Россия «болеет» за юань

Роль юаня в российской экономике на сегодня преувеличена

Ng Han Guan/AP
Упоминания китайского юаня на прошедшей неделе были исключительно частыми. Однако на деле особой экономической роли для России юань не играет. С помощью китайской национальной валюты зарабатываются скорее политические очки. Время же всерьез воспринимать юань в качестве подспорья для развития российской экономики еще не пришло, считают эксперты.

Очередную волну интереса к китайской национальной валюте на прошедшей неделе подняли российские финансовые чиновники и представители госкорпораций. О юане говорили все и везде.

В четверг замминистра финансов Алексей Моисеев на Восточном экономическом форуме посетовал на волатильность рубля и юаня, которая мешает России и Китаю перейти на взаиморасчеты в нацвалютах.

Одновременно с этим зампред ЦБ Сергей Швецов раскрыл планы по созданию для китайских инвесторов взаимных депозитарных счетов («линков») на базе Национального расчетного депозитария. При наличии таких счетов российские эмитенты не будут испытывать проблем в выпуске облигаций в юанях, насчет чего также имеются планы.

В пятницу в Стамбуле замглавы Минфина Сергей Сторчак сообщил, что ведомство не исключает возможности заимствований в юанях в 2016 году.

В тот же день на банковском форуме в Сочи мощным ростом объема операций с юанем похвастал управляющий директор Московской биржи по денежному рынку Игорь Марич. В августе 2015 года этот объем составил 18,4 млрд юаней (191,4 млрд руб.), что в 4 раза превысило аналогичный показатель прошлого года, а также стало рекордным за всю историю биржи (торги юанем осуществляются с 2010 года).

Словом, юань не дает россиянам забыть о себе. И на это есть свои резоны.

Китайский юань по-прежнему рассматривается как единственный возможный претендент на лавры единой мировой валюты, которая «подвинет» американский доллар. Эта идея продолжает витать в воздухе, несмотря на недавнее поражение национальной валюты Китая на заседании Международного валютного фонда.

В августе 2015-го юаню вновь не удалось попасть в состав корзины резервных валют наравне с долларом, евро, швейцарским франком, фунтом стерлингов и японской иеной. МВФ принял решение не давать юаню статус SDR уже во второй раз (первая попытка прорваться на престижный международный уровень состоялась в 2011 году).

Правда, шанс на успех все же остается, поскольку окончательный вердикт по этому вопросу МВФ вынесет в 2016 году.

«Юань нужен всему миру», — уверен директор аналитического департамента ИК Savements Александр Осин.

Три основные мировые валюты подвержены рискам девальвации, поэтому поддержка со стороны китайского юаня просто необходима, добавляет он.

По словам Осина, прямых указаний на то, что Китай провел количественное ослабление, нет, но есть очень много косвенных. Первое – даже сейчас, после падения более чем вдвое, вырос фондовый рынок. Такой рост, говорит эксперт, может быть обусловлен ожиданием чего-то крупного.

«Это крупное – рекапитализация экономики. Это повышение уровня агрегатной денежной базы по отношению к уровню ВВП. Это приводит к снижению ставок. А на снижении ставок появляется мощный импульс к росту экономики», — объясняет Осин.

Китай, проведя количественное ослабление, получит рыночно обусловленные низкие уровни инфляции. Поддерживать их у государства уже не будет необходимости. В этих условиях Китай может допустить неограниченное число игроков на свой валютный и кредитный рынок и стать крупнейшим мировым потребителем, потеснив США, и крупнейшим эмитентом мировой валюты, уверен экономист.

Однако даже если это произойдет в обозримой перспективе, Россия от такой победы юаня ничего не выиграет, кроме, разве что, политических очков, считает советник генерального директора по макроэкономике «Открытие Брокер» Сергей Хестанов.

«С формальным использованием юаня никаких трудностей и так не возникает, — говорит он. — В приграничной торговле, в расчетах между госкорпорациями технически ничто расчетам в юанях не мешает».

Россия демонстрирует свою лояльность Китаю, и с этой точки зрения публично выражаемый интерес к юаню понятен.

Кроме того, расчеты в этой валюте несколько снижают санкционные риски, но они и так не очень высоки. Так что включение юаня в список резервных валют является для нас всего лишь умеренным позитивом, но не более того, добавляет Хестанов.

В качестве финансового инструмента юань также пока не имеет ярко выраженной привлекательности для российских граждан.

Руководитель департамента аналитики PROFIT Group Глеб Задоя на ближайшую перспективу прогнозирует всплеск интереса все к тому же старому доброму американскому доллару.

«В пятницу вышли статданные по занятости в США, — отмечает Задоя. — И они оказались рекордно позитивными с 2008 года. Теперь Федрезерв будет просто-таки вынужден повысить процентные ставки, и это поддержит доллар в ближайшее время».

Аналитик уверен, что вопрос международного статуса юаня сейчас вообще не является приоритетным для китайских властей. Их будут больше волновать вопросы обвала рынка, замедления экономики, ее переориентирование на внутреннее потребление. Поэтому, говорит эксперт, юань еще достаточно долго будет оставаться регулируемой со стороны Народного банка Китая валютой.

Кстати, именно это и делает юань относительно привлекательным для спекулянтов.

«Юанем легко торговать, поскольку рынок на него практически не влияет», — рассказывает Глеб Задоя. Направление движения китайской валюты задается государством, которое несложно понять. Правда, недавний демарш китайского центробанка спутал планы многих инвесторов, но он же позволил хорошо заработать другим – тем, кто играет и на повышение, и на понижение.

Сергей Хестанов отмечает, что рекордные объемы торгов по юаню на Московской бирже, помимо этого, могут быть связаны с хорошей работой маркетмейкеров, которым удалось значительно вырастить ликвидность по этому инструменту, что сделало его интересным для биржевых игроков. Таким образом, популярность юаня на российской торговой площадке, по мнению Хестанова, обусловлена совпадением нескольких факторов.

Все эксперты сходятся в том, что время юаня еще не пришло. И, как бы ни складывалась его судьба, в ближайшее время эта валюта не сыграет серьезной роли в экономике России.