Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Интеллектуалы бегут от силовиков

Известный экономист Гуриев уехал, возможно, из-за давления силовиков на экспертов, раскритиковавших второй приговор Ходорковскому и Лебедеву

Екатерина Винокурова 29.05.2013, 19:43
Сергей Гуриев Алексей Филиппов/ИТАР-ТАСС
Сергей Гуриев

Известный экономист Сергей Гуриев, покидающий пост руководителя Российской экономической школы, возможно, не вернется в Россию по политическим причинам, говорят собеседники «Газеты.Ru». Одна из них — продолжающееся давление силовиков на ученых, проводивших в 2011 году экспертизу приговора по делу ЮКОСа по просьбе Совета по правам человека. Следственный комитет хочет доказать, что экспертиза финансировалась за счет денег ЮКОСа или Запада, считает источник.

«Лучше в Париже, чем в Краснокаменске», — написал подавший в отставку ректор Российской экономической школы (РЭШ) Сергей Гуриев в своем аккаунте в социальной сети Facebook, отвечая пользователям на комментарии об уходе с занимаемых им постов и отъезде из страны. Ранее стало известно, что Сергей Гуриев покидает пост ректора Российской экономической школы и просит исключить его из списка кандидатов в наблюдательный совет Сбербанка. На данный момент он находится во Франции (в отпуске до 7 июня) и, по данным некоторых источников «Газеты.Ru», близких к нему, может не вернуться в Россию.

Утром в среду стало понятно, что запись о Краснокаменске – городе, в колонии которого в 2005–2006 годах отбывал срок экс-владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский, – была сделана Гуриевым отнюдь не случайно. Следственный комитет подтвердил информагентствам, что некоторое время назад Гуриева вызывали на допрос по «делу ЮКОСа».

Два собеседника «Газеты.Ru», знакомые с ситуацией, объясняют, что экономиста, в частности, допрашивали об источниках финансирования экспертизы по второму делу ЮКОСа, которую по поручению совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ) провела в 2011 году группа независимых общественных экспертов, в состав которой входил и Гуриев.

Напомним, что Ходорковский и Лебедев должны выйти на свободу в 2014 году. В рамках второго «дела ЮКОСа» их признали виновными в присвоении всей нефти, добытой дочерними компаниями ЮКОСа, и легализации части средств, полученных от ее реализации.

Эксперты тогда раскритиковали приговор, действия следствия и обвинения по делу Ходорковского--Лебедева, а также рекомендовали Кремлю как можно скорее провести ряд реформ, в том числе расширить использование суда присяжных, принять меры, обеспечивающие независимость судей, обеспечить право на эффективную защиту в ходе судебного процесса, ограничить расширительное толкование и применение уголовных законов, устранить процессуальные препятствия, мешающие условно-досрочному освобождению, на которое заключенный получил законное право, а также сократить практику использования заключения под стражу по делам, связанным с совершением экономических преступлений.

Гуриев в своем экспертном заключении по второму делу Михаила Ходорковского отрицал вину экс-владельца нефтяной компании ЮКОС и утверждал, что у него лично «нет никакого конфликта интересов в отношении НК ЮКОС, группы «Менатеп» или аффилированных компаний», а анализируя относящиеся к делу материалы, он «не принимал во внимание ни политические соображения, ни вопросы «избирательности» правосудия, ни личные политические или иные пристрастия».

Представитель Следственного комитета Владимир Маркин в апреле 2012 года заявил, что ряд организаций, представители которых вошли в рабочую группу, занимавшуюся экспертизой приговора по «делу ЮКОСа», получали в 2003–2004 годах деньги от фонда «Открытая Россия» (который был создан на деньги ЮКОСа).

Однако настоящие неприятности у экспертов начались позже — в сентябре 2012 года. У некоторых из них прошли обыски.

Журналистам об этом стало известно от члена СПЧ, экс-судьи Конституционного суда Тамары Морщаковой, которая в феврале рассказала, что следователи обвиняют Центр правовых и экономических исследований, чьи эксперты участвовали в рабочей группе, проводившей экспертизу, в том, что он, занимаясь работами в правовой сфере, «преследовал далекую цель — готовить общественные экспертизы для того, чтобы незаконно повлиять на процедуры осуществления правосудия».

В мае этого года произошло очередное оживление силовиков по «делу ЮКОСа», которое, как выяснила «Газета.Ru», коснулось не только Гуриева.

Собеседник издания, знакомый с ситуацией, рассказал, что генеральный директор Центра правовых и экономических исследований Елена Новикова уже находится за границей, а у экспертов центра накануне майских праздников прошла очередная серия обысков, в ходе которых были изъяты компьютеры.

«Им надо доказать иностранное финансирование экспертизы или финансирование, связанное с ЮКОСом,

— говорит собеседник издания, отмечая, что, по его данным, силовики действовали самостоятельно, не согласовывая свои действия с администрацией президента. Гуриев, как один из экспертов, был вызван на допрос именно по этому поводу, хотя он мог попасть в поле зрения силовиков и в силу близости к правительству Дмитрия Медведева и к проекту «Сколково»: в июне 2012 года даже обсуждалась возможность объединения «Сколково» с Российской школой экономики. Кроме того, Гуриев неоднократно заявлял, что поддерживает деятельность Фонда по борьбе с коррупцией оппозиционера Алексея Навального, и заявлял, что переводил деньги на деятельность этого фонда.

Информацию о том, что в Центре правовых и экономических исследований в мае прошли обыски, в ходе которых были изъяты компьютеры, подтвердил «Газете.Ru» экономист Михаил Субботин, также один из экспертов этого центра, принимавший участие в рабочей группе по экспертизе «дела ЮКОСа».

«У нас все идет своим чередом: обыски прошли в сентябре 2012 года, на допрос были вызваны все учредители.

Изъяты не только компьютеры, но и клиентские базы. Нас преследуют за личное мнение, которое было высказано в ходе работы над экспертизой, причем в единый доклад их сводил сам совет при президенте по правам человека, мы высказывали лишь разрозненные суждения. Я даже где-то позволил себе посмеяться, сказав, что сейчас силовики пытаются представить себе все дело так, что один сиделец – Ходорковский – влияет на политику всей страны, что это по его указанию было либерализовано законодательство в соответствии с нашими предложениями», — сказал «Газете.Ru» Субботин.

Гуриев пока формально остается членом экспертного совета при правительстве РФ и участником «открытого правительства» — структуры, которая была создана по инициативе премьера Медведева, чтобы обеспечить взаимодействие между Белым домом, экспертами и гражданским обществом. Он также является членом наблюдательного совета АИЖК и председателем совета директоров Российской венчурной компании. Министр Михаил Абызов, курирующий «открытое правительство», уже заявил, что Дмитрий Медведев и он лично высоко ценят работу Гуриева и будут с ним сотрудничать даже после его выхода в отставку. Министр финансов России Антон Силуанов также выразил сожаление по поводу ухода экономиста из РЭШ.

Если говорить о политических последствиях отъезда Гуриева, то эксперты «Газеты.Ru» согласны, что это явление знаковое, хотя оценивают его диаметрально противоположным образом в зависимости от собственных взглядов.

Близкий к Кремлю политолог, член Общественной палаты, проректор РЭУ им. Плеханова Сергей Марков сказал «Газете.Ru», что Сергей Гуриев был «серым кардиналом» антипутинской части медведевской команды и был каналом связи этой группы с мировой олигархией.

«Политические последствия будут поэтому очень большие, хотя какие именно, мы не знаем. Речь идет о серьезных фигурах: Сурков, Гуриев – это очень серьезные фигуры. Сурков не был антипутинским, но он был организатором-политтехнологом, который мог сыграть свою роль, если бы проект был запущен. Гуриев же помогал держать связь с мировой олигархией — теперь этот центр коммуникации для этой антипутинской части медведевского окружения блокирован», — сказал Марков «Газете.Ru».

Политолог Александр Морозов считает, что отъезд Гуриева — человека системного, не политика, покидающего страну тем не менее по политическим причинам – это знаковое явление, за ним могут последовать и другие.

«Фактически Гуриев оказался в положении Алексея Кудрина, но сделал иной выбор, показав, что какая-то грань, за которой сотрудничество невозможно, пройдена. Если тенденция отъезда знаковых фигур, интеллектуалов, профессионалов продолжится, что может сформироваться новый интеллектуальный круг в эмиграции, причем имеющий перспективу стать востребованным, когда нынешняя система лет через 10–15 придет к логическому концу. Россия тогда окажется в числе многих стран, в которых перестройка от корпоративного государства к демократическому происходила силами вернувшихся из-за рубежа интеллектуалов», — считает Морозов.