Анисин: за победу в Кубке Гагарина мне не заплатили ни копейки

Нападающий московского «Динамо» Михаил Анисин рассказал о ходе конфликта с руководством бело-голубых.
«Три последних дня были выходными. Вчера мы с моим другом пытались попасть на клубную базу в Новогорске, но нас туда не пустили. Я даже специально записал видеоподтверждение этого факта. Действовал в соответствии с контрактом, пытался прояснить ситуацию около двух часов, но все тщетно… Хорошо, что успел забрать форму. Охранники сказали, что я не смогу попасть в раздевалку, так как мои отпечатки пальцев выведены из базы доступа, — цитирует Анисина «СЭ». — Кто дал распоряжение не пускать меня на базу? Сафронов (генеральный директор московского «Динамо» — «Газета.Ru»). Он сказал, что если есть желание, то я могу кататься со второй командой. У меня близкие отношения с наставником второй команды Александром Савченковым. Сегодня у меня с ним и агентом состоялся разговор, и мы решили, что я отыграю два матча за «Динамо» из Балашихи. Отдам все силы ради Савченкова, потому что ему очень нужны очки. Так что 18-го числа выйду на лед. Подчеркну, что буду играть за Балашиху, а не для Сафронова и Знарока. Я дал слово, что не буду играть за «Динамо», пока не встречусь с президентом клуба Аркадием Ротенбергом. И это слово буду держать. Что касается моего будущего, знаю, что много клубов на меня претендуют. Но этим занимается мой агент. Это его работа, за это я плачу ему деньги. Надеюсь, какая-нибудь команда в меня поверит. Буду стараться принести ей пользу. Чем вызвано мое жесткое заявление? Мне было сказано следующее: «Ты на два месяца отправляешься в фарм-клуб, а в плей-офф, если понадобится, мы тебя выдернем». После этого у нас был очень жесткий разговор со спортивным директором Олегом Куприяновым. В похожей ситуации других игроков в фарм-клуб почему-то не отправляют. Например, Горовикова после шести недель травмы. Меня же почему отсылают сразу на два месяца. Сами понимаете, какое ко мне отношение. Мне такое не нужно... В прошлом году все было по-другому. При этом за победу в Кубке Гагарина мне не заплатили ни одной премии — ни копейки! Команде давали премиальные за каждый пройденный раунд плей-офф, мне же платили только те бонусы, которые полагались еще по контракту в «Витязе». Вы сами знаете, как Знарок всегда говорит про то, что все равны, все - одна команда. На деле же всё иначе. Отношение тренера ко мне изменилось после того как я отказался подписывать контракт на смешных условиях. Думаю, спортивный труд должен оплачиваться по той же логике, что и все остальные: если ты входишь, скажем, в десятку лучших, то и получать должен соответственно».