Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Петя, супермаркет и «56 метров»

01.11.2004, 13:40

То, что российское телевидение наконец дошло до рекламы туалетной бумаги, есть событие по-своему даже исторического масштаба. Это, без сомнения, важная веха в развитии тутошней цивилизации. Причем заметим: это пропаганда конкретного бренда, а не реклама туалетной бумаги вообще и не пропаганда гигиенической идеи надобностью ею пользоваться при случае. Нет, разъяснений на сей счет народу уже не требуется. Это вселяет исторический оптимизм: значит, тот этап развития, когда такие разъяснения требовались, уже давно и, будем надеяться, надежно позади.

В настоящее время, по моим наблюдениям, страна также пребывает как раз посередине переходного периода в смысле упаковки продаваемого хлеба: в больших городах и, соответственно, супермаркетах его уже упаковывают в целлофан или бумагу, тогда как в иных местах еще плюхают непосредственно на грязный прилавок и «отпускают» примерно так же, как картошку. Для справки: паковать хлеб в целлофан в Америке начали примерно тогда, когда у нас была октябрьская революция, а Европе – некоторое время спустя после второй мировой войны.

Я помню время, когда хлеб у нас даже и не думали паковать в целлофан, а туалетную бумагу в те торжественные моменты, когда ее, дефицитную, удалось достать, носили на манер пулеметной ленты. И страшно гордились добычей.

Народ не мог даже заподозрить, что при жизни одного поколения окажется, что разброс цен на рулон продукта будет исчисляться не копейками, а в разы. И еще окажется, что она бывает не вообще, а разная и очень многих видов, из которых надо будет мучительно, с риском или, напротив, удовольствием для собственной задницы выбирать.

Теперь по пиву. Лично я считаю, что пиво и его изобилие есть главное, неоспоримое общенациональное достижение всех многотрудных лет этих вот, с позволения сказать, реформ. Многие тут скажут, что это вообще единственное достижение, и у меня нету уже сил с ними спорить.

«Жигулевский» тоталитарный совок сменился таким плюрализмом брендов, который даже исчисляется уже не числом названий, а количеством метров пивных полок в супермаркетах.

Именно пиво в результате окончательно отбило у большевиков почту, телеграф, вокзалы, мосты, все железные дороги, все улицы всех городов, а также все их скверы, площади, подворотни и подъезды.

Запрещающая теперь распивать на улицах пиво Дума поздно спохватилась в главном: на фоне пива авторитет ее и вообще власти как таковой стал настолько неочевиден, что я бы на их месте трижды подумал, прежде чем вступать в эти затяжные уличные бои с непредсказуемыми последствиями и однозначно огромными потерями.

Самое коварное, между прочим, тут то, что любой алкаш каждодневно совершает сознательный выбор – в пользу, к примеру, «Очаковского» против «Клинского», «Толстяка» против «Золотой бочки» или наоборот. Совершенно на равных, подчеркнем, с нашими баллотируются всякие «Хайнeкены», «Гессеры» и, прости господи, даже «Миллеры». С пивной пеной в неокрепшее постсоветское сознание вливается по капле глобализм с космополитизмом. И они ведь, о ужас, могут не выйти оттуда в процессе облегчения ни в скверике, ни в подъезде.

Тo же самое наблюдается везде и во всем.

Постсоветский человек все более становится овладеваем «супермаркетным сознанием»: он учится отличать одни бренды от других, он уже умеет оперировать — на подсознательном уровне – соотношением цена-качество. Он уже кое-как умеет качать права (пока только потребителя). Он способен сказать гордое «я к вам больше ни ногой» или не менее гордое «да пошел бы ты...», если ему тут или там не нравится качество с ним обращения. Он уже хочет, чтобы его уважали в процессе обслуживания, а не просто «отпускали товар».

Мне почему-то кажется, что рано или поздно он начнет применять эти знания и опыт, приобретенные по части умения делать осознанный выбор в супермаркете, применительно к партиям, парламентариям и тем мужчинам и женщинам (а вдруг?), которым в один прекрасный электоральный момент покажется, что они могут выступать президентами, а не только назначенными губернаторами. И тогда окажется, что сделать выбор между, скажем, СПС и КПРФ или ЛДПР с «Единой Россией» в придачу ему будет не сложнее, чем между той самой туалетной бумагой «Zewa», которая совершила рекламный прорыв на российское телевидение, и жестковатым, но, в сущности, тем же по функциональности продуктом с простым информативным названием «56 метров».

И тогда перед таким покупателем ведь все равно, как ни противно, придется саморекламироваться, с ним придется разговаривать, дабы объяснить, чем ты, собственно, «мягче» в употреблении, чтобы купить именно тебя, а не серо-жесткий продукт, пробирающий своей употребительной жестокостью до самой глубины жаждущей на самом деле лишь расслабления души. И постулат, казалось бы, веками враставший в отеческую почву (мол, чем жестче, тем чище), будет посрамлен под радостное и уносящееся вдаль бульканье спускаемых в небытие его адептов.

P.S. Кстати, на днях герой моей предыдущей колонки («Петя и мент») западянский хохол Петя встретил меня радостным известием: им, хохлам, теперь можно у нас не регистрироваться, если они приезжают на срок до 90 дней. Стало быть, не надо больше унижаться перед ментами и прятаться от их мздоимных облав. Не надо платить взяток, а можно почувствовать себя чуть-чуть человеком. То был подарок Путина с Януковичем им (хохлам) к украинским президентским выборам. Эдакая промо-акция в ихнем хохляцком супермаркете – с приезжим знатным промоутером. Петя и его западянские товарищи все как один за Януковича. «А то шо этот Ющенко выдумал, слышь, — возмущается Петя . — Нас в Европу вздумал тащить. Да кому мы там нужны на фиг!»

И ведь как же он, согласитесь, прав!

Автор – главный редактор блока деловых журналов ИД Родионова («Профиль», «Карьера»)