Перепеченов: со стороны Федерации тяжелой атлетики России не было даже намека на помощь

Штангист Олег Перепеченов, чья допинг-проба, взятая во время Олимпийских игр 2004 года в Афинах, дала положительные результаты при инициированной МОК перепроверке, поделился своим мнением о ситуации.
«Честно говоря, я думаю, история еще не закончена — хотя в официальном объявлении МОК об итогах перепроверки проб с Олимпиады-2004 моей фамилии нет, — передает его слова «Весь спорт». — Друзья-бизнесмены говорят, что делать что-то в моей ситуации бесполезно. Судиться с такими людьми, с такими организациями нет никакого смысла. Похоже, они по мне еще разбираются. Но есть ощущение, что точно что-то произойдет. Мне звонили из Федерации тяжелой атлетики России. Вы даже не представляете, как они это сделали! Во-первых, я обо всей этой ситуации узнал одним их последних, а, во-вторых, со стороны ФТАР не было даже намека на помощь. Мне позвонили и сказали: «Олег, верни медаль». Я попытался наладить диалог, узнать, как сейчас обстоит дело, каким образом я могу побороться за свои права, но меня даже не захотели слушать! Твердили только, чтобы я вернул медаль. Я сказал, что потерял ее, но даже если найду, отдавать не буду. На это мне ответили, что нужно вернуть ее в любом виде: распиленной, разрубленной — не важно. В общем, мы говорили на разных языках. Президент ФТАР Сергей Сырцов мне ни разу не позвонил! Ладно, Сырцов — влиятельная фигура, очень занятой человек, но почему мне ни разу не позвонил никто из тренеров, из вице-президентов? Почему они доверяют такой вопрос секретарю? Мне позвонила некая девушка, представившаяся Надеждой, и официальным тоном потребовала вернуть медаль. Я попытался объяснить ей ситуацию, узнать, как мне можно бороться, но ей это было совсем не нужно. А, кстати, вы знаете, что у меня нашли? Средство для астматиков — кленбутерол! Я узнавал о нем из интернета, консультировался у фармакологов — оказывается, этот препарат содержится даже в детских лекарствах. То есть, любой человек может случайно, даже не подозревая об этом, употреблять этот допинг. Честно говоря, я стараюсь отвлекаться от всей этой темы, но она у меня постоянно свербит в мозгу. Даже на здоровье отразилось. И что делать дальше, я не знаю. Если бы я был действующим спортсменом, готовился к очередному олимпийскому циклу, за меня, может быть, и заступились бы. Но сейчас отчётливо видно, что за меня никто не борется и бороться не собирается. Хотя все это дело шито грубыми нитками. Ладно бы, нашли ещё какой-нибудь анаболик, а то — кленбутерол. Китайцы перед лондонской Олимпиадой даже решили отказаться от мяса, поскольку в нем может содержаться кленбутерол. То есть, этот препарат может присутствовать где угодно! И как теперь доказывать свою правоту?»