчетливой хитростью и безошибочным тактическим ясновидением…

Даже сама телесная сущность Гитлера, посредственная и банальная, не ограничивала его страсть к движению, позволяя растворяться в человеческой массе. Лишь действие гарантировало ему стабильность, быть значило для него «делать». Вот почему Гитлер и его режим не могли обходиться без врагов… Они нуждались в противниках, чтобы выявить свою суть, они обретали форму только в ожесточенной борьбе, которая привела их к гибели. Евреи, франкмасоны, плутократы, англосаксы, скотоподобные славяне – все эти образы врага… мелькали в их пропаганде… Но вечные поиски врага предполагают вечный террор – теперь уже на государственном уровне. Государство отождествляется с «аппаратом», то есть с совокупностью механизмов завоевания и подавления… Формула «один вождь, один народ» на деле означает «один хозяин, миллионы рабов».

Политические посредники, в любом обществе являющиеся гарантом свободы, исчезают, уступая место Иегове в солдатских сапогах, царящему над толпой, которая либо безмолвствует, либо – что не меняет сути дела – выкрикивает навязанные ей лозунги. Общение вождя с народом осуществляется не с помощью органов примирения и посредничества, а с помощью партии, пресловутого «аппарата», которая является эманацией вождя и орудием его воли. Так рождается первый и единственный принцип этой низкопробной мистики, Fuhrerprinzip, восстанавливающий в нигилистическом мире идолопоклонство…»

Альбер Камю «Бунтующий человек»

Ничего личного на этот раз. Просто цитаты.

Автор – специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ»