«Никого не обманывал»: Малобродский признался в суде

Театральное дело: что скрывает Малобродский

Мещанский районный суд Москвы продолжил допрашивать сотрудников «Седьмой студии», которые обвиняются в хищении 133 млн руб. из госбюджета. Эти деньги были выделены на проект «Платформа», занимавшийся популяризацией современного искусства. «Газета.Ru» следила за ходом судебного заседания в онлайн-трансляции.
Трансляция
С начала С конца
Не обновлять Обновлять
19:23

На этом мы завершаем онлайн-трансляцию из Мещанского суда. «Газета.Ru» продолжит следить за судьбой «театрального» дела.

19:19

По словам Алексая Малобродского, экс-бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева доставляла деньги в кассу организации около двух раз в неделю. «Как мне кажется, она их доставляла из банка, где снимала по чековой книжке или пластиковой карте», — добавил подсудимый. Затем он заметил, что допрос длится уже семь часов. Заседание отложили до 10:00 26 ноября.

close
Бывший главный бухгалтер театральной труппы "Седьмая студия" Нина Масляева в Пресненском суде Москвы, 27 мая 2017 года

Бывший главный бухгалтер театральной труппы "Седьмая студия" Нина Масляева в Пресненском суде Москвы, 27 мая 2017 года

Александр Вильф/РИА "Новости"
19:11

Малобродский рассказал, что у Масляевой была корпоративная банковская карта, с помощью которой она обналичивала деньги. При этом подсудимый отмечает, что с ним никогда не обсуждались вопросы обналичивания средств. Он добавил, что этот вопрос также не касался Синельникова.

19:01

Малобродский понимал, что выделенные из бюджета деньги будут тратиться на реализацию мероприятий. Судья спрашивает, как распределялись доходы от «Платформы».

«Доходы от продажи билетов аккумулировались нашим партнером «Винзаводом», и в конце каждого периода, по-моему, это было ежемесячно, составлялся акт, где они отчитывались о количестве проданных билетов, о размере той выручки, которую должна была получить «Седьмая студия», — ответил экс-генпродюсер.

18:46

Теперь вопросы задает судья. Из ответов на них становится известно следующее. С предыдущего места работы — до устройства в «Седьмой студии» — Малобродский уволился 7 марта 2011 года. Жил на двухмесячную компенсацию и доходы жены. Печати АНО заказывала Нина Масляева. Одна из них лежала в сейфе. Иногда подсудимый самостоятельно ставил печати на документы.

Ирина Аккуратова вновь просит Малобродского перечислить претензии к Масляевой. «От нее требовалась интенсивная ежедневная работа и постоянное присутствие. В процессе подготовки проекта «Платформа» мы общались, я передавал ей информацию, ожидал от нее анализа, расчетов, прогнозов, взаимодействия с Минкультом, но не получалось. А обострилась ситуация с сентября месяца, когда получили офис на «Винзаводе», и когда работа пошла в ежедневном режиме», — пояснил подсудимый.

close
Бывший главный бухгалтер театральной труппы "Седьмая студия" Нина Масляева

Бывший главный бухгалтер театральной труппы "Седьмая студия" Нина Масляева

Александр Вильф/РИА "Новости"
18:33

Прокурор спрашивает: «Я правильно понимаю, что АНО «Седьмая студия» с ИП Синельников никаких отношений не имело?». Малобродский отвечает, что ему неизвестно. «Я никаких договоров не заключал, не помню, чтобы он оказывал какие-то работы», — уточнил он.

18:30

Далее подсудимый рассказывает об отношениях с ИП Синельниковым. По словам Малобродского, телефонами они не обменивались и переписку не вели. Он отметил, что до 2013 года у него дважды был контакт с ним. Адвокат просит рассказать содержание переписки. Защитник Малобродского против, так как обвинение не затрагивает события 2013 года. Судья Аккуратова настаивает на ответе.

Прокурор спрашивает, обсуждались ли в переписке денежные средства. «Только в той части, что ему должны выплатить за проделанную работу. При этом я не помню ту сумму, и не принимал в ней участие», — сообщил подсудимый.

18:21

Теперь вопросы задает адвокат Дмитрий Харитонов. Он спрашивает, участвовал ли Юрий Итин в формировании творческого отчета в Минкульт. «Понятно, что, как гендиректору, ему любой отчет направлялся на ознакомление. Принимал ли он участие — я наверняка не знаю», — ответил Малобродский.

Далее он спрашивает, были ли у подсудимого конфликты с Екатериной Вороновой. Он заявил, что с ней у него были рабочие отношения, поэтому, безусловно, иногда возникали недопонимания. Однако в фазу конфликта они не перерастали, отметил экс-генпродюсер.

close
Бывший гендиректор театральной труппы "Седьмая студия" Юрий Итин в Басманном суде Москвы, 17 октября 2017 года

Бывший гендиректор театральной труппы "Седьмая студия" Юрий Итин в Басманном суде Москвы, 17 октября 2017 года

Михаил Воскресенский/РИА "Новости"
18:15

Обвиняемый подчеркивает, что всегда относился к Апфельбаум с симпатией, однако назвать ее другом не может. «Общались мы исключительно по деловым вопросам, и мне неизвестно ничего об отношениях с кем-то другим из обвиняемых, которые выходили бы за рамки деловых», — объяснил он.

18:11

Он отметил, что Апфельбаум была «большим начальником», однако ему ничего неизвестно о том, что она якобы лоббировала «Платформу». «Она довольно строго относилась к документам, которые мы предоставляли, вносила небольшие правки, но ничего, что свидетельствовало бы о лоббировании, я назвать не могу», — объяснил он. По его мнению, важно понимать, что «Платформа» — это авторский проект Кирилла Серебренникова.

«Те поручения, которые давались каким-то чиновникам, они так или иначе были связаны с именем Кирилла Серебренникова. Поэтому в этом контексте говорить о каком-то лоббировании — это достаточно странно», — отметил Малобродский.

close
Режиссер Кирилл Серебренников и директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум перед началом заседания Басманного суда Москвы, 18 июля 2018 года

Режиссер Кирилл Серебренников и директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум перед началом заседания Басманного суда Москвы, 18 июля 2018 года

Alexander Zemlianichenko/AP
18:05

Карпинская закончила допрос Малобродского. Теперь вопросы задает защитница Ирина Поверинова. Она интересуется, видел ли подсудимый Софью Апфельбаум на мероприятиях «Платформы». Он подтвердил это и заявил, что она всегда была желанным гостем.

Малобродский также отметил, что неоднократно посещал сотрудников ведомства. «Я бывал у Евгении Соколовой, возможно — еще у кого-то из сотрудников департамента, чьи имена я не помню, бывал у Махмутовой Олеси, и в том числе несколько раз, может дважды, может трижды — у Софии Михайловны», — сообщил он

17:57

На вопрос, предлагали ли Малобродскому вступить в преступную группу, он также ответил отрицательно. По его мнению, следствие заблуждается и фабрикует обвинение.

«Я никогда не преследовал никакого корыстного умысла, не приобретал средств, добытых незаконным способом, и вообще средств, кроме зарплаты, которую я получал и расписывался в соответствующих документах. Я не участвовал в хищениях, не состоял в преступной группе, не злоупотреблял ничьим доверием, никого не обманывал. Из материалов дела и из моего общения со следователями в СИЗО я не вижу никаких причин для таких утверждений», — заключил подсудимый.

17:53

Адвокат Карпинская спрашивает, известно ли Алексею Малобродскому, что Кирилл Серебренников решил создать «Седьмую студию» с целью хищения денежных средств. Он отвечает отрицательно.

«Мне известно что Кирилл Серебренников создал «Седьмую студию», чтобы молодые и зрелые получили площадку для своих опытов, для популяризации искусства. Разумеется, ни о каком хищении и речи не было. В то время, когда мы знакомились с Кириллом Серебренниковым и обсуждали какие-то основные параметры и принципы работы проекта «Платформа», мы подчеркивали, что работать честно, по закону, не приумножать зла — является одним из принципов работы этого проекта», — пояснил он.

close
Алексей Куденко/РИА "Новости"
17:42

Малобродский возвращается к рассказу о спектакле «Долина боли» и отмечает, что его постановка обошлась довольно недорого. По его словам, стоимость зависит от количества артистов, сложности декораций и оборудования. Сумма может разниться от нескольких десятков тысяч до нескольких десятков миллионов рублей. «В силу своего разнообразия мы не могли себе позволить очень дорогие проекты, не считая «Сна в летнюю ночь», «Истории солдата» и «Метаморфоз», — отметил бывший сотрудник «Седьмой студии». Он добавил, что билеты продавались на все концерты.

17:36

Теперь подсудимый вспоминает, как ставилась «Долина боли». Он отмечает, что к постановке приобретались декорации, а его артисты получали «достаточно скромное» вознаграждение. «Спектакль невозможно поставить в одночасье. Выпуску всегда предшествует длинная репетиционная работа», — сообщил Малобродский.

Бывший генпродюсер «Седьмой студии» рассказал, что за один спектакль артист получал примерно 10 тыс. рублей, а за участие в репетиции — 500-1000 рублей. «Но это не означает, что после каждой репетиции артист шел и получал свою тысячу рублей. Просто помощники режиссера вели этот график, в каком количестве репетиций артист участвует, какие условия, и потом по этому графику составлялась ведомость, и артист получал всю сумму к выплате», — заявил он.

17:25

Далее Малобродский рассказывает о постановках «Идея севера» и «Отморозки». Он отмечает, что второй спектакль было удобно представлять зрителю, так как все декорации легко монтировались. Единственная сложность, по словам подсудимого, была в том, что помимо молодых артистов «Седьмой студии» в постановке были задействованы взрослые актеры МХАТ.

«Нашим координаторам, исполнительным продюсерам и помощникам режиссера было очень сложно согласовать графики. Тем не менее, спектакль пользовался спросом, получил премию «Золотая маска». Разумеется, все участники, весь технический персонал получали вознаграждение», — сообщил Малобродский.

17:13

После завершения перерыва Малобродский начал рассказывать о спектакле «Метаморфозы», который ставился французским режиссером Бове. Он отметил, что из-за сложности постановки спектакль выпускался в несколько этапов. Каждый из них завершался публичным показом.

«После того, как состоялась первая репетиция, были организованы несколько показов данного этапа работы. Затем весной 2012 года — следующий этап. Осенью 2012 года был завершающий, третий этап, который и означал завершение работы над этим спектаклем», — заявил экс-генпродюсер «Седьмой студии».

Он отмечает, что каждый показ влек за собой определенные затраты. По его словам, для иностранных артистов, которые были задействованы в «Метаморфозах», были арендованы гостиницы и съемные квартиры. Малобродский добавил, что из-за неудобного расположения «Винзавода» (арт-пространство находится на задворках Курского вокзала) зарубежный гостям приходилось заказывать транспорт.

16:57

Подсудимый заявил, что ему сложно говорить без остановки и запросил у судьи перерыв. Заседание возобновится через 15 минут.

16:54

Репетиции «Охоты на Снарка», продолжает Малобродский, начались в 2011 году. Премьера же состоялась в начале 2012 года. Он отметил, что спектакль был создан за счет выделенных Минкультом средств. Адвокат Карпинская спрашивает, предупреждало ли министерство «Седьмую студию» о том, что выделенные в определенном году деньги нужно расходовать в этом году.

«Мне ничего не известно о таком ограничении — думаю, его просто не существовало. Минкультуры меня в известность об этом не ставило», — ответил Малобродский.

Он добавил, что ему также было неизвестно, что государственные деньги можно было тратить только на постановку мероприятия, а не на зарплаты и другие расходы. «Я думаю, что это не так. Было бы странно, если бы наши мероприятия возникли только на прямых зарплатах, без технических решений, без оплаты технического персонала, все это — обязательные неизбежные расходы», — заключил экс-генпродюсер «Седьмой студии».

close
Сергей Ведяшкин/Агентство "Москва"
16:45

Далее адвокат просит своего подзащитного рассказать о спектакле «Охота на Снарка». Малобродский заявил, что это постановка по произведению Льюиса Кэролла, которая была создана в рамках «Платформы». За музыку отвечал композитор «Седьмой студии» Юрий Лобиков, режиссуру — Кирилл Серебренников. «Это была акапельная опера, она исполнялась без участия оркестра, молодые артисты пели все музыкальные номера этого спектакля», — добавил экс-генпродюсер.

Карпинская интересуется причиной задержки в показе этого спектакля. В материалах дела говорится, что он был поставлен в 2011 году, а премьера состоялась в 2012. «Я не помню, но вообще сроки выпуска спектакля досконально рассчитать довольно сложно, а тем более в тех условиях, в которых мы работали — выпускали одну премьеру за другой в плохо подготовленных для этого помещениях», — ответил Малобродский.

16:33

Карпинская спрашивает, какие мероприятия на «Платформе» были поставлены в то время, когда Малобродский являлся генпродюсером «Седьмой студии». Он отвечает, что с 7 октября 2011 года по 31 июля 2012 года было поставлено около 115 различных мероприятий.

«Среди них — «Сон в летнюю ночь», проект «Арии», огромный сложный спектакль «Метаморфозы», спектакль «История солдата», — сообщил подсудимый. Далее он рассказывает детали последней постановки – в чем идея «Истории солдата» и кто работал над проектом.

close
Бывший гендиректор театральной труппы "Седьмая студия" Юрий Итин и бывший директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский в Московском городском суде, 21 мая 2018 года

Бывший гендиректор театральной труппы "Седьмая студия" Юрий Итин и бывший директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский в Московском городском суде, 21 мая 2018 года

Сергей Пятаков/РИА "Новости"
16:21

Адвокат Ксения Карписнкая спрашивает, знаком ли Малобродский с неким Вадимом Педченко и знает ли, что он обналичивал денежные средства «Седьмой студии». Подсудимый отвечает отрицательно. Затем защитница интересуется, известно ли ему, что позже Педченко вместе с Масляевой открыли медицинский центр «Намастэ».

«Я узнал об этом из материалов уголовного дела. До того, как меня ознакомили с материалами дела, я не слышал слов Педченко и «Намастэ», — ответил Алексей Малобродский.

16:12

Далее подсудимый перечисляет имена людей, которые работали над «Платформой». Он отмечает, что в проекте также были заняты студенты продюсерского факультета школы-студии МХАТ – они работали на должности администраторов.

«Работала постоянная группа молодых артистов, которые составляли творческий костяк «Седьмой студии» студии, их было порядка 15–20 человек, они работали у них постоянно», — добавил Малобродский и перечислил их имена.

Он отметил, что все вышеперечисленные люди получали небольшую зарплату и доплаты за участие в спектаклях. «Все остальные работали на постоянной зарплате. Дополнительные выплаты персоналу были связаны с переработкой, необходимости выйти в ночную смену и так далее», — объяснил экс-генпродюсер АНО.

15:53

Далее Алексей Малобродский зачитывает названия организаций, которые работали с «Седьмой студией» и оказывали ей те или иные услуги. Там в том числе указаны клининговая компания и охранное предприятие.

15:49

Далее исследуется письмо за август 2011 года, которое Малобродский направил помощнице Кирилла Серербренникова Анне Шалашовой. «Анечка, привет, я потрясен вашим вопросом. Я обсуждал с Кириллом, и было решено, что вы должны получать 30 тысяч рублей чистыми. Что вы их должны получать с мая. То есть контора вам задолжала уже за четыре месяца», — говорится в письме.

Экс-генпродюсер «Седьмой студии» поясняет, что Шалашова начала работать еще до создания АНО. Однако деньги организация начала получать лишь с сентября 2011 года. До этого, отмечает Малобродский, сотрудники работали бесплатно. «Ввиду того, что денег катастрофически не хватало, многие сотрудники, кроме руководителей и Нины Масляевой, получали зарплату в усеченном виде», — добавил подсудимый.

15:45

Суд изучает письмо Алексея Малобродского бухгалтеру Нине Масляевой. В нем он сообщает, что ему неясно, как сделан отчет. Подсудимый подчеркивает, что он не принимал участия в составлении финансового и промежуточного отчета, которые «Седьмая студия» направляла в Минкульт.

«Я давал информацию бухгалтерии о планах выпуска событий, о состоявшихся событиях. Я и мои сотрудники продюсерского отдела, как и члены технической дирекции, сдавали в бухгалтерию аккуратнейшим образом всю информацию о расходах на реализацию проектов. Этой информации бухгалтерии было достаточно для того, чтобы составить финансовые отчеты», — заявил Малобродский.

15:39

Защитница просит Малобродского пояснить, почему Софья Апфельбаум в письме ему сообщает, что для Министерства культуры важно, чтобы все документы были подписаны Кириллом Серебренниковым.

«Это было условие Министерства, поскольку проект ассоциировался с именем Кирилла Серебренникова, поэтому им было важно, чтобы подписывал именно он, а не кто-то еще», — поясняет экс-генпродюсер «Седьмой студии».

Далее обсуждается письмо сотрудницы Минкульта Соколовой, которое оно отправила Малобродскому. Подсудимый сообщает, что в нем содержатся примеры подготовки документов на участие в конкурсе. «Вероятно, госпожа Соколова пересылала форму стандартизированную, чтобы мы наши планы могли переформатировать в соответствии с формальными требованиями. Вряд ли это можно интерпретировать как преступный сговор», — заявил Алексей Малобродский.

close
Режиссер Кирилл Серебренников на пресс-конференции, посвященной открытию проекта "Платформа" на "Винзаводе", 2011 год

Режиссер Кирилл Серебренников на пресс-конференции, посвященной открытию проекта "Платформа" на "Винзаводе", 2011 год

Владимир Вяткин/РИА "Новости"
15:32

Адвокат Ксения Карписнкая просит своего подзащитного прокомментировать документ под названием «Предварительный расчет, проект «Платформа»», в котором указаны четыре направления. Так, по направлению «Танец» фигурирует сумма 14 млн рублей, а по «Резиденции» — 4,2 млн рублей.

Алексей Малобродский сообщает, что ему сложно детально воссоздать события семилетней давности. «Я отправлял Софье репертуарные планы нашего будущего проекта «Платформа», которые я в свою очередь получил от худрука Серебренникова. <…> Но это, по всей видимости, какая-то совсем ранняя стадия», — добавил он.

15:26

Еще в одном письме Серебренников обсуждает с Малобродский спектакль «Кому на Руси жить хорошо». В нем указывается: «Серебренников — 300 тыс., режиссер — 100 тыс., художник-конструктор — 100 тыс., композитор — 200 тыс.». Малобродский поясняет, что в письме обсуждаются зарплаты ключевых постановщиков. «При этом речь там идет, судя по всему, не только о «Кому на Руси жить хорошо», но и о «Сказках». Они планировались как некие тематически связанные произведения», — отметил подсудимый. На вопрос, почему помимо зарплаты у Серебренникова был дополнительный гонорар, экс-генпродюсер «Седьмой студии» поясняет: «Мы оплачиваем человеку не за факт его существования, а за факт его работы. Серебренников совмещал несколько функций — в том числе работал как драматург над переложением поэмы в форме пьесы».

15:20

Письмо от 24 июля 2012 года. «Перекидываем средства на «Платформу-2», пока не прикрыли лавочку. Таким образом средства на «Платформу» получаем почти в декабре-ноябре. Переносим в «Гоголь-центр» и уже там играем», — пишет Кирилл Серебренников Малобродскому.

Подсудимый объясняет, что в конце июля того года шла последняя неделя его работы на «Платформе». «Я уже получил приглашение пойти работать директором «Гоголь-центра». В этом письме Серебренников делится соображениям о том, как должна идти работа. Он тогда уже получил разрешение, чтобы весь репертуар театра Гоголя был снят», — заявил он.

Малобродский заявил, что тогда было решено составлять репертуар «Гоголь-центра» в том числе из резидентов, одним из которых является «Седьмая студия». «Никогда ни одно событие, выпущенное на «Платформе», не подавалось так, что его производителем был «Гоголь-центр», — поясняет экс-генпродюсер, добавив, что это важно для понимания ситуации.

close
Репетиция проекта "Платформа" режиссера Кирилла Серебренникова на "Винзаводе", 2011 год

Репетиция проекта "Платформа" режиссера Кирилла Серебренникова на "Винзаводе", 2011 год

Владимир Вяткин/РИА "Новости"
15:13

Теперь суд исследует письмо Серебренникова, которое он отправил Малобродскому. В нем режиссер просит работать «не в убыток себе». Экс-генпродюсер «Седьмой студии» поясняет, что в письме он предлагал проект штатной структуры АНО.

«Суммы, которые я там проставлял, это были некие идеальные суммы, и в этом письме я отмечал, что в зависимости от наших возможностей и ограничений эти суммы могут быть поделены на два, на десять и так далее. <...> Никто из нас не был готов содержать проект на свои деньги. Никто из нас не был готов работать на этом проекте бесплатно. Нашей целью было лишь одно: реализовать проект с качеством, с оптимальным режимом расходования средств. Никаких целей похищать что-либо или присваивать у нас заведомо не было. Из всего контекста нашей переписки следует, что там было не до жиру. Там речь шла о том, чтобы выплачивать людям — и себе, в том числе — какое-то минимально вознаграждение», — сообщил Малобродский.

15:02

Далее адвокат Ксения Карпинская зачитывает письмо Малобродского от 9 октября 2011 года. В нем он просит оказать ожидающим денег артистам психологическую помощь и «сохранить атмосферу доброжелательности». Речь идет о расчетах за спектакль «Ария». «9 октября — это был последний день, когда мы должны были рассчитаться с артистами, и я просил коллег, чтобы они поддерживали соответствующую атмосферу за кулисами, чтобы ни у кого не было сомнения, что мы рассчитаемся в тот день», — пояснил подсудимый.

14:59

Еще одна переписка Малобродского — с Майей Свистухиной, исполнительным директором компании, которая управляет помещениями «Винзавода». Там «Седьмая студия» арендовала офисное помещение. В 2011 году они обсуждали стоимость аренды, поясняет подсудимый. Изначально она составляла 270 тыс., однако затем была снижена до 200 тыс. рублей.

14:53

В еще одном письме Воронова сообщает, что она огорчена тем, что «Гоголь-центр» не выплатил «Седьмой студии» деньги по лицензионным договорам. «Дело в том, что осенью 2014 года Театр Гоголя был закрыт на капитальный ремонт. Соответственно, мы не могли играть спектакли, кроме тех, права на которые принадлежали «Седьмой студии». Наша платежеспособность была понижена, вероятно, мы задерживали какие-то выплаты», — заявил Алексей Малобродский.

14:45

Далее исследуется письмо от декабря 2014 года. В нем вновь всплывает рояль. «Алексей Аркадьевич, рояль отличный, помогите решить вопрос», — пишет в нем Кирилл Серебренников. Малобродский поясняет, что письмо было написано в то время, когда проект «Платформа» подходил к концу, поэтому режиссер просил доставить рояль в «Гоголь-центр». «Руководство АНО «Седьмая студия» было озабочено тем, чтобы разместить где-то имущество — в том числе этот рояль. Отношения с «Винзаводом» к тому времени заканчивались. Вопрос о рояле сводится именно к этому, к возможности разместить его на площади Театра Гоголя», — сообщил суду Малобродский.

В следующем письма сотрудница бухгалтерии Екатерина Воронова пишет, что не успевает найти место для инструмента, и предлагает заключить договор хранения.

Некоторые постановки АНО, в соответствии с договорами, периодически шли на сцене «Гоголь-центра». Их показ был сопряжен с перевозкой и монтажем декораций. Воронова ставила вопрос, чтобы эти декорации постоянно хранились в Театре Гоголя, чтобы мы приняли декорации на условиях ответственного хранения», — пояснял подсудимый.

close
Сергей Ведяшкин/Агентство "Москва"
14:42

Защитница просит Малобродского прокомментировать письмо Екатерины Вороновой от 2014 года — оно было написано в то время, когда подсудимый уже перешел на работу в театр «Гоголь-центр». В переписке обсуждается перенос спектаклей «Платформы» на сцену «Гоголь-центра». «Что с идей заплатить артистам через «Седьмую студию»?», — говорится в письме. Карпинская просит Малобродского прокомментировать его. «Мы, театр Гоголя, платили артистам деньги. Воронова ставит вопрос о том, чтобы часть расходов несла «Седьмая студия». Я считал, что эта посылка ложная, я возражал. Я настаивал, чтобы все расходы нес «Гоголь-центр». <…> Как я уже говорил ранее, отношения «Гоголь-центра» с резидентами строились на условии договоров. Соответственно, спектакль, права на который принадлежали «Седьмой студии», исполнялся на площадке «Гоголь-центра» на условиях, которые были описаны в этом договоре», — объяснил подсудимый.

14:30

Заседание началось. Судья объявила продолжение допроса Алексея Малобродского. Его адвокат Ксения Карпинская просит исследовать материалы из 218-го тома. По ним фигуранту будут заданы вопросы.

14:27

Участники процесса, их родственники и представители прессы разместились в зале суда. Кирилл Серебренников сегодня пришел в серой толстовке. Все ждут судью Ирину Аккуратову.

14:24

Что мы узнали на последнем заседании

— Малобродский обвинил следствие в необъективности. Он заявил, что в материалах дела содержатся документы, никак не касающиеся «Седьмой студии». «Вопиющая неряшливость этого блока документов сочетается с вопиющей тенденциозностью», — отметил обвиняемый.

— Экс-генпродюсер также усмотрел много несостыковок в материалах дела. Так, по словам Малобродского, к его письмам прилагаются не те документы. Он нашел их приложениями к другим письмам. «Письмо 2012 года, а документы электронные — 2011». — подчеркнул театральный деятель.

— Малобродский не посещал заседания в Минкультуры по вопросу государственной субсидии, однако обсуждал с Апфельбаум, которая курировала «Платформу» в ведомстве, сметы проекта. «Эти консультации нужны были, чтобы подготовить техническое задание», — пояснил обвиняемый суду.

— У бухгалтера Нины Масляевой была самая высокая зарплата в «Седьмой студии» — сначала 100 тыс., а затем 150 тыс. руб. В среднем сотрудники организации получали по 30-50 тыс. руб. Все деньги им выдавали наличