Пенсионный советник

Горлум – друг,
который желает вам добра

Антон Костылев 15.01.2004, 12:27
Фото: IMDB

В четверг в Москве пройдет российская премьера третьей части «Властелина колец». Паучиха Шелоб и Горлум, с которым у режиссера свои счеты, появятся недалеко от Кремля.

Собственно, появления фильма в прокате придется ждать еще неделю. Зато потом хоббитов и всего остального хватит на всех – фильм выходит одновременно на 265 копиях, что беспрецедентно много. Предыдущую часть трилогии показывали на 155 копиях, а «Терминатора-3», собравшего больше всего денег в прошедшем году на российских экранах, показывали на 252 копиях.

Соответственно должны вырасти и сборы. «Две крепости » собрали по СНГ 9,3 млн, «Возвращение короля» должно принести создателям и российским дистрибуторам гораздо больше.

Вообще, гигантизм стал такой же торговой маркой «Властелина колец», как и мохнатые ноги Элайджи Вуда. Бюджет, продолжительность, сборы, даже время финальных титров, которое, как посчитали журналисты BBC составляет 9,5 минуты перечисления всех, кто принес проекту пользу. В их число входят самые загадочные персонажи – такие, как «пастух тараканов» (cockroach wrangler) и «художник по совмещению ада» (compositing inferno artist), что бы это ни значило. Кто это, совершенно непонятно, но имена их не забыты.

Критика, и так благорасположенная к Питеру Джексону, к «Возвращению короля» отнеслась с особенной теплотой.

То есть, конечно, кто-то посетовал, что такой талант губит себя производством блокбастеров, но и эти признали, что завершил он свою эпопею на самой высокой ноте. Особенное впечатление по-прежнему производит Горлум, который в предыдущей части с таким потрясающим драматизмом давал братьев Карамазовых, размышляя, не тюкнуть ли ему спящих хоббитцов. Его в последней части будет особенно много. Собственно говоря, фильм начнется как раз с него, точнее, с истории превращения хоббита Смеагорла в Горлума и обретения несчастным кольца всевластья.

Другой персонаж, который произвел впечатление, – это горная паучиха Шелоб, подстерегающая Фродо в лабиринте.

Схватка с пауком – традиция старая и устоявшаяся.

Последний заметный всплеск паучьей болезни случился в «Звездном десанте», однако ирония Верхувена несколько снижала накал арахнофобии. В «Возвращении короля» паучиха Шелоб – это мать всех гнусных паучьих тварей, копошащихся на экранах последние полвека. Обещают, что схватка хоббитов с этой скотиной станет классикой.

Финальная битва, которой в прошлой серии как-то все же не хватило, обещает быть ужаснее Курской дуги, Ипра и Марна.

Орки, свирепые тролли, пикирующие драконы, прикрой – атакую.

Поскольку лирические линии веселому и циничному Джексону удаются плохо, на схватках он возвращает себе душевное равновесие.

Вообще, к женщинам Толкиен относился с явным подозрением, и женские характеры в книге прописаны схематично и с неохотой, поэтому и продюсеры, и режиссер попали в затруднительное положение. Вышли они из него кое-как – Кейт Бланшетт и Лив Тайлер все равно выглядят трогательно-глупо. Но красиво. К сожалению, придется попрощаться с предателем Саруманом – сцены с сыгравшим его Кристофером Ли в окончательный монтаж не вошли. Что жаль. Столь исполненного собственного достоинства негодяя, как Саруман, сегодня в кино найти трудно.

Самое интересное – что останется от этого проекта через десяток лет.

Вероятнее всего, Горлум и Питер Джексон. Внимание, проявленное режиссером к этому персонажу, наводит на размышления. Очевидно, что из всех героических, трусливых, ужасных, прекрасных и прочих героев этот единственный любимый, частичка того мира инопланетных захватчиков, зомби и серийных убийц, из которого Джексон пришел в Средиземье. Возможно даже, альтер-эго режиссера, только у Джексона свое кольцо всевластья – кинематограф.

Во всяком случае, если, достроив свою студию, на которую он трудолюбиво зарабатывает последние годы, Джексон тихо просипит: «Моя прелес-сссссть», никто не удивится.