Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чистый лист войны

19.11.2012, 10:06

Георгий Бовт о единственном выходе из тупика общемировых проблем

Есть зловещая ирония в том, что принятие конгрессом США (пока палатой представителей) «Акта Магнитского» совпало по времени с очередной заварухой на Ближнем Востоке. Возможно, именно из этой свары на сей раз и не разрастется полномасштабная война, вовлекающая все новые страны, но война там буквально висит в воздухе. Кажется, что ее начало – вопрос времени. Принимая «Акт Магнитского», налагающий санкции на российских чиновников, виновных в нарушении прав человека, конгресс отменяет пресловутую поправку Джексона--Вэника. Та, в свою очередь, была предложена к Закону о торговле 1974 года сенатором от штата Вашингтон Генри Джексоном, став реакцией на очередную арабо-израильскую войну 1973 года – «войну Судного дня», резко обострившую отношения США и СССР, а также на изданный в 1972 году в СССР указ, по которому эмигранты, имеющие высшее образование, были обязаны оплатить затраты государства на их обучение в вузах. Эмиграция из СССР существовала тогда в основном в виде еврейской. Ее, собственно, указанная поправка, принятая при давлении произраильского лобби, призывала либерализовать, до тех пор вводя известные ограничения на торговлю с СССР (лишение статуса наибольшего благоприятствования).

И вот круг замкнулся. Россия и Америка в очередной раз скатываются к дрязгам, демонстрируя неспособность и неготовность совместно решать куда более важные глобальные проблемы, даже вопреки тому, что эти проблемы все явственнее сулят неприятности всему миру.

Впрочем, другие так называемые державы демонстрируют не меньшую безответственность и недальновидность. Скажем, некогда знатный игрок на Ближнем Востоке Франция сегодня, кажется, куда больше занята проблемой гомосексуальных браков и сверхналогами на богатых от социалиста Олланда, нежели вопросами предотвращения если не очередной мировой войны, тлеющей на Ближнем Востоке, то по крайне мере войны региональной.

Нынешняя ситуация в отношениях между евреями и арабами между тем отличается от того же 1973 года в худшую сторону. Тогда подтекстом войны было противостояние двух социальных систем. Арабскими странами правили режимы, в той или иной степени прагматические и притом весьма управляемые внешними игроками – СССР и Америкой. Ни о каких исламистах в мировой политике и слышно не было. Можно было договариваться хоть по каким-то понятиям. Сегодня понятия, извините за каламбур, непонятны. Мировая политика еще не сталкивалась с таким феноменом, чтобы к принятию столь ответственных решений, в том числе касающихся использования оружия массового поражения, были причастны люди, с которыми вообще непонятно, как договариваться. Поскольку они – религиозные фанатики.

Америка обсуждает, случится ли к Новому году «фискальный обрыв», если республиканцы и демократы не договорятся о приемлемых вариантах сокращения госдолга. Европа следит, словно за футбольным матчем, под какие проценты – выше или ниже 7 – берут в долг Испания и Италия, сколько голосов «за» вымучила под шум взбунтовавшейся улицы правящая в Греции коалиция, чтобы получить очередные миллиарды помощи под обещания, которые она никогда не выполнит. Российское правительство, кажется, совсем запуталось в своем видении будущего, в том, почем будет туда нам всем пройти. В частности, запуталось в том, как считать пенсионную формулу, вздохнув с облегчением после разрешения президента не считать ее еще год вовсе никак. Может, мол, рассосется.

Это все – относительно мирная повестка дня. Притом что все большее число аналитиков говорят, что

масштабы общемировых проблем на фоне полной компетентной неспособности современных лидеров и международных институтов их решить, идейного тупика современного мира — масштабы эти таковы, что выход из этого тупика может быть найден (опробован на практике?) только через масштабную войну. Которая «аннулирует» старую повестку дня, позволив во многом начать с чистого листа.

Если вообще, стоит оговориться, начать удастся. И вот вам предварительный набросок картины маслом.

Сирия. Некогда, под правлением твердой руки Асада, она была хотя бы договороспособна. Сегодня страна в состоянии полураспада. Сунниты, шииты, алавиты, христиане, друзы – все эти национальности и конфессии, в сущности произвольно, по воле колонизаторов-англичан, в свое время оказались в границах одного государства. И непонятно, как они будут в нем существовать в свете перспективы прихода к власти исламистов. При том, что у всех есть свои друзья вовне – в Ливане, Иране, Турции, суннитских монархиях Персидского залива. И все они ненавидят евреев и их государство.

Как известно, «высшей целью» всякой арабской «революции» является нынче уничтожение этих самых евреев. Америке в этом случае (непосредственной угрозы существованию Израиля) придется вмешиваться, даже вопреки явному нежеланию Обамы поддерживать евреев против арабов, и тогда все ее нынешние бюджетные проблемы покажутся детскими шалостями на лужайке. Общемировая политическая и экономическая повестка дня тоже изменится радикально.

Египет. Давление радикальных исламистов на исламиста умеренного — президента Мурсию — возрастает. Пока он не собирается пересматривать Кемп-дэвидский мир, как и разрушать, по предложению радикальных «братьев-мусульман», пирамиды и сфинкса. Но это пока. Ракетные обстрелы Израиля со стороны Египта уже идут, а заметного улучшения жизни мусульманской «улицы» в стране не наблюдается. Выход – в войне?

