Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Амнистия попала под погром

Бесланские женщины разгромили суд

Фото: ИТАР-ТАСС
Правобережный суд Беслана амнистировал милиционеров, обвинявшихся в преступной халатности, повлекшей гибель 331 человека во время теракта в бесланской школе № 1. Возмущенные представители потерпевшей стороны устроили погром в зале судебного заседания.

Подсудимые Мирослав Айдаров, Таймураз Муртазов и Гурам Дряев не явились ни на утреннее, ни на вечернее судебные заседания Правобережного суда Беслана. Помимо судьи Виталия Бессолова и представителя гособвинения Алана Рамонова в зале заседания оказались в основном представители потерпевшей стороны из комитетов «Матери Беслана» и «Голос Беслана», которых возмутило намерение амнистировать подсудимых в их отсутствие, не вынося обвинительного приговора. Когда судья Бессолов начал оглашать постановление по ходатайству обвиняемых от 3 мая, где милиционеры попросили прекратить уголовное дело в связи с постановлением Госдумы об амнистии, которая распространяется на должностных лиц и участников бандформирований, женщины стали его перебивать.

«Для кого оглашаете постановление? Где подсудимые? Вы же не нас судите?» — раздалось в зале. Дошло до того, что потерявшая двух детей Эльвира Тулаева накинулась на судью, попытавшись вырвать у нее текст постановления.

Ей помешали судебные приставы. Судья вынужден был прервать оглашение постановление и удалиться.

После этого женщины устроили в зале суда настоящий погром. Они сорвали жалюзи, разбили два окна, перевернули мебель, а с дверей судебных кабинетов содрали таблички с именами. Судебные приставы пытались их утихомирить, то и дело вспыхивали перепалки с приставами, а одна из женщин даже схватила пристава за грудки, и их пришлось разнимать силой. Только после прибытия подмоги в лице сотрудников милиции судебным приставам удалось вернуть контроль над ситуацией и спасти оставшуюся мебель. Однако обстановка в суде продолжала оставаться напряженной.

После слов лидера комитета «Голос Беслана» Эллы Кесаевой о том, что «это здание нужно сжечь», к Правобережному суду подъехала пожарная машина.

Пока в зале судебного заседания и в коридоре кипели страсти, судья Бессолов тайком от потерпевших собрал в соседнем зале гособвинителя, секретаря, судебного пристава и пригласил туда же телеоператоров государственного канала Russia Today и петербургского Пятого канала.

В их присутствии судья огласил постановление, согласно которому Айдарову, Муртазову и Дряеву была объявлена амнистия и снята мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Примерно в 18.30 судебные приставы вывели из здания суда всех журналистов, а еще через 15 минут туда вошли и. о. министра внутренних дел Северной Осетии Сослан Сикоев, первый зампрокурора Аслан Черчесов и председатель Правобережного суда Артур Етдзаев. После долгого напряженного разговора с потерпевшими, а также с адвокатом «Матерей Беслана» Таймуразом Чеджемовым чиновники ушли в другую комнату, чтобы определиться с дальнейшими действиями. «Если мы сегодня сдадимся, то потеряем свой последний шанс», — заявила лидер «Голоса Беслана» Элла Кесаева.

Представители потерпевшей стороны заявляют о незаконности завершения судебного процесса на стадии, когда не опрошенными осталась около 100 свидетелей со стороны обвинения. Кроме того, они указывают на тот факт, что постановление об амнистии к милиционерам неприменимо. Дело в том, что, согласно постановлению Госдумы от 22 сентября прошлого года, под амнистию попадают участники бандформирования и должностные лица, совершившие правонарушения во время контртеррористической операции, а преступную халатности, согласно материалам дела, подсудимые допустили еще до теракта, в августе. Они не приняли соответствующих мер безопасности в День знаний, хотя в течение всего месяца по линии МВД и ФСБ неоднократно проходили шифрограммы, предупреждавшие о возможном теракте в городах Северного Кавказа по буденновскому сценарию. Потерпевшие говорили о том, что принципиально не против того, чтобы милиционеров амнистировали, поскольку считают их стрелочниками, но амнистия без обвинительного приговора для них неприемлема. Кроме того, амнистия означает автоматическое прекращение суда, во время которого, как считают потерпевшие, выявлялись обстоятельства, свидетельствующие о вине более высокопоставленных должностных лиц. «Решение суда — это очередной плевок в душу потерпевших. Ни Генпрокуратура, ни судебные органы не заинтересованы в объективном расследовании», — отозвалась о решении суда глава «Матерей Беслана» Сусанна Дудиева. По ее словам, крушить суд женщины начали потому, что не смогли ничего добиться законными методами борьбы за справедливость.

На момент публикации чиновники продолжали совещаться в зале суда, где оставались и потерпевшие.