Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Такой же, как Путин

19.03.2007, 14:28

Смена власти, передающаяся, по сути дела, по наследству, влечет за собой кадровую ротацию, которая больше похожа на революцию

Владимир Путин так уже приучил к непредсказуемости кадровой политики, что очередная стремительная отставка и такое же стремительное назначение не вызывают уже практически никаких эмоций. Ну убрали человека, который сидел при должности последние несколько лет, ну приставили к ней совсем неожиданного кандидата, ну и что. Новичок со временем разберется в новом для себя деле, его предшественник, если будет умничкой, тоже не пропадет. Уже даже и при чтении строчки «место рождения — Ленинград» шутить не хочется. Что поделать, ну любит Путин назначать земляков на ответственную работу, в своем праве человек.

Меж тем точно так же станет поступать и следующий президент России, путинский преемник.

Выхода у него нет. Он, как и Путин, получит в наследство не только страну, но и всю линейку государственных деятелей — от премьера и главы президентской администрации до губернаторов включительно. Людей, которые назначены не им, обязаны своей карьерой и своим положением не ему, люди, которые готовы договариваться и выполнять указания, однако при этом несколько сомневаются в правильности происходящего. Наконец, среди тех, кто склоняется при появлении президента, некоторые с некоторым на то основанием могут сказать: «На твоем месте должен быть я». Конкурсы преемников просто так не проходят — обязательно остаются недовольные из числа кандидатов и их клиентелл.

В такой обстановке работать не очень уютно. Картина представляется легко: входит новый человек в президентский кабинет, садится в кресло и с некоторым недоумением смотрит на вертушку: абонентов много, а позвонить толком и некому. А те, с кем хотелось бы поговорить, наоборот, вертушкой еще не обеспечены. То есть наследство богатое, а пользоваться им не так уж и просто. Избавление от этого обременения у Путина заняло несколько лет, и то нельзя сказать, что ему удалось исполнить все свои кадровые пожелания. Вешняков ведь был не последним чиновником категории А, сохранившимся с ельцинских времен.

Можно, конечно, предположить, что в 2008 году удастся подобрать в президенты такого человека, который будет доволен оставленным ему персоналом. Но только это будет означать, что третий президент России совершенно лишен хоть каких-то амбиций. Что он воспринимает себя в президентском кресле как некую функцию для речей, вручений, парадных поездок, а реальная власть осядет где-нибудь еще.

Избрать такого человека президентом не трудно, но вот работать им он толком не сможет.

Поэтому третий президент, так же как и Путин, будет вынужден потихоньку-полегоньку формировать свою команду. Какие бы ни были поставлены условия, преемник будет их обходить тем или иным способом. Расставлять своих людей на должности замов, чтобы в нужный момент передвинуть их в нужном направлении. Доставать как бы из воздуха кандидатов на замещение самых высоких постов. Безусловно, будут приняты меры против каких-либо утечек информации: каждое назначение должно быть шоковым. Хотя бы на первых порах.

Вновь будет перетряхнуты структуры администрации президента и правительства — без этого обычно не обходится.

Может быть, даже придумают новую административную реформу, задача которой будет переформатировать бюрократический аппарат, разорвать старые связи и дать возможность новым назначенцам как следует укрепиться. Будут предложены новые критерии лояльности и эффективности, формально напоминающие нынешние, но по содержанию совершенно отличные от них.

Смена власти, передающаяся, по сути дела, по наследству, влечет за собой кадровую ротацию, которая больше похожа на революцию.

Вся беда только в том, что кадровые перемены далеко не всегда выносят наверх тех, кому следовало бы там быть. А жесткая увязка дела и отвечающего за него человека приводит к тому, что с отставкой человека отставляется и дело. Впрочем, в обстановке кадровой революции на такие мелочи не принято обращать внимания.