Подследственная экспертиза

Силовики допрашивают экспертов, привлекавшихся властями к работе по либерализации УК. В СК подозревают, что они действовали в интересах Ходорковского

Александр Баринов, Александра Кошкина, Жанна Ульянова 24.07.2013, 21:38
Председатель общественной организации «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева Рамиль Ситдиков/РИА «Новости»
Председатель общественной организации «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева

Допросы экспертов в СК, идущие более года, связаны не столько с общественной оценкой «второго дела ЮКОСа», сколько с их работой по либерализации Уголовного кодекса, инициированной в 2010 году президентом Медведевым. Следователи подозревают, что эксперты проводили ее, чтобы ослабить наказание для Михаила Ходорковского. Как стало известно «Газете.Ru», в четверг на допрос в СК вызвана специалист в области амнистии предпринимателей, председатель движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева, которая участвовала в парламентском обсуждении смягчения экономического уголовного законодательства.

Список экспертов, которых следователи регулярно вызывают на допросы по общественной экспертизе «второго дела ЮКОСа», расширился. Как сообщила «Газете.Ru» председатель движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева, представитель Следственного комитета позвонил ей и сказал, что ее хотели бы допросить в четверг качестве свидетеля. Яковлева, по ее словам, поинтересовалась, по какому поводу ее хотят видеть следователи, на что ей ответили: «Приходите — узнаете».

Тем не менее по ответам звонившего сотрудника СК на наводящие вопросы и другим признакам она пришла к выводу, что, возможно, ее будут допрашивать по известному ей из СМИ «делу экспертов», проводивших в 2011–2012 года общественную экспертизу второго «дела ЮКОСа».

В рамках «дела экспертов» за последний год на допросах в СК побывали некоторые известные правозащитники, юристы и ученые-экономисты. Уже недавно, в конце июня, показания следователям на этот счет пришлось давать судье Конституционного суда РФ в отставке Тамаре Морщаковой. В июле на беседу в Следственный комитет также вызывались бывший председатель президентского совета по правам человека Элла Памфилова и бывший член СПЧ Валентин Гефтер. Памфилова рассказала, что ее хотели видеть в СК именно как бывшего руководителя СПЧ, следователей интересовало, как была устроена работа совета.

Яна Яковлева считает, что ее вызов не может быть связан конкретно с «делом экспертов» по «второму делу Юкоса», так как она не участвовала в проведении этой экспертизы. «Возможно, следствие интересует моя общественная позиция по необходимости совершенствования Уголовного кодекса в области экономических преступлений», — сказала она.

Гефтер, который провел в здании в Техническом переулке почти два дня, также рассказывал, что его спрашивали, в чьих интересах в России была проведена «модернизация с либеральным уклоном в отношении уголовного законодательства».

«Следователей интересовала связь этой модернизации с экспертным сообществом, в том числе и с советом по правам человека.

Логика следствия: либерализация уголовного законодательства поспособствовала ослаблению наказания или уходу от него людей, связанных с «делом «ЮКОСа», — отмечал Гефтер

«Если внимательно проанализировать публикации в СМИ, почитать, что говорили на этот счет представители СК, что рассказывали эксперты о том, какие вопросы им задавали следователи на допросах, то можно предположить, что на самом деле общественная экспертиза «второго дела ЮКОСа» во всей этой истории особого значения не имеет, — говорит Яна Яковлева. — В первую очередь следствие уделяет внимание либерализации уголовного законодательства, которая началась еще в 2010 году, причем при непосредственном участии прежнего президента Медведева. Вносились предложения специалистов не только государственных органов, но и экспертов общественных организаций. Но ведь такие действия не являются уголовно наказуемыми».

Тамара Морщакова считает, что «дело экспертов», ранее трактовавшееся в СМИ как расследование против авторов экспертизы «второго дела ЮКОСа», теперь приняло новые масштабы. По ее мнению, следователи усматривают преступные действия правозащитников в работе над различными вариантами либерализации экономических статей Уголовного кодекса (однако эксперты работали над гуманизацией всего УК, декриминализации отдельных статей кодекса, например «Клевета», а также над введением альтернативных лишению свободы наказаний.)

«Это, конечно, не дело против тех, кто анализировал дело ЮКОСа. Следствие интересуется экспертами, использовавшими свой профессионализм для либерализации законодательства. Если говорить о Яне, она формулировала такие идеи в области экономического уголовного законодательства, амнистии в отношении предпринимателей.

Из процессуальных документов, по которым проводились обыски по этому делу, следует, что специалисты вселяли необоснованные сомнения в необходимости гуманизации законодательства, а в результате президент согласился. Это вменяется в вину специалистам, мнения которых законодатель учел только частично», — сказала Морщакова «Газете.Ru».

Напомним, еще в апреле прошлого года официальный представитель СК Владимир Маркин заявил: «Возглавляемые членами президентского совета правозащитные организации (проводившие общественную экспертизу второго «дела ЮКОСа» — «Газета.Ru») финансировались Михаилом Ходорковским».

А уже в сентябре 2012 года прошли первые обыски у некоторых экспертов, но известно о них стало только в феврале 2013-го. В апреле этого года прошли обыски в Высшей школе экономики, а в мае следователи наведались в Центр правовых и экономических исследований.

