Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Сурков победил управляемую демократию

Насыщенный день замглавы администрации президента

Замглавы администрации президента Владислав Сурков сегодня трудился не покладая языка. На закрытом брифинге он не исключил третьего президентского срока для Путина, а потом выслушал мнение на этот счет российского экспертного сообщества. С отдельными экспертами бенефициант вдоволь похихикал.

Сегодня в «Александр-Хаусе» на Большой Якиманке, где находится Фонд эффективной политики (ФЭП) Глеба Павловского и его же издательство «Европа», была представлена новая книга — сборник статей российских политологов и политиков «Суверенитет». В сборник вошла и работа Владислава Суркова, а именно, его февральская речь перед активом «Единой России». Отметился в работе над книгой и его патрон Владимир Путин: туда вошла составленная из отрывков его выступлений программная статья. Давал ли автор разрешение на публикацию — на презентации так и не выяснилось.

Гвоздем презентации должно было стать появление Суркова: небольшой конференц-зал заполнился журналистами, телекамерами и просто любопытствующими, ожидавшими приезда замглавы президентской администрации.

Начало задерживалось. «Сползаются в зал разморенные зноем слушатели, шлют отчаянные эсэмэски», — констатировал Глеб Павловский. Вскоре стало понятно, кого именно ждут: в зале не хватало только Суркова. Уже когда он появился, от приехавших с ним журналистов стала известна и причина опоздания: Сурков провел закрытый брифинг для нескольких информационных агентств и аккредитованных в Москве иностранных журналистов.

Там он дал пояснения по всей повестке дня, от ситуации в Южном Бутове до проблем интеллектуального сообщества и чеченской темы.

Но главной стала новость о возможном вступлении президента Путина в партию и о его третьем сроке.

По словам Суркова, он не знает, кто будет преемником Владимира Путина в 2008 году. Как сообщают информагентства, отвечая на вопрос журналистов, кто сменит Путина на посту президента и как Кремль намерен обеспечить ему популярность, Сурков ответил: «Не знаю, кто. Тем более не знаю, как».

При этом Сурков не отрицал, что Путин может выдвинуть свою кандидатуру на пост президента через срок, в 2012 году. «Жизнь покажет», — ответил Сурков на вопрос одного из иностранных журналистов.

На просьбы прокомментировать, считает ли он политическую систему России управляемой демократией, Сурков такие предположения отверг. Он сказал, что управляемая демократия — это как раз то, с чем Россия борется, потому что это «навязываемая некоторыми центрами глобального влияния всем народам без разбора — силой и лукавством — шаблонная модель неэффективных и, следовательно, управляемых извне экономических и политических режимов».

Сурков заверил журналистов, особенно иностранных, что российское представление о демократии ничем не отличается от европейского. «Наша, российская модель демократии называется «суверенной демократией», — рассказал Сурков. По его словам, Россия «строит открытое общество, не забывая, что мы свободны». «Мы хотим быть открытой нацией среди других открытых наций и сотрудничать с ними по справедливым правилам, а не управляться извне», — еще раз заметил Сурков.

По его словам, в оценке российской политической системы на Западе «применяют двойные стандарты». Например, он не считает отклонением от демократических стандартов тот факт, что действующая власть поддерживает одну партию — «Единую Россию».

«Разве Джордж Буш не поддерживает Республиканскую партию, а Тони Блэр — Лейбористскую? (…) Мы поддерживаем и будем поддерживать «Единую Россию». Это нормальная практика демократических государств», — пояснил Сурков.

Он привел в пример западные страны, когда глава государства поддерживает ту партию, от которой он избирался, и назвал это явление нормальным. Впрочем, государство поддерживает и другие партии, поскольку платит тем партиям, которые получили на выборах более 3%.

По его словам, утверждения о том, что власть поддерживает исключительно «Единую Россию», провоцируются ситуацией, когда президент не является членом какой-либо партии. «Это издержки нашей борьбы с коммунизмом. Мы занимались департизацией и какое-то время сильно этим увлеклись», — пояснил Сурков.

Впрочем, беспартийность президента, по оценке Суркова, — «дело поправимое в ближайшей исторической перспективе».

В «Александр-Хаусе», куда после выступления приехал Сурков, на эти же темы рассуждал редактор «Московских новостей» Виталий Третьяков. Сурков уселся между ним и политологом Сергеем Марковым и сразу стал о чем-то с ним хихикать.

Третьяков долго и медленно говорил о «суверенной демократии». По его мнению, для русского народа «демократия» всегда была «ценностью второго плана», а государство и его независимость от других стран — первого. Обвинения же российского государства в недемократичности и вовсе абсурдны, рассказывал Третьяков. «Любая власть авторитарна, — заверил Третьяков. — И в любой демократии есть элементы авторитаризма». Точно так же любой тоталитаризм, по утверждению Третьякова, имеет элементы демократии — раз уж народ такой строй терпит. А самый большой диктатор тоже от кого-то зависит — он приходит домой, а там его жена бьет. А утром он посылает тысячи на смерть». Сурков кивал. В конце концов Третьяков договорился до того, что назвал синонимом к слову «суверенитет» слово «самодержавие», которое, по словам эксперта, происходит от слов «сам» и «держава»

По утверждению редактора «Московских новостей», для русского народа «тоталитаризмом всегда является власть чужих, а не своих, даже если свои немного мерзавцы, а чужие — мерзавцы в меньшей степени». Кого именно он имел в виду — осталось доподлинно неизвестно.

Авторитаризм российской власти обоснован и размерами страны, и различием ее регионов.

«Если бы в Кремль попали демократы — ну, например, Валерия Новодворская, (на этих словах Третьякова Сурков широко заулыбался), — через неделю она прибегла бы к авторитаризму и ввела бы войска в 15 регионов России».

Тут Третьяков плавно подошел к главной теме доклада: по его мнению, чтобы «суверенная демократия» в России стала «необратимой», неплохо было бы дать Путину третий срок. Сурков снова заулыбался.

Третьяков тут же дал рецепт: нужно на референдуме принять специальный конституционный акт, который позволил бы Путину участвовать в выборах в 2008 году, «а там уж как народ решит». Сурков оживился уже по-настоящему и стал что-то помечать в тетрадке.

«В конце концов, а кто бы мог заменить Путина? — заметив искренний интерес, разошелся Третьяков. — Дайте мне такого человека, назовите мне фамилию — и я завтра же опубликую статью «Путин, уходи!». Предложу президенту уйти на лето в отпуск, а возвращаться из него не надо»

На этом Третьяков выступление закончил. «Гусары пока молчат, то есть эксперты», — пошутил Павловский и предложил задавать вопросы. Сурков дискуссию слушать не стал, он неожиданно встал и, к разочарованию журналистов, так и не произнеся за мероприятие ни одного слова, направился к выходу. Тетрадку он прихватил с собой.