В Казани на суде в качестве свидетеля допрошен бывший начальник отдела «Дальний»

В Казани в среду продолжилось рассмотрение дела бывших участковых отдела «Дальний» Ильшата Гарифуллина и Рамиля Нигматзянова. Гарифуллин, находящийся под стражей с 21 марта, и Нигматзянов, оставшийся на свободе под подписку о невыезде, обвиняются в превышении должностных полномочий и служебном подлоге. По версии следствия, 9 марта 2012 года сотрудники полиции, проводя поиск виновного в краже мобильного телефона, задержали 52-летнего жителя Казани Сергея Назарова. Доставив его в отделение, участковые подготовили документы от имени начальника опорного пункта полиции и своего знакомого, якобы являющимися очевидцами правонарушения, а также рапорт от имени Нигматзянова и другого сотрудника участка, который в этот момент отсутствовал в отделении. После этого Гарифуллин передал документы в дежурный отдел ОВД, где был составлен протокол в отношении Назарова о совершении административного правонарушения по статье «мелкое хулиганство». Позже, изучив запись камеры видеонаблюдения, на которой был запечатлен мужчина, следствие установило его невиновность. Через некоторое время находившемуся в камере Назарову стало плохо, и он был доставлен в больницу, где ему поставили диагноз «разрыв прямой кишки». По свидетельствам очевидцев, находясь в сознании, Назаров рассказал, что подвергся пыткам со стороны полицейских. Его слова подтвердила судебно-медицинская экспертиза, зафиксировав травмы, которые задержанный не мог причинить себе сам. 11 марта Назаров скончался в реанимации.

В среду перед началом заседания в Приволжском суде Казани адвокат Нигматзянова Руслан Гарифуллин (однофамилец второго подсудимого), напомнил журналистам о вчерашнем постановлении суда, согласно которому им разрешено снимать заседание не более 15 минут с его начала.

Единственным явившимся в суд свидетелем стал бывший начальник отдела полиции Сергей Ефремов он рассказал суду, что заявление о краже телефона, которую якобы совершил Сергей Назаров, поступило от кассиров магазина «Эдельвейс». По словам Ефремова, основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Назарова стала запись видеонаблюдения, установленная в магазине. «На видео были двое мужчин, проходящих через кассу, один из которых берет серый предмет, похожий на телефон. Его личность удалось установить не сразу, зато другого мужчину мы узнали, им оказался житель Казани Сайар Булатов. Тогда я обратился к своим подчиненным, сказав, что они недостойны работать в полиции, если, имея видеозапись с места преступления, не смогут раскрыть данное дело. Я просил их ускорить работу, но не призывал их к действиям, противоречащим должностным инструкциям», — неловко признался Ефремов, который никак не предполагал, что полицейские поймут его слова буквально, и до смерти замучают подозреваемого в краже.

«Десятого марта мне позвонил дежурный и сообщил, что в отделе ЧП, — продолжал Ефремов. – Стало известно, что Назаров был доставлен в больницу с диагнозом «разрыв прямой кишки. Я обратился в больницу, но Назаров был после операции, и поговорить с ним не представлялось возможным».

О своем бывшем подчиненном, Гарифуллине, Ефремов говорил только хорошее: «В последнее время в отдел приходило три человека, чтобы выразить Ильшату благодарность. Это один из лучших наших участковых».

Другие шесть свидетелей, среди которых экс-полицейские отдела и врачи «скорой помощи», не пришли на слушание без объяснения причин. По состоянию здоровью не явилась и бывшая сожительница Назарова, Надежда Шишигина, с которой тот проживал с 2002 года. В суде было принято озвучить ее показания: «Сергей был настоящим мужчиной, всегда помогал в хозяйстве и никогда не поднимал на меня руку. Утром девятого марта, находясь в состоянии похмелья, он пошел за продуктами. Через 40 минут мне позвонили из полиции, сообщили, что его задержали, скоро отпустят, но Сергей не появлялся. На следующий день я сама пошла в отдел, но к нему меня не пустили, сказав, что Назаров задержан за нецензурные выражения. Позже мне звонили из больницы, рассказали о том, что произошло. О смерти Сергей узнала от его родственников».

Судья Роман Давыдов посчитал, что без допроса остальных свидетелей нельзя принять окончательное решение об обвинении, поэтому перенес слушания на 24 и 25 сентября.

Экс-полицейские предварительно признали свою вину, поэтому дело планировалось рассматривать в особом порядке. Однако на первом слушании они неожиданно потребовали от судьи общий порядок ведения дела, сославшись на то, что считают себя виновными лишь частично. Суд удовлетворил просьбу обвиняемых, а также продлил меру пресечения до 11 ноября.