Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Несомненно левый

Живопись для живописцев и зорких детей на выставке «левого» МОСХовца Михаила Иванова, открывшейся в выставочном зале Литературного музея.

Невооруженным глазом видно – выставки шестидесятников посыпались как перезрелые яблоки. Третьяковка уже года два или три показывает «суровых», нонконформистов и прочих, выросших из «оттепели». Хотелось бы объяснить это возросшим интересом к пластическим поискам «второго авангарда» в свете некоторого возвращения живописи в конкурентное поле нынешнего искусства. Но есть и попроще объяснение: герои этих выставок достигли семидесяти-восьмидесятилетних рубежей.

Формально-юбилейный привод – не главное. Просто те, кто дожил, понимают: сейчас или никогда. Про недоживших вспоминают родственники или близкие им искусствоведы и художники – тоже боятся, что если не они, то никто. Не вспомнят, не увидят, не поймут. Пока есть силы, надо разъяснить.

Про Михаила Иванова, например.

На этот раз не Третьяковка, а Литературный музей совместно с семьей художника. Про выставочный зал в Трубниковском переулке «Газета.Ru» уже писала, что скоро закроют на ремонт, а после – неизвестность. Вот и стараются энтузиасты из Литературного музея побольше выставок успеть показать. Нынешняя к специфике музея почти никак не привязана. Ну, если не считать поводом коллизию происхождения Михаила Иванова. А она такова, что является он прямым единокровным сыном Исаака Бабеля. Папа расстался с мамой вскоре после рождения будущего живописца. И мама вышла замуж за другого мастера слова – Всеволода Иванова. Этот никуда не сбегал и полноправно назывался «папой». Только вот ударение в фамилии Михаила обычно ставят не на втором слоге, а на третьем – попроще, без дореволюционных аллюзий…

«Выставка девяти» состоялась в 1961 году. В группу молодых художников входили Михаил Иванов, Павел Никонов, Николай Андронов, Борис Биргер, Владимир Вейсберг, Леонид Берлин и другие.

Это они стали виновниками моды на закрытие выставок – все началось с «Девяти».

Потом был Манеж с Хрущевым, внесший дополнительные трудности в карьеру Иванова со товарищи. «Девятка» редела – была потом «выставка восьми», еще выставки, где их было уже семь, шесть, четыре. Но и эти экспозиции запрещали. Новую силу опала Михаила Иванова набрала после его выступления в 1963 году на заседании Московского горкома КПСС. В 1973 году выставка шести художников из «Девятки» провисела три дня. На открытие для порядку приехали два наряда милиции, а на выставку пускали только членов Союза художников. Персональной выставки Михаил Иванов удостоился только в 1994 году.

Биография Иванова – типичная история представителя «левого МОСХА». Несуществующей организации, тайного общества без устава. На самом деле слова «левый МОСХ» не описывают конкретную группу граждан – только намекают на степень прогрессивности некоторых членов Московского союза художников, их нелояльности по отношению к соцреализму. Составить точные списки «левого МОСХА» почти невозможно – респонденты (то есть коллеги-современники) расходятся во мнениях. Но есть персонажи, однозначно принадлежащие к этой эфемерной общности. Михаил Иванов – один из них. Возможно, самый несомненный «левый».

На выставке в Трубниковском он представлен не пейзажами Москвы, с которыми прочно ассоциируется, а многочисленными видами, привезенными из дальних поездок – Средняя Азия, Прибалтика…

Пейзажи настроения, не стремящиеся к документальному видописанию. Взъерошенная, фактурная поверхность его многоцветных работ – квинтэссенция живописности.

Ловишь себя на желании потрогать ее руками – небо, дома, дороги, фигуры и деревья слиты в единое варево масляной краски, через почти тактильное ощущение которого надо пробиться к восприятию насыщенного цвета. Именно цвет создает мерцающее пространство пейзажей и интерьеров, является элементом конструкции ивановских работ. Его живопись предельно профессиональна. До такой степени, что становится очевидно – своим зрителем художник хочет видеть собрата по профессии, с ним он разговаривает на языке Сезанна, Фалька и парижской школы. Зрителю-дилетанту непросто. Но есть одно свидетельство, записанное самим Ивановым. Однажды на пленэре он услышал за спиной, как ребенок на вопрос матери «А что дядя рисует?» ответил: «Погоду».

Где тот зоркий ребенок, что с ним теперь?

Выставочные залы государственного Литературного музея. Трубниковский пер., 17. «Михаил Иванов. Графика, живопись» – до 18 июня.

Поделиться:
Картина дня
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть