Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Запрещено существовать несуществующему

Мосгорсуд запретил НБП во всех видах

Национал-большевистская партия, на этот раз и как общественная организация, больше не существует. Мосгорсуд признал ее экстремистской и запретил.

Заседание суда по заявлению Московской прокуратуры о признании общественной организации «Национал-большевистская партия» (НБП) экстремистской и запрете ее деятельности растянулось на два дня. В четверг состоялись прения сторон, а затем судья Алла Назарова огласила свое решение.

Суд удовлетворил заявление прокуратуры и постановил признать деятельность общественной организации НБП экстремистской и на этом основании запретить ее деятельность.

Судья огласила только резолютивную часть постановления, так что, какими основаниями руководствовался суд при вынесении решения, пока не известно. Представитель прокуратуры Ирина Семенова заявила об удовлетворенности решением суда. Адвокат «духовного», как он сам себя называл в течение заседания, лидера НБП Эдуарда Лимонова Сергей Беляк заявил, что, скорее всего, воспользуется правом обжаловать решение суда в течение десяти дней в Верховном суде. Впрочем, он уточнил,что «не испытывает иллюзий по поводу решения» вышестоящей инстанции. По его мнению, прокуратуре так и не удалось доказать существование межрегиональной общественной организации НБП и то, что ею руководит именно Лимонов, а признавать экстремистской несуществующую организацию абсурдно. Адвокат назвал решение суда «политическим» и высказал мнение, что за нацболами «последуют другие партии».

«Это битва на Калке, за НБП последуют другие партии и люди, имеющие мнение, противоречащее государственному», — сказал адвокат. Сам Лимонов, пришедший на заседание вместе с женой и грудным ребенком, назвал решение суда «отвратительным и неправовым».

«Оно будет иметь для России большие исторические последствия. Теперь последует серия уголовных дел против меня и других руководителей партии. Людей будут задерживать за наличие партийного билета и выход на улицы с символикой», — сказал Лимонов.

Напомним, что основанием для обвинений в экстремизме прокуратура считает три предупреждения о недопустимости экстремизма, вынесенные нацболам 26 января, 8 февраля и 15 марта 2007 года прокуратурами Санкт-Петербурга, Челябинской области и Одинцовского района Московской области. На эти предупреждения нацболы, по мнению прокуратуры, не отреагировали. В частности, в 14 и 15 апреля они участвовали в московском и питерском «Маршах несогласных». Согласно федеральному закону об экстремизме, трех предупреждений достаточно для того, чтобы обратиться в суд с заявлением о запрете общественной организации.

В ходе самого заседания Лимонов и Беляк доказывали, что обвинить НБП в экстремизме невозможно, поскольку ни партия, ни общественная организация с таким названием не существуют с середины 2006 года. Прокуратура утверждала обратное, основываясь на информации СМИ и признаниях обычных нацболов в том, что они состоят в партии НБП.

В среду, как писала «Газета.Ru», представители прокуратуры представили свои доказательства. В основном прокуратура основывалась на материалах печатных и электронных СМИ, которые называли Лимонова «лидером НБП». Кроме того, Лимонов виноват в том, что не мешал называть его лидером Национал-большевистской партии соратникам по оппозиционной коалиции «Другая Россия», в частности, в ходе «Маршей несогласных». Представители прокуратуры в четверг (накануне они заявляли о невозможности получить материалы незавершенных дел) приобщили к делу протоколы допросов нацболов, проходящих по уголовным делам, которые и послужили основаниями для предупреждений НБП в экстремизме. В них нацболы называют себя членами неформальной организации НБП, а Лимонова — ее неформальным лидером. Лимонов заявил, что по делам в Санкт-Петербурге (там в 2006 году нацболы ворвались на заседание заксобрания) и Одинцове (где 11 марта 2007 года национал-большевики устроили акцию на избирательном участке) еще не закончилось следствие и региональные суды могут нацболов оправдать. Однако по закону об экстремизме, решение суда по экстремистским делам для запрета деятельности партии не требуется.

Адвокат Беляк в четверг, как и в среду, утверждал, что никакой организации НБП просто не существует. Лимонов, по его собственным словам, является «духовным лидером для приверженцев национал-большевистской идеологии и вообще людей левой протестной ориентации».

«Наверняка есть неформальная организация любителей песни Fool on the hill («Дурак на холме»). И что, прокуратура будет ее запрещать на основании предположений, что дурак на холме — это, возможно, президент? Доказательства прокуратуры — одна макулатура», — объяснял абсурдность решения суда Беляк.

Действительно, межрегиональная общественная организация НБП (МОО НБП) была ликвидирована еще в 2005 году, затем в 2006 году она попыталась зарегистрироваться как общероссийская политическая партия, однако ей было в этом отказано. Однако, по мнению прокуратуры, с тех пор она существует как общественное объединение, однако после того, как ее деятельность признали незаконной в трех регионах, она вновь стала МОО НБП. Таким образом, ликвидирована будет не уже запрещенная МОО НБП, а новая МОО НБП.