«Мертвого Жвании мы не видели»

Зураб Жвания погиб при странных обстоятельствах. В ночь смерти премьера его почему-то бросила охрана, доза угарного газа, обнаруженная в крови, была несмертельной, а тело погибшего политика вообще почти никто не видел. Об этом в интервью «Газете.Ru» заявила независимый судмедэксперт Майя Николеишвили. Она возглавляла службу экспертиз при Минюсте Грузии, когда Михаил Саакашвили был министром юстиции.

— Майя, почему вам кажется сомнительной официальная версия, по которой Зураб Жвания погиб из-за несчастного случая?

— Официальная версия была дана буквально через час после обнаружения тел, в полдевятого. Было чересчур странным, когда глава МВД без сомнений сказал о несчастном случае. Это было и похоже на заказ: как будто таким образом пытались давить на следствие. Обычно недопустимо говорить такие вещи, когда нет еще даже предварительных заключений экспертиз трупов. А первая версия была изложена в очень категоричном виде: это был несчастный случай — и всё.

— Большую ли дозу угарного газа получили Жвания и его друг?

— Всеми признается, что смертельная концентрация СО, связанного с гемоглобином, – это 60-80%. Это обычно указывается в советской и российской литературе, которой мы пользуемся. Конечно, все это очень индивидуально. Но в официальной версии цифры вообще менялись. То говорили о 10%, то о 40%. Но это неудивительно. Я знаю аппаратуру, на которой проводятся исследования, поскольку мне доводилось работать начальником центра экспертиз при Минюсте. Конечно, она старая, николаевских времен. В общем, конечно, не в лучшем состоянии.

Но главное — закрытость следствия. Я сейчас являюсь независимым судмедэкспертом и, к сожалению, единственным в Грузии сертифицированным судмедэкспертом, работающим в негосударственной сфере. И это первый случай, когда я не участвую в расследовании такой громкой смерти. Обычно власти обращаются ко мне: Грузия маленькая страна и почти все друг друга знают. Тем более мы с Саакашвили работали несколько лет и он всегда подчеркивал особое доверие к моим экспертным заключениям. Но сейчас следствие было закрыто, и в обществе появились серьезные сомнения. Если при Шеварднадзе процессы закрывались для негосударственного сектора и неправительственных организаций, мы всегда делали вывод, что им есть, что скрывать. В последние годы правления Шеварднадзе мы уже добились того, что все расследования были для нас доступны и общество получало ответ, а не постулат.

А тут впервые мы столкнулись с таким случаем, когда закрыто было все. Полиция не пускала никого к дому, никто не снял ни одного кадра со Жванией. Вчера журналистам только показали кассету, но запретили ее переписывать и показывать.

— А что на ней было?

— Съемки места происшествия вместе с телами. Но кассету только показали и сказали: посмотрели и всё. Журналисты были удивлены и говорили, что не могут даже убедиться, подлинная это кассета или монтаж. Так обычно не делается, и такого у нас за последние годы не было. Лица мертвого Зураба Жвании мы не видели. Тело видели только те, кто был в квартире.

Я не говорю, что ставлю под сомнения несчастный случай, но мы требуем доказательств того, что это был несчастный случай. На фоне приватизации, где речь идет о сотнях миллионов, не было ли у этих дел связи со смертью Жвании? И еще был теракт, который произошел в Гори за день до смерти Жвании (взрыв заминированной машины рядом с полицейским участком. – «Газета.Ru»). Если тут была связь и смерть Жвании не была случайной, то получается, что все это направлено против президента Саакашвили.

— Тогда какой смысл это скрывать?

— Наша страна претендует на то, что в ней не происходит таких средневековых убийств.

— В самом несчастном случае вам что-нибудь кажется подозрительным? Действительно ли в Тбилиси много людей погибают из-за плохих обогревателей?

— Я не сказала бы, что это бывает часто, но случается. Эти обогреватели, конечно, дают летальные случаи. Но тут у нас немножко другое. Люди находятся в чужой конспиративной квартире, которая снимается.

Обычно Жвания не ходил один, без охраны, которая обязана все проверять. Охрана не должна оставлять человека вот так подыхать, даже если это несчастный случай.

По телевизору показывали соседей, и они сказали, что с половины второго до половины четвертого ночи возвращались домой и в это время на улице не было ни одной машины. Куда же девалась эта охрана, и было ли это случайностью? Очень много подозрительных моментов. Я не говорю, что несчастного случая не было, я говорю, пожалуйста, убедите нас, что это было так.

— А версия о том, что в этой квартире была плохая вентиляция вам кажется убедительной?

— Это сказал начальник «Тбилгаза», но он же не эксперт. Он не подписывается под своим заключением и не несет за него ответственность по УПК. А не было ли там еще пищевого отравления? Все эти вопросы остаются открытыми.