Следователи заглянули и к главе центра Елене Новиковой, которая к составлению доклада по ЮКОСу не имела отношения. Обыски прошли как в Москве, так и в Алма-Ате (Казахстан), где у Новиковой также имеется квартира. Из постановления суда об обыске, на который дал разрешение Басманный суд, стало известно, что она, по версии следствия, организовала экспертизу по «второму делу ЮКОСа» и размещала в СМИ публикации о необходимости реформировать уголовное законодательство России.

«Таким образом, создавалась иллюзия необходимости либерализации уголовного законодательства, и в интересах Ходорковского М. Б. были внесены изменения в законодательство России», — говорилось в постановлении суда.

Также в руки правозащитников попало постановление следователя по поводу проведения этой экспертизы.

«Из указанных легализованных денежных средств Новикова Е. В. получила вознаграждение сама, платила вознаграждение Морщаковой Т. Г. и другим лицам, содействующим в организации вышеперечисленной работы, платила вознаграждение под видом гонораров ученым, принимающим участие в научном обосновании необходимости изменения уголовного законодательства, — говорится в постановлении следователя. — В дальнейшем, в апреле 2011 года, Новикова Е. В., действуя в группе с Морщаковой Т. Г. и другими лицами, ранее получавшими вознаграждение из вышеуказанных легализованных средств, будучи заинтересованными лицами, организовала производство общественной экспертизы приговора Хамовнического суда Москвы от 28 декабря 2010 года в отношении Ходорковского и Лебедева якобы под эгидой совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека».

В конце мая эмигрировал в Париж бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев, который также был вызван на допрос по «делу экспертов». А входившего в рабочую группу Анатолия Наумова, по словам Морщаковой, вынудили уволиться из Академии Генпрокуратуры, где он занимал должность заведующего кафедрой. Единственным экспертом, до которого у следствия пока «не дошли руки», остается завкафедрой уголовного процесса Уральской государственной юридической академии Алексей Прошляков.

Официально обвинения в рамках кампании СК по допросам и обыскам у юристов и правозащитников, имевших отношение к либерализации уголовного законодательства, пока никому не предъявлены.

Насколько известно, все следственные действия проводятся в рамках «большого» дела ЮКОСА, возбужденного еще в 2003 году.

Но юристы уже обсуждают, какие обвинения хотя бы теоретически могут быть выдвинуты СК в рамках «третьего дела ЮКОСа», если таковое будет выделено в отдельное производство (хотя, возможно, это формально уже произошло). Так, назывались ст. 303 УК (фальсификация доказательств), ст. 307 УК (заведомо ложные заключения) и ст. 309 УК (подкуп эксперта).

Многие правозащитники и эксперты уверены, что речь идет именно о «третьем деле ЮКОСа», с помощью которого его бывших руководителей вполне могут попытаться обвинить в якобы злонамеренном изменении российского законодательства. И для этого СК теперь собирает все возможные свидетельства.

Как полагает Яна Яковлева, единственным внятным предлогом для ее вызова в СК может послужить ее присутствие на парламентских слушаниях, которые состоялись еще в 2010 году с участием депутатов, представителей правоохранительных и судебных органов и были посвящены обсуждению законодательных инициатив по либерализации статей УК, касающихся предпринимателей. «Очевидно, теперь следователи хотят что-то узнать о тех событиях и от меня, тем более, что как председателю «Бизнес Солидарности» мне приходится давать оценки состояния уголовного законодательства», — сказала она «Газете.Ru».

«Я уже не знаю, под кого они копают — под Нарышкина (спикер Госдумы Сергей Нарышкин — «Газета.Ru»), под депутатов... Они собирают непонятно что непонятно на кого. Они у меня и — я знаю — у Гефтера интересовались, на каком основании проводились «круглые столы», — смеется заместитель директора Центра правовых и экономических исследований Михаил Субботин,

которого также вызывали на допросы по «делу экспертов». Субботин рассказывает, что «круглые столы», в повестке которых стояли различные вопросы и аспекты либерализации УК, проводились в Госдуме, в Совете федерации, в Институте современного развития, попечительским советом которого тогда руководил президент Дмитрий Медведев. Эксперт отмечает, что в «круглых столах» участвовали также представители СК и Генпрокуратуры.

Глава СПЧ Михаил Федотов не находит в действующем УК статьи, которую следствие может вменить экспертам. «Никакой статьи в УК для этого нет. Если исходить из версии, что существовало некое тайное сообщество, решившее подорвать российское законодательство, то, видимо, можно наших экспертов обвинить, как «врагов народа», в «изготовлении и распространении клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй». Но это только в качестве шутки можно сделать такое предположение, поскольку в российском УК ничего подобного нет», — заявил ранее Федотов «Газете.Ru».

Вадим Клювгант, адвокат, защищавший Михаила Ходорковского, считает «фантасмагорией» попытку следствия доказать, что уголовное законодательство страны подгонялось под интересы двух человек, которые почти 10 лет отбывают наказание в тюрьме. Чтобы доказать эту версию, как считает адвокат,

СК придется допросить двух президентов России и весь пятый созыв Госдумы.

«О «деле экспертов» знаю только то, что публиковалось в СМИ (в частности, постановления Басманного суда о производстве обысков). Из этих документов следует, что незаконно расследуется какая-то деятельность в рамках дела ЮКОСа десятилетней давности. Формулировки в этих документах говорят о том, что предмет интересов СК совершенно не имеет ничего уголовного наказуемого», — сказал Клювгант.