Иордания. Самая протяженная граница с Израилем. Казалось бы, Хашемитская монархия избежала судьбы других авторитарных режимов, павших жертвами «арабской весны». И вдруг – массовые волнения в связи с ростом цен на бензин. Требования ухода короля. Связь с событиями в Палестинской автономии (значительная часть иорданцев – это те же палестинцы, хотя споры о том, что, собственно, это за национальность такая — палестинцы в отличие от прочих арабов — не стихают). Мысли о том, что на Ближнем Востоке уже вовсю действует некий «исламистский интернационал», неподвластный мыслям и просчетам западных аналитиков, напрашиваются сами. Отдельный вопрос, из любопытства: если королю Абдалле придется стрелять в бунтовщиков, как президенту Асаду, то США тоже потребуют его замены на «демократическое правительство»?

Палестинская автономия. Все больше от имени всех живущих в автономии палестинцев говорят исламские фанатики типа ХАМАС. Военная мощь этих подразделений в последние годы выросла многократно. Благодаря финансовой помощи арабских стран, всяческим «конвоям мира», а также благосклонной финансовой щедрости (никак не контролируемой ими) западных гуманитарных и прочих НКО. Скажем, Европейская комиссия и отдельные страны ЕС направляют около $1,5 млрд властям Палестинской автономии (до 55% всего ее бюджета). И хотя адресованы они структурам более умеренной «Фатх», контроля за расходованием денег по сути нет. В основном они шли на приумножение числа бравых вооруженных мужчин, а не на создание других рабочих мест. ЕС не имеет на палестинцев, по сути, никакого влияния за свои же деньги. Сегодня вскормленные совместными усилиями бойцы за веру встают в единый строй борьбы с западной цивилизацией.

Иран. По мнению многих западных и израильских аналитиков (отчасти разделяемому МАГАТЭ), он находится в семи-девяти месяцах от создания ядерной бомбы. Дедлайн — лето 2013 года. Уже сегодня Тегеран поставляет ХАМАС ракеты, способные долетать из сектора Газа до Тель-Авива. Радиус действия самих иранских ракет средней дальности в последние годы повысился многократно. Они долетят не только до Тель-Авива, но и до Волгограда. Благодушие российских дипломатов – мол, персы развивают атомную отрасль сугубо в мирных целях – непонятно, поскольку мы имеем дело с не вполне вменяемым режимом. Возможно, такое благодушие кончится тогда, когда «братья по вере» начнут более агрессивно защищать своих единоверцев внутри России – начиная с их прав носить хиджабы в ставропольских школах и кончая общественным устройством в отдельных регионах типа Татарстана или Дагестана. Но будет поздно. Как поздно уже сегодня пытаться полностью взять под контроль финансовые потоки из Персидского залива, идущие на всякие медресе и подобные им заведения на Северном Кавказе и в Поволжье.

Ядерная программа Ирана, ракетные обстрелы израильских городов ХАМАС на фоне относительно успешных действий израильской системы ПРО станут мощными аргументами в пользу завершения создания Америкой ПРО европейской. На сегодня у Москвы уже нет шансов переубедить Вашингтон это сделать.

Что в рамках почившей в бозе «перезагрузки», что вне ее. И исчезающе мало шансов на то, чтобы договориться о совместном участии в такой системе.

Это могло бы произойти, если бы две страны наконец признали, как они осознали на короткий миг 11 сентября 2001 года, что они принадлежат к одной цивилизации и эта цивилизация находится под угрозой: ей брошен самый серьезный за все время существования вызов. Объективно, он требует совместного ответа, как в голливудских фильмах русские и американцы совместно защищаются против астероидной атаки на Землю. В идеале, речь могла бы идти о совместной операции – рассчитанной на годы и предусматривающей постепенное выстраивание институтов мирного общества – силами ведущих мировых держав под эгидой, скажем, ООН. Но надеяться на такое сотрудничество в духе «нового политического мышления», многажды высмеянного, сегодня – смешно.

Вместо этого американцы принимают «Акт Магнитского», мы готовим «адекватные ответные меры», а заодно выписываем своему ВПК чек на 20 триллионов рублей на перевооружение. Возможно, это уже поздновато. Похоже также, что мы готовимся воевать против тех, от кого уже безнадежно отстали технологически, а не против тех, кто нам реально угрожает.

Мир, мировые политики действительно готовятся к войне, которая все спишет, или же они движутся к ней неосознанно, в очередной раз будучи плененными собственной глупостью и недальновидностью?

«Сегодня экономическая взаимозависимость между индустриальными странами такова, что война будет экономически вредоносна для всех вовлеченных в нее стран. Более того, если страна-победитель конфискует собственность на территории страны побежденной, то мотивация местного населения к производству упадет, смысла в удержании оккупированной территории не станет».

Автор этих слов – известный британский лейборист Норман Эйнджелл. Они написаны в 1909 году, накануне Первой мировой. Автор действительно верил в то, что войны станут – да, собственно, уже стали – экономически невозможными, невыгодными. Книга называлась «Великая иллюзия». Эйнджелл был удостоен Нобелевской премии мира в 1933 году, когда нацисты уже пришли к власти в Германии. Название книги неизменно оправдывалось на протяжении всех последующих десятилетий.