Суд не поверил в раскаяние террористки

Зарема Мужахоева, обвиняемая в попытке взорвать ресторан «Имбирь» в центре Москвы, приговорена к 20 годам лишения свободы в колонии общего режима. Защита считает, что суд не учел раскаяние террористки, и собирается обжаловать приговор.

Мосгорсуд приговорил 24-летнюю уроженку Чечни Зарему Мужахоеву, пытавшуюся взорвать один из ресторанов в центре Москвы, к 20 годам лишения свободы. По решению судьи тюремный срок она будет отбывать в колонии общего режима.

«Мужахоева действовала в составе организованной преступной группировки, а мотивами совершения преступления были национальная и религиозная ненависть», — отмечается в приговоре суда.

Вынося приговор, суд также учел, что преступления, совершенные Мужахоевой, относятся к категории особо тяжких.

Еще до начала оглашения приговора Мужахоева заявила журналистам, что «не хотела никого убивать»: «У меня была возможность нажать на кнопку или убежать, не сдаваясь милиции. Я надеялась на вас, однако ваш суд несправедлив». А по окончании зачитывания приговора сказала судье: «Спасибо, ваша честь». В свою очередь, гособвинитель по делу Александр Кубляков заявил, что удовлетворен решением суда.

Зарему Мужахоеву признали виновной в попытке совершения теракта еще 5 апреля. Тогда коллегия из 12 присяжных заседателей единогласно вынесла обвинительный вердикт, признав Мужахоеву виновной по всем инкриминируемым ей статьям: «Терроризм» (ст. 205 ч. 3), «Покушение на убийство» (ст. 30-105 ч. 3) и «Незаконное хранение и перевозка взрывчатки» (ст. 222 ч. 3).

Присяжные решили, что террористка не заслуживает снисхождения, хотя она и рассказала следователям о базе боевиков в подмосковной деревне Толстопальцево.

Зарема Мужахоева была задержана 9 июля 2003 года на 1-й Тверской-Ямской улице с взрывным устройством в сумке. При обезвреживании бомбы мощностью около 400 г пластита трагически погиб взрывотехник ФСБ майор Георгий Трофимов.

По данным обвинения, Мужахоева прибыла в Москву 3 июля 2003 года. По заданию организаторов теракта она должна была встретиться в кафе на Павелецкой с неким чеченцем. На случай, если встреча не состоится, все руки Мужахоевой были исписаны телефонами, по которым она должна была звонить для получения дальнейших инструкций.

Встреча состоялась, и Мужахоева отправилась на такси в подмосковное Толстопальцево. Там Мужахоева прожила два дня вместе с Зулихан Элихаджиевой и Зинаидой Алиевой, подорвавшими себя в Тушине 5 июля 2003 года. Спустя четыре дня, 9 июля, и Зарему Мужахоеву на машине отвезли в Москву. Как выяснили следователи, ее высадили на Васильевском спуске.

Она некоторое время походила возле гостиницы «Россия», затем поймала такси и поехала по Тверской. Пройдя несколько ресторанов, она остановилась у входа в ресторан «Имбирь». По данным прокуратуры, ее странное поведение заметили охранники ресторана, они вызвали наряд милиции, когда Мужахоева несколько раз пыталась привести в действие взрывное устройство. Хотя, по версии защиты Мужахоевой, она сама дала сигнал охранникам ресторана, что в ее сумке бомба, и решила сдаться.

На базе готовили смертниц для теракта в Тушине и хранили взрывчатку. Позже там были обнаружены и пояса со взрывчаткой.

И все же присяжные не оценили раскаяние Мужахоевой, хотя ее адвокат Наталья Евлапова настаивала, что взрыв рядом с рестораном «Имбирь» не произошел только потому, что в последний момент террористка передумала себя взрывать. Тем не менее присяжные приняли во внимание доказательства обвинения. «На предварительном следствии она заявляла, что несколько раз нажимала на кнопку «адской машины», чтобы привести механизм в действие. Однако в суде она отказалась от этих показаний», — пояснил Кубляков.

Услышав 5 апреля вердикт присяжных, Мужахоева, признававшая вину только в хранении взрывчатки, впала в истерику и начала кричать: «Я вас до сих пор не ненавидела, а теперь ненавижу и, когда вернусь, всех вас взорву!»

После чего ее увезли обратно в СИЗО в состоянии нервного срыва. Уже на следующий день гособвинитель Александр Кубляков потребовал для Мужахоевой 24 лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима.

Адвокат подсудимой Наталья Евлапова призналась, что для нее и ее подзащитной стало шоком поведение присяжных. Они не учли, что Мужахоева активно содействовала расследованию преступления. И не признали ее заслуживающей снисхождения. Поэтому, по мнению Евлаповой, сегодняшнее решение «лежит в первую очередь на совести присяжных», которые не смогли, по мнению адвоката, оценить все обстоятельства дела и вынести справедливый вердикт. «Как минимум вердикт должен был быть «Виновна по всем статьям, но заслуживает снисхождения»», — считает адвокат.

«Я не очень доверчивый человек и к ней шла как к шахидке. — говорит Евлапова. --Но, пообщавшись с Заремой восемь месяцев, я ей поверила и считаю, что она говорит правду, утверждая, что не нажимала тумблер бомбы; она действительно боялась боевиков, – заявила адвокат. – Зарема прекрасно понимает, что долго сидеть ей не придется, рано или поздно в тюрьме ее убьют, ее уже просветили сокамерницы. Даже самый мягкий приговор для нее будет смертной казнью. Просто она хочет, чтобы присяжные оценили ее помощь следствию». Однако ожидания подсудимой не оправдались.

Еще во время прений Наталья Евлапова заявила, что намерена обжаловать приговор, требуя частичного оправдания своей клиентки.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть