Карантин в Ла Лиге: умер тренер, Смолова просят не уходить

Умер 21-летний тренер: как проходит карантин Черышева и Смолова в Испании

В «Валенсии» Дениса Черышева обнаружили четверых новых зараженных коронавирусом, которые могли подхватить инфекцию еще в феврале во время матча Лиги чемпионов в Милане, однако из-за отсутствия симптомов не попали тогда под подозрение. Федор Смолов признался, что скучает на карантине по футболу, и испанские болельщики принялись уговаривать его не покидать клуб. Тем временем в Испании появилась первая футбольная жертва COVID-19 — тренер клуба из Малаги скончался в 21 год.

В «Валенсии» — девять зараженных

Число инфицированных коронавирусом в Испании стремительно приближается к 10 тысячам, и из них 500 полностью выздоровели, а 342 — скончались.

Российское посольство призывает соотечественников как можно скорее вернуться из Испании на родину, однако на Пиренеях есть как минимум два человека, которые не последуют этому совету: это футболисты Денис Черышев и Федор Смолов, связанные профессиональными контрактами с местными клубами — «Валенсией» и «Сельтой» соответственно.

В ожидании возобновления тренировок игроки сидят у себя дома и стараются соблюдать карантин. Но даже в таких условиях в «Валенсии» умудрились обнаружить новых зараженных.

На официальном сайте клуба появилась информация о том, что теперь в составе команды девять инфицированных, а не пять, как сообщалось два дня назад. В пресс-службе уточнили, что

часть заболевших подхватила коронавирус еще в середине февраля — во время выезда в Италию на матч 1/8 финала Лиги чемпионов против местной «Аталанты».

Та встреча прошла в Милане, который располагается в регионе Ломбардия, где в настоящее время уже не хватает мест в реанимации для тяжелобольных пациентов. В середине февраля распространение COVID-19 в этой области уже происходило пугающими темпами.

«Тренеры и игроки первой команды клуба сдали девять позитивных тестов на коронавирус.

Во всех случаях болезнь протекает без симптомов. Заболевшие находятся у себя дома с необходимым медицинским сопровождением, продолжая выполнять запланированный объем физической работы.

Несмотря на строгие меры, принятые клубом после матча Лиги чемпионов в Милане, который был признан итальянскими властями зоной высокого риска несколько дней спустя, несмотря на отделение команды от рабочего окружения и в целом от публики, последние результаты обследования показывают, что участие в той игре привело к 35% случаям заражения. На фоне этого высокого уровня инфицирования COVID-19 «Валенсия» настаивает, чтобы население города оставалось в своих квартирах и обязательно соблюдало все меры гигиены и профилактики», — говорится в обращении «летучих мышей».

С одной стороны, тот факт, что коронавирус у четверых новых зараженных протекает без симптомов, можно считать позитивным — значит, серьезных проблем со здоровьем у них нет. С другой, эти инфицированные могли заразить немало людей, поскольку их состояние не вызывает никаких подозрений, а жесткий карантин в Валенсии ввели только на минувших выходных. Учитывая, что немалая часть команды подхватила COVID-19 еще в феврале, эти игроки и сотрудники месяц ходили на тренировки, считаясь здоровыми.

Имена новых инфицированных не разглашаются. Что касается первой пятерки, о которой объявили два дня назад, то в СМИ просочились данные о том, что это защитники Эсекьель Гарай, Эльяким Мангаля, Хосе Гайя (видимо, тесно общались, играя на схожих позициях) и два сотрудника клуба.

Черышев в первый список не попал, но не оказался ли он во втором — неизвестно. Недавно в сети появились фото молодого человека, очень похожего на россиянина со спины, который совершал пробежку по пустым улицам Валенсии, где все закрылось на карантин.

Житель города выложил снимок в своем Twitter, подписав: «Возвращайся в свой гребаный дом, Черышев!»

Смолова уговаривают не уходить

«Сельта» Федора Смолова также находится на жестком карантине — все футболисты соблюдают самоизоляцию в своих коттеджах, а сроки окончания этих мер пока неизвестны.

«Мы попросили игроков не покидать Виго и не принимать у себя в гостях родных из других стран, — рассказал газете Marca доктор «Сельты» Гарсия Кота. — Некоторые футболисты хотели пригласить к себе родных или друзей, однако это не рекомендуется министерством здравоохранения».

Меж тем пресс-служба «кельтов» пытается хоть как-то развлечь фанатов в отсутствие матчей и недавно выложила фото Федора, подписав его «Фокус на Смолове».

В комментариях к этому снимку россиянин написал, что скучает по игровым дням. Все это вкупе с текстом поста встревожило болельщиков «Сельты», которые принялись писать нападающему с просьбами не покидать Виго.

«Останься», «Мы скучаем по тебе», «Не хватает тебя, босс», «Оставайся на следующий сезон», «Оставайся, русский», — твердили испанские фанаты. Кто-то даже признался, что Смолов — его «любимый коммунист».

Однако покидать Испанию россиянин пока точно не собирается. Недавно он выложил теплое совместное фото с бывшими игроками «Барселоны» Рафиньей Алькантарой и Джейсоном Мурильо, с которыми теперь делит раздевалку «Сельты».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Say hi PS.Not to coronavirus

Публикация от Fedor Smolov (@smolovfedor_10)

Умер 21-летний тренер

К сожалению, в Испании уже появилась первая футбольная жертва коронавируса. Перспективный тренер из Малаги Франциско Гарсия, работавший в команде второго по силе дивизиона Испании «Атлетико Портада Альта», скончался от коронавируса в 21 год.

Всего за несколько дней до смерти молодой человек сдал положительный тест на COVID-19. Помочь ему уже не успели, да и вакцины от этого вируса пока не существует.

Учитывая, что Франциско входил в группу риска из-за наличия у него лейкемии, он фактически оказался обречен.

Президент «Атлетико Портада Альта» Хосе Буэно сообщил, что незадолго до смерти Гарсия говорил со своей семьей и находился в стабильном состоянии.

«До сих пор не могу поверить в его уход. Франциско был очень сильным парнем, и я думал, что он спасется. Вся жизнь была впереди. Он любил своих учеников так, словно они были его собственными детьми, и работал в нашем клубе почти четыре года», — вспомнил Буэно.