Технология масштабного слива

Как удалось организовать самую масштабную утечку данных в истории

,
Shutterstock
Накануне крупнейшие издания мира начали публиковать материалы об офшорах лидеров стран, политиков и их родственников, которые удалось обнаружить в панамской фирме Mossack Fonseca. Как журналисты по всему миру работали над миллионами документов — в материале «Газеты.Ru».

«Слив» панамской юридической фирмы Mossack Fonseca стал самой обсуждаемой новостью. Опубликованные материалы содержат в себе информацию о 214 тыс. подставных и офшорных компаний и данные более чем сотни политиков, чиновников и знаменитостей, 12 лидеров стран, 29 миллиардеров из списка Forbes, а также их друзей и родственников. Кроме того, среди огромного массива документов нашлись имена преступников, наркоторговцев и террористов.

Mossack Fonseca является крупнейшим провайдером офшорных компаний со множеством отделений по всему миру. Данные об офшорах сначала начали поступать небольшими партиями от анонимного источника немецкой газете Süddeutsche Zeitung. По окончании потока данных оказалось, что

их общий объем составил 2,6 терабайта и включает 11,5 млн документов с 1977 года по декабрь 2015-го.

Похоже, именно об этом «информационном вбросе» предупреждал Дмитрий Песков. Пугающее количество файлов было решено обработать общими усилиями репортеров, входящих в Международный консорциум журналистов-­расследователей (ICIJ). В обработке огромного массива данных принимали участие 380 журналистов из 107 средств массовой информации по всему миру.

На исследование всего массива информации было потрачено больше года. На данный момент неизвестны все люди, информация о которых есть в утечке, но полный список должен быть назван в мае 2016 года. Уже сейчас известно, что эта утечка касается высокопоставленных людей из России, Украины, Великобритании и многих других стран.

В России исследованием данных занимались журналисты «Новой газеты». Также им оказывала помощь некоммерческая организация OCCRP, занимающаяся исследованиями коррупции и организованной преступности.

Список стран, журналисты из которых участвовали в обработке данных:

Алжир, Аргентина, Армения, Грузия, Австралия, Австрия, Бельгия, Босния, Ботсвана, Бразилия, Болгария, Венесуэла, Чили, Гонконг, Колумбия, Коста-Рика, Чехия, Дания, Эквадор, Египет, Зимбабве Сальвадор, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Исландия, Индия, Индонезия, Ирландия, Израиль, Италия, Канада, Кения, Латвия, Литва, Малайзия, Мали, Мексика, Молдавия, Намибия, Нидерланды, Нигерия, Норвегия, Панама, Пакистан, Парагвай, Перу, Польша, Португалия, Пуэрто-Рико, Румыния, Россия, Сенегал, Сербия, Словения, ЮАР, Южная Корея, Испания, Швейцария, Швеция, Сирия, Таиланд, Тринидад и Тобаго, Тунис, Великобритания, Украина, Уругвай, США, Ирак, Йемен, Япония.

Один из непосредственных участников коллективной работы над панамскими данными, журналист Дмитрий Великовский, рассказал «Газете.Ru» о том, как он согласился принять участие в проекте и как происходил процесс обработки данных.

Гигантский объем информации предусматривал, что редакции немецкой газеты была необходима помощь. Кроме того, из документов следовало, что панамская компания была связана с огромным количеством людей, живущих во всех уголках мира.

Как рассказал Великовский, представители ICIJ связались с ним через коллег и предложили принять участие в проекте. Каким образом работников СМИ «проверяли на доверие», неясно.

Для тех 380 человек, которые согласились принять участие, была создана онлайн-платформа, где и были размещены все материалы, добытые с помощью источника. Все без исключения имели доступ ко всей информации вне зависимости от страны пребывания.

Консорциумом был поставлен дедлайн, который, как утверждает журналист, не был привязан ни к каким знаковым событиям.

«Дата была поставлена много месяцев назад. 380 журналистов занимались преимущественно своими странами, и, насколько я понимаю, никто не остался без материала», — отметил Великовский.

При этом, как рассказывает журналист, вряд ли речь идет о нескольких волнах раскрытия информации. Но при этом доступ к базе до сих пор не ограничен, и, учитывая огромный объем данных, вполне вероятно, что, если участникам проекта удастся найти что-то новое, последуют другие материалы.

В настоящее время абсолютно все 11,5 млн документов стали доступны после публикации WikiLeaks.

Источник, который пожелал остаться анонимным и сообщил немецким журналистам лишь то, что «желает, чтобы преступления стали известны публике», не сообщается.

Великовский, который также подчеркивает, что не знает, кто бы мог быть этим неизвестным, настаивает на том, что личность важна в последнюю очередь. В качестве примера журналист приводит историю с Джулианом Ассанжем, который после серии «сливов» был привлечен за якобы изнасилование. Этот факт в жизни Ассанжа был мало связан с его деятельностью в WikiLeaks, но при этом вызвал широкий резонанс и, по мнению Великовского, сбил фокус с информации, которая стала публичной благодаря утечкам.

ICIJ впервые опубликовал громкие выводы в 2013 году, когда также от анонимного источника получил данные об офшорах политических деятелей и их семей. Тогда объем «слива» был значительно меньше: 2,5 млн файлов (против 11,5 млн) и информация о 120 тыс. офшорных компаний. ICIJ назвал это «победой над анонимностью офшоров». Общий размер файлов измерялся в гигабайтах и более чем в 160 раз превышал объем утечки документов Госдепартамента США на WikiLeaks в 2010 году.

Шесть лет назад организация WikiLeaks, использующая анонимные источники, опубликовала большой массив правительственных документов США, касающихся войн в Афганистане и Ираке, а также переписки Госдепа США с посольствами страны по всему миру.

Из документов стало известно, что американские военные замешаны в убийстве мирных жителей.

В истории с Ираком источник стал известен вскоре после публикации: им был американский военный Челси (Брэдли) Мэннинг.

Позднее он был приговорен к 35 годам тюрьмы и сменил пол.

Военному удалось заполучить секретную информацию, записав ее на CD-диски. В них содержались сотни тысяч документов, связанных с такими конфиденциальными данными, как методы допросов пленных и зачисток. До сегодняшнего дня утечка 2010 года считалась самой масштабной по числу «слитых» документов.