Здравствуй, Санта, Новый год!

Фото: sina.com.cn
Каннский дневник: приключения злобного Санты в примерочной для крупных женщин и летающие китайские кинжалы в память о «Матрице».

ФИПРЕССИ сломалось и вручило свой приз Майклу Муру за его документальные приподвыверты. Потому что он тоже критик, а братьев по несчастью надо уважать.

Прочие призы вручат в субботу вечером. Предположений о возможном победителе ходит много – от нового фильма Ассайяса и «Посмотри на меня» Агнес Жауи, идеально французского, в котором все отношения столь же глубоки, сколь необязательны, — до японского «Никто не знает» и «Жизни и смерти Питера Селлерса» Стивена Хопкинса, идеально американского, напоминающего почему-то Вуди Аллена.

Во внеконкурсной программе было несколько часов чистого счастья. «Плохой Санта» Терри Звигофа – лучшая рождественская комедия, которую я видела в жизни, прекрасно иллюстрирующая суть выражения «Здравствуй, жопа, Новый год». Уилли (Билли Боб Торнтон), конченый алкоголик, раз в год грабит большие магазины. В течение нескольких предрождественских дней он работает в магазинах Санта Клаусом: борода набекрень, перегарный дух, под стулом – лужа (нет смысла отвлекаться и ходить в туалет). В свободное от занятий с детьми время Санта трахает в задницу посетительниц секции «Одежда для полных». Грабить магазины и развлекать детей Санте помогает лилипут Тони Кокс, в связи с которым в фильме долго обсуждаются проблемы политкорректности: нельзя же уволить с работы чернокожего лилипута! Как только магазин закрывается под Рождество, Кокс отключает сигнализацию, а Санта взламывает сейф с деньгами. Я в детстве очень хотела узнать, что там за слово в стишке «Здравствуй, дедушка Мороз, борода из ваты, ты подарки нам принес, ..... горбатый?» — и почему взрослые так глупо хихикают, когда этот стишок читают. Теперь знаю: там должно быть «Билли Боб».

А фраза «Fuck me, Santa, fuck me, Santa, fuck me, Santa» просто обязана войти в список самых употребимых новогодних фраз, наряду с «Ну-ка, елочка, зажгись».

Еще один внеконкурсный фильм, на который тут была давка, — «Дом летящих кинжалов» Чжана Имоу. Успех «Героя» все помнят, а на этот раз Имоу хвастался, что использует все свои наработки, чтобы снять действительно прекрасное кино, с захватывающим сюжетом и глубокими характерами. Снял. Сюжет захватывает. 859 год. Китай. Три героя: два мальчика и девочка. Мальчики любят девочку, она раньше любила одного из них, а теперь вот вроде начинает любить другого. Все трое находятся при исполнении: девочка – член подпольной группировки «Дом летящих кинжалов», мальчики – из императорских солдат, которые хотят группировку разоблачить, поэтому один из мальчиков (Такеши Канеширо) девочку сопровождает к подпольщикам, а другой (Энди Лау) прячется в кустах на всякий случай. Это если вкратце. Каждый эпизод заключается в том, что девочка говорит Канеширо: «Иди! Мне больше не нужна твоя помощь!» — и он, конечно, уходит, тут на нее нападают солдаты, она долго и красиво с ними дерется. Когда силы ее на исходе, а солдат остается четверо, в крайнем случае пятеро, мальчик снова прибегает (сердце-то чувствует беду). Убивает всех солдат, бежит в кусты, говорит своему напарнику: «Как больно мне было их убивать!» — потом возвращается из кустов, и они с девочкой идут дальше. Минут через пять непринужденной беседы девочка снова говорит: «Иди! Мне больше не нужна твоя помощь!» — и все повторяется снова, уже в другом пейзаже.

Пейзажи у Имоу хороши, как всегда. Природа во всем его слушается, прорастает, где надо, бамбуковым лесом, где надо – машет желтыми и красными листьями, иногда посыпает это все снегом. На снегу и кровь красней.

В «Герое» разные части истории были решены в разной цветовой гамме, в «Доме» все приглушенное: зелененькое, коричневенькое, желтенькое, красненькое. Лишь последняя сцена – снежно-белая. Дерутся красиво, бегают по бамбуковым стволам, швыряются кинжалами, звенят мечами, крутят туловищами в память о «Матрице». Потом героиня, Чжан Ци И, лежит рядом с Такеши Канеширо, смотрят они в небо, и он у нее спрашивает: «Когда мы еще увидимся?». А она, натурально, отвечает: «Я тебе позвоню». Ну или что-то в этом роде, что призвано показать глубину характеров и непредсказуемость сюжета. Кому нужен сюжет, когда ножички летят с таким звенящим стоном? Максим, Максим, я видел подпольщиков, они боролись за народное дело!

И, кстати, насчет Кар-Вая. Гениальное кино, знаете. С замедленным действием.