Право на секс,
право на смерть

Саша Хорь 31.08.2004, 17:10
Фото: outnow.ch

Шокирующая программа Венецианского кинофестиваля, который откроется 1 сентября, выглядит вызовом конформизму проката и фестивальных конкурентов.

Конкуренция между главными кинофестивалями в наше неспокойное время порождает весьма интересный сюжет. Пока самодовольные Канны увлекаются политикой, а Берлин пытается нащупать смутную европейскую идентичность, Венеция занимает позицию доброго ангела недоброго современного кинематографа. Во всяком случае, число шокирующих массовый вкус картин в программе 61-го Международного кинофестиваля в Венеции, который откроется 1 сентября, достигает критической массы. Как и число актуальных и интересных режиссеров.

В частности, в Венеции состоится премьера новой картины Франсуа Озона «Пять на два».

Самый модный персонаж и один из самых занятных и прихотливых художников современного кино, Озон, словно гусь с яблоками, — главное блюдо стола.

Фильм рассказывает историю одной пары, прожившей вместе пять лет. Пять важных моментов в жизни этих людей в возрасте «уже тридцать» подвергаются тщательному разглядыванию через лупу мертвящего озоновского взгляда. Формат женского глянцевого журнала встречается с агрессивным психоанализом, а Озон — с перспективой главного приза.

Достойным соперником французу выглядит британец Джонатан Глэйзер с его американской работой «Рождение» («Birth»). Глэйзер вообще человек прихотливый, его видео, снятые для Massive Attack, Blur и Radiohead, — пример того, что можно сделать в этом жанре, если не бояться, что тебя линчуют. Единственной полнометражной киноработой Глэйзера до сих пор была только «Сексуальная тварь» — обаятельнейшая постановка о семейных ценностях, трупе под дном бассейна и кровожадном мистическом кролике.

«Рождение» с Николь Кидман в главной роли вызвало скандал еще до выхода в свет. Фильм рассказывает о женщине, у которой пропал муж. Спустя годы, когда героиня собралась снова замуж, появляется десятилетний мальчик, который заявляет, что он реинкарнация ее пропавшего мужа.

Сцена секса Николь Кидман с десятилетним мальчиком так потрясла воображение американцев, что общественность потребовала ее из картины изъять — видимо, чтобы не было в кинотеатрах инсультов от прилива чувств.

Другой модный персонаж, Алехандро Аменабар, также не дает дремать. Постановщик «Других», автор оригинальной версии «Ванильного неба» — «Открой глаза», Аменабар оставил хоррор ради драмы, основанной на реальных событиях. Вот только события эти посвящены борьбе за право на смерть.

Лента «Море внутри» («Mar adentro») рассказывает историю испанца Рамона Сампедро, в возрасте 29 лет нырнувшего в море со скалы и получившего тяжелую травму. Парня полностью парализовало, и, хотя его семья сделала все, чтобы его жизнь была сносной, жить ему совсем не хотелось. Очевидно, человек очень мужественный, Сампедро сумел занять себя литературной работой и даже сконструировал устройство, позволяющее отвечать на телефонные звонки. Тем не менее главным его желанием было умереть, и в течение пяти лет Сампедро пытался найти легальные способы уйти и жизни. В конце концов ему помогли друзья: вскрытие показало наличие в организме цианистого калия , который Рамон Сампедро не мог принять самостоятельно. Родственники отказались возбуждать уголовное расследование. Такая история — такое кино.

Вполне вписываются в этот контекст «Палиндромы» («Palindromes») автора людоедского «Счастья» Тода Солонза, рассказывающие истории 12-летней девочки, одержимой идеей забеременеть, и «Земля обетованная» израильтянина Амоса Гитая, посвященная мытарствам восточно-европейской проститутки в Израиле, и талантливая кровожадная феминистка Клэр Дени с лентой «Захватчик» («Intruder»).

Похоже, что Венеция намерена твердо отстаивать право режиссеров снимать хорошие картины на самые болезненные темы — столь последовательный выбор шокирующих работ выглядит вызовом как прокатному, так и фестивальному мейнстриму.

Несколько разбавляет интонацию фестиваля анимационная лента Хаяо Миядзаки «Блуждающий замок Хоула» («Howl's Moving Castle»). Правда, надо заметить, что его «Унесенные призраками» не только получили «Оскара», но и победили в конкурсе Международной гильдии постановщиков хоррора. А история «Замка» посвящена девушке, которую колдунья превратила в 90-летнюю старуху.

Россию в этом году в конкурсе представляет Светлана Проскурина с лентой «Удаленный доступ». Тут тоже все ужасно. Идущая по реке лодка переворачивается, отец успевает спасти сына, жена и дочь идут ко дну. Мальчик вырастает, угнетаемый детской травмой. Однажды он пользуется услугой «Секс по телефону», и между ним и секс-телефонисткой вспыхивает страстное чувство в удаленном доступе.

Проскурина больше известна западному зрителю: ее лента «Случайный вальс» в 1990 году получила «Золотого леопарда» в Локарно. Последние годы режиссер ставила картины для телеканала «Культура» и выступила соавтором сценария к «Русскому ковчегу» Сокурова. После прошлогоднего успеха «Возвращения» в Венеции за судьбой российской картины стоит последить повнимательней. Впрочем, два раза в одну воронку обычно не попадает, да и конкуренты в этом году у российского фильма посерьезней.

Фестиваль пройдет с 1 по 11 сентября, жюри, в которое вошли автор «Гудбай, Ленин» Вольфганг Беккер, Спайк Ли, Душан Макавеев и Скарлетт Йоханссон, возглавит режиссер Джон Бурман.