Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ганди – в президенты РФ

13.06.2007, 10:31

Есть легенда о том, что император Александр Первый вовсе не умер ранней зимой 1825 года, то есть не отставился вовсе, а обратился старцем Федором Кузьминым да и скрылся во глубине российских просторов. Он раскаялся в чем-то содеянном и ушел искуплять свою вину.

А Путин? Что это он имел ввиду, когда помянул давеча Махатму Ганди? Мол, после Ганди и поговорить-то ему не с кем. Что он имел ввиду? Похоже, это одна из его самых сильных «оговорочек по Фрейду» за последнее время.
А еще, конечно, любопытно: о чем могли бы говорить между собой эти люди?
Ну, например, о четырех столпах философии и политической практики Ганди – сатьяграха, ахимса, свадеши и сварадж. Где ахимса — ненасилие, отсутствие гнева и ненависти, дословно – «неубийство». Согласно Ганди, только основываясь на ахимсе, можно достичь победы в политической борьбе. Иначе победа со временем неминуемо превратится в поражение. Сильная тема по нынешним временам.

Свадеши, в дословном переводе «отечественный», — движение за бойкот иностранных товаров. Ганди и впрямь одевался хуже некуда – оборачивался в кусок домотканого полотна, да сандалии на босу ногу (и то не всегда). Часов «Патек Филипп» не носил, конечно. В ВТО не вступал.
Сварадж – это самоуправление, в России вещь нынче вовсе непонятная.
Ну и наконец сатьяграха (от терминов «сатья» — истина и «аграх» — твердость). Европейцы позже понимали это как «пассивное, ненасильственное сопротивление».

А еще Ганди говорил:

— Будь склонен к компромиссу;

— Борись против дела, а не против лица, за ним стоящего;

— Не используй слабости противника;

— Не суди других строже, чем самого себя;

— Не становись зависимым от помощи извне;

— Вживайся в мировоззрение противника;

— Не скрывай свои планы.

Что из этих тезисов могло бы стать предметом заинтересованного диалога странноватого философа из Индии и безоговорочного лидера любящей философствовать страны? Наверное, они были бы взаимно интересны друг другу – и тот, и другой общались и не с такими противоположностями. И ведь очаровывали их!

Безусловно, ни тот, ни другой не смогли бы «перевербовать» друг друга. Пожалуй, это стало бы первой подобной неудачей непревзойденного политика-вербовщика Путина.

И все-таки – почему Ганди? Что он хотел бы сказать собеседнику подобного уровня? О чем рассказать?

О своем одиночестве? О том, что подполковнику никто не пишет? О том, что вокруг лишь клевреты, и от них тошнит? О половодье заискивающих подобострастных взглядов, в которых никогда не найдешь адекватного ответа на интересующий тебя вопрос – и лишь одно непрестанное «Да, мой господин, как прикажешь, мой господин! О! Солнце дней наших!» О том, что достиг всего, чего могли бы пожелать самые алчные и тщеславные властолюбцы, но что не принесло полного удовлетворения самому себе? Потому что хотел-то не власти, хотел-то как лучше для подданных. А получилось – власть. Почти безграничная. И делай с ней что хошь, а ведь непонятно, что именно…

Получилось раболепие подданных, но счастливы ли они? Довольны ли? Благолепие ли распростерлось над державой или привычное, векам опробованное, раболепие?

Дай ответ, Ганди. Не дает ответа…

Кем он будет после 2008 года? «Газпром», Совет Федерации, Наигенеральнейший Сек. «Единой России», председатель правительства – все не то. Слишком мелко. Председатель Всекитайского союза гольфистов Дэн Сяопин – уже теплее. Старец Федор Кузьмин – еще теплее. Махатма Ганди…
Он хотел бы поговорить с Ганди.

Но тот умер. Он почти боготворит Солженицина, он именно сейчас присудил ему государственную премию. Жаль, что умер академик Лихачев… Он назначит себе преемника из тех, кого он сочтет принадлежащим – хотя бы потенциально — именно к этой когорте людей. Иванов с Медведевым могут расслабиться – это будут не они. Потому что политическая философия вождя уже вышла на другой уровень.
Он хотел бы поговорить с Ганди…