Курортный космодром

Прага и Анкара строят новые планы на космос

Wikimedia Commons
Власти Турции и Чехии заявили о намерении усилить свою роль в освоении космоса. Если чехи планируют укрепить сотрудничество с NASA и ЕКА, то турки хотят работать обособленно — в частности, чтобы отказаться от запусков своих спутников с Байконура.

Туристические державы хотят стать космическими. Турция и Чехия — страны, вовсе не обладающие репутацией космических держав, — почти одновременно заявили о своих новых планах космической экспансии. Анкара в течение трех месяцев запустит Турецкое космическое агентство; в Праге сроков не называют, однако подчеркивают намерение создать подобное учреждение.

О скором формальном начале работы Турецкого космического агентства заявил премьер-министр страны Ахмет Давутоглу. Страна уже осуществляет ряд космических программ, новое учреждение будет призвано координировать эту работу. Агентство будет базироваться в городе — спутнике Анкары под названием Казан.

Казанский центр сконцентрирует внимание на разработке спутников, системах запуска, космических станциях и исследованиях глубокого космоса.

Прежде чем организация начнет работать, ее должны утвердить турецкий кабмин и парламент. Вряд ли ТКА встретит какие-либо затруднения на этом пути, так как создание агентства является правительственной инициативой.

По словам министра транспорта Бинали Йылдырыма, инициатива прорабатывалась совместно с военными, а также министерствами науки, промышленности и технологий. Как отметил чиновник, законодательная база функционирования учреждения стала плодом изучения опыта США, Германии, Франции и Японии. Источник издания Defence News, занятый в сфере военных госзакупок, сообщил, что

Анкара планирует построить пусковую установку для спутников. Не исключено, что она будет находиться на спорной территории Северного Кипра.

Второй возможной локацией является полуостров Датча на юго-западе страны. Что характерно, этот регион популярен среди туристов — возможно, запуски космических спутников можно будет наблюдать прямо с пляжа.

В свою очередь вице-премьер чешского правительства Павел Белобрадек заявил о планах покорения космоса после визита в Космический центр имени Кеннеди во Флориде.

«Мы обсуждаем с представителями бизнеса и научных организаций тот факт, что существует необходимость создать чешское национальное космическое агентство», — заявил Белобрадек.

На данный момент вице-премьер ведет переговоры с министерством транспорта Чехии — Белобрадек намерен взять под свой контроль космическую отрасль, которую сейчас регулирует министерство.

На сегодняшний день Чехия выделяет порядка €16 млн в год на функционирование Европейского космического агентства, что составляет 0,4% от общего бюджета учреждения. Чехия не входит в число лидеров даже среди восточноевропейских членов Евросоюза: более чем на €10 млн ее опережают и Польша, и Румыния.

Вероятно, Прага намерена усилить свой вклад в освоение космического пространства. По словам вице-премьера Белобрадека, новое агентство призвано стать «сильным партнером» NASA и ЕКА.

Космосом в Праге занимается министерский департамент космических технологий и спутниковых систем, созданный в 2003 году. Под его финансирование в чешском бюджете нет отдельной статьи, он не занимается ни подготовкой космонавтов, ни запуском спутников, так что очевидно, что возможности чехов в космической отрасли пока крайне скромные.

Разумеется, в годы научного и военного сотрудничества с Советским Союзом космические перспективы тогда еще Чехословакии были более радужными. Их кульминацией стала отправка в космос летчика-испытателя Владимира Ремека в 1978 году.

Ремек стал первым человеком в космосе, не имевшим гражданства СССР или США.

Он так и остался единственным уроженцем Чехии, полетевшим в космос. Сегодня Ремек работает послом страны в России. За связи с Москвой он отвечал и в годы своей работы в Европарламенте, где был членом соответствующего комитета.

Несмотря на свои более амбициозные планы, Турция пока не может похвастаться своим гражданином, который побывал бы на орбите.

Зато в стране уже более 30 лет функционирует институт космических исследований TÜBİTAK. Исследователи этого учреждения занимаются разработкой спутниковых систем, электроники для космических аппаратов, программного обеспечения и других смежных технологий.

С середины 1990-х годов страна производит спутники Türksat, три из которых находятся на орбите сейчас. Что характерно, два из них были запущены с Байконура на российских ракетах-носителях «Протон-М». Пока что последний такой запуск состоялся в октябре.

Еще один запуск Türksat c Байконура запланирован на 2016 год. Пока неясно, скажется ли на этих планах резкое ухудшение отношений между Москвой и Анкарой.

Вероятно, возможное строительство пусковой установки на севере Кипра или на средиземноморском полуострове Датча призвано заменить Байконур.

Если попытаться сравнить новые данные о космических планах Праги и Анкары, особенности их амбиций в этой отрасли будут видны ярче.

Чехия, хотя и намерена заявить о себе как о важном партнере США и Евросоюза в космической области, вряд ли сделает масштабные шаги в эту сторону. Трудно представить себе руководство страны, которое значительно повышает расходы на освоение космоса — а на сегодняшний день они крайне скромны.

Это подтверждают и заявления занявшегося космосом вице-премьера Белобрадека, который подчеркивает роль Праги как партнера NASA и ЕКА, а не как самостоятельной силы.

Турция же в своих космических планах, напротив, отстаивает свое намерение выйти в лидеры в этом вопросе.

Планы самостоятельно запускать спутники направлены на меньшую зависимость от России — но и о широкомасштабном сотрудничестве с американским и европейским космическими агентствами никто из турецких официальных лиц не обмолвился.

Таким образом в Анкаре подчеркивают желание проводить независимую и своевольную политику.

Особенно символичной в этом свете кажется возможность запуска турецких спутников с территории самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра.

Вызывающий месседж таких планов несложно представить себе при помощи аналогии на российской почве: насколько провокационным было бы решение вместо космодрома Восточный строить новый российский космодром, например в Абхазии?