Патриотический разрыв

Глава Крыма Сергей Аксенов заявил о разрыве деловых контактов с Турцией

Юлия Калачихина, Елена Малышева, Карина Романова, Павел Чернышов 25.11.2015, 23:01
Глава Крыма Сергей Аксенов Александр Шалгин/ТАСС
Глава Крыма Сергей Аксенов

Глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что республика прерывает сообщение и деловые контакты с Турцией после инцидента с российским Су-24, который был сбит на турецко-сирийской границе. Турция, официально не признавшая Крым в составе России, поддерживала с полуостровом только неофициальные связи, по линии крымско-татарской диаспоры. «Газета.Ru» разбиралась, к чему может привести патриотический порыв крымских чиновников.

«Опасно и аморально»

Глава Крыма Сергей Аксенов и глава Севастополя Сергей Меняйло практически наперегонки заявили во вторник о пересмотре деловых отношений с Турцией после инцидента с российским бомбардировщиком Су-24, сбитым турецким истребителем на турецко-сирийской границе. Аналогичное заявление сделал спикер Госсовета Крыма Владимир Константинов.

«Действия ВВС Турции, которые нанесли предательский удар по российскому самолету, выполнявшему задачи по борьбе с международным терроризмом в небе над Сирией, вызвали гнев и возмущение крымчан, — заявил Аксенов. — Это государство, которое демонстрирует враждебное настроение к России.

Мы сегодня сотрудничать с турецкими бизнесменами не готовы».

Сергей Меняйло рассказал, что Севастополь уже ищет альтернативу турецким фруктам и рассматривает вариант поставок из Абхазии. Договоренности, которые имеются у Севастополя с турецкой стороной, безусловно, будут пересмотрены, пояснил он.

Крымские чиновники заявили о прерывании паромного сообщения, деловых контактов, а также рекомендовали крымчанам отказаться от покупки турецких товаров и путешествий в Турцию. Константинов, в частности, назвал это «и опасным, и аморальным».

Впрочем, о массовом туризме крымчан в Турцию говорить не приходится в условиях отсутствия того же авиасообщения. В зимнем расписании аэропорта Симферополя с 25 октября 2015 года по 26 марта 2016 года международные рейсы вообще отсутствуют. «До присоединения Крыма 12% международных рейсов были за Турцией (в летнем расписании было четыре ежедневных рейса в Стамбул)», — рассказывал ранее «Газете.Ru» гендиректор аэропорта Симферополя Евгений Плаксин.

Сейчас международный аэропорт Симферополя фактически перестал быть международным. Иностранные рейсы сюда почти не летают. Хотя в летний период все-таки были нерегулярные рейсы из Турции – полеты в Стамбул осуществляла авиакомпания «Грозный Авиа».

Есть ли что рвать?

С юридической точки зрения разорвать отношения не так просто. «Очевидно, что руководство республики хочет подчеркнуть свой патриотизм и старается таким образом наказать провинившуюся сторону», — говорит руководитель международно-правовой практики коллегии адвокатов «Чаадаев, Хейфец и партнеры» Анастасия Асташкевич.

«Официально Турция не признавала Крым в составе России, поэтому непонятно, какие отношения собираются разорвать местные власти с Анкарой», — удивляется Вадим Третьяков, бывший советник по инвестициям и международной политике Минкрыма (ведомство было ликвидировано в июле этого года).

Он напомнил, что все отношения с турками шли по линии крымских татар, которые проживают в Турции.

Деловые связи только из-за рекомендации крымского правительства тоже не должны разрушиться. Хотя все будет зависеть от того, введут ли конкретные запреты на законодательном уровне.

«Если, допустим, турецкие строители строили на побережье в Крыму по договору с российским заказчиком отельный комплекс или жилой дом, то данное бизнес-партнерство только по воле представителя власти разорвать будет сложно, так как в договоре предусмотрены сроки выполнения работ и отказ от них грозит заказчику... мощным штрафом, как неисполнение обязательств», — говорит Асташкевич.

Татарский след

Может быть отменен режим благоприятствования для турецких бизнесменов, предполагает Третьяков. После присоединения Крыма к России Турция была на первом месте по интересу к деловому сотрудничеству: «по посещениям, по заявленным проектам». В то же время крымские чиновники активно «встречались с турецкими бизнесменами, обсуждали проекты, приглашали», действуя, в частности, через Ассоциацию крымских татар.

Однако, отмечает Третьяков, за полтора года не было реализовано ни одного нового проекта — они только обсуждались. Среди причин отсутствия реального прогресса — постоянно ухудшающаяся экономическая ситуация, политические осложнения, а также затянувшийся процесс придания Крыму статуса свободной экономической зоны. По данным Минэкономразвития, куда перешли полномочия Минкрыма, турецкие компании пока не выходили с предложениями стать участниками СЭЗ в Крыму.

Кроме того, турецкие бизнесмены постоянно норовили пересмотреть условия достигнутых предварительных договоренностей.

«Турки хотели участвовать в первую очередь в государственных тендерах и конкурсах. Что касается непосредственно инвестирования, то в 90% случаев их интересовало сельское хозяйство», — рассказал он. По его словам, сумма по заявленным отдельным инвестпроектам никогда не превышала $5 млн.

Третьяков затрудняется оценить долю турецкого капитала в крымской экономике. «Это все деньги диаспоры, которая под проекты делала российские «дочки», — говорит он.

Чем Турция кормит Крым

Между полуостровом и Турцией шла взаимная торговля, бизнес, по словам Третьякова, «на свой страх и риск» восстановил неофициальное паромное сообщение.

В октябре управление Россельхознадзора в Крыму заявило о том, что Турция начала прямые поставки продовольствия на полуостров морским путем. За октябрь через порты Севастополя и Евпатории было ввезено около 400 т турецких фруктов и сухофруктов. Турция стала единственным государством, которое поставляет в Крым товары прямым путем, без транзита через другие регионы России.

«Турки рассчитывали нарастить поставки продуктов к следующему туристическому сезону», — говорит Третьяков. С начала этого года Крым посетили более 4 млн туристов.

«Крым себя не кормит, по многим продуктам зависит от поставок и с Украины, и из Турции. Если вспомнить ситуацию в декабре прошлого года, когда с Украины перестали поставлять продукты, Крым ощутил большие проблемы в элементарных вещах: огурцах, помидорах», — напоминает Третьяков.

Из еды Турция экспортировала в Крым молочную продукцию, овощи, фрукты, масличные семена и плоды, кондитерские изделия.

Качество продуктов из Турции было превосходным, заявлял региональный Россельхознадзор: в октябре ведомство не выявило ни одного факта заражения ввезенных фруктов и сухофруктов. Помимо этого, турецкие производители молочной продукции планировали начать поставки в Россию, и прежде всего их интересовал Крым и Северный Кавказ. Об этом только в понедельник, 23 ноября, заявлял помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко по итогам встречи с президентом Союза производителей молочной продукции Турции с представителями российского ведомства.

«Именно Турция рассматривалась как единственный поставщик продовольствия, альтернативный Украине», — говорит Третьяков.

Однако спикер Госсовета придерживается противоположного мнения. «Крым может беспрепятственно отказаться от продуктов, ввозимых на полуостров из Турции», — заявил Владимир Константинов. На полуострове достаточно продовольствия, и возможностей заместить поставки «более чем достаточно», а турецкие продукты «составляют мизер», заверил он.

До последнего времени Турция была крупным поставщиком различных товаров в Крымский федеральный округ, свидетельствуют данные таможенной статистики. С апреля по декабрь 2014 года в Крым и Севастополь из Турции было импортировано товаров на сумму $72,7 млн. С января по октябрь 2015 года объем поставок резко снизился, в том числе из-за девальвации рубля, но все равно остался существенным для Крыма — $13,1 млн.

В 2014 году турки экспортировали мебель и постельные принадлежности на $16,6 млн, товары из стекла на $6 млн, изделия из черных металлов на $4,7 млн, алюминий и изделия из него на $4,3 млн, электрооборудование и звукозаписывающую аппаратуру на $1,7 млн, пластмассу на $1,4 млн.

В 2015 году главной категорией экспорта стало продовольствие. Хотя поставки снизились по стоимости с $7,2 млн до $6,8 млн, в общем объема импорта их доля возросла кардинально, с 9,9 до 52%.

Поставки в обратном направлении, из Крыма в Турцию, значительно скромнее. Крымский экспорт с апреля по декабрь 2014 года оценивается в $9,2 млн, с января по октябрь 2015 года — в $11,4 млн. Из них продуктов поставлено на сумму $1,3 млн и $4,8 млн соответственно. Турки закупают крымские рыбу и сорго (злаковая культура), а самой дорогостоящей продовольственной категорией являются семена подсолнечника. Из непродовольственных товаров крупные категории экспорта: черные металлы, продукты неорганической химии, органические и неорганические соединения редкоземельных и драгметаллов, минеральное топливо.

Строители ушли

На рынке недвижимости Крыма в последнее время присутствие турецких компаний практически незаметно, что можно объяснить не самой благоприятной ситуацией, сложившей в строительном секторе республики.

«Раньше у нас было достаточно много турецких строительных компаний, но это было еще во время Украины. Сейчас они почти не заметны, просто потому, что крупных строительных проектов, в которых могли бы принять участие турецкие застройщики, уже не ведется», — сообщил Игорь Захарченко, вице-президент СРО «Ассоциация профессиональных участников рынка недвижимости Республики Крым.

В крымской компании «Южный берег», занимающейся строительством жилья, также отметили, что услугами турецких подрядчиков в Крыму практически не пользуются. В основном строительство ведут местные застройщики, включая украинские строительные бригады, которые после присоединения полуострова решили продолжить работу в регионе и получили российское гражданство.

Также, как отметил Захарченко, жители Крыма редко покупают зарубежную недвижимость за границей, даже в соседней Турции.

«Думаю, кто-то что-то покупает, но о подобных запросах в местные агентства недвижимости мне неизвестно. Активного бизнеса, который бы специализировался на продаже домов в Турции, у нас нет», — сообщил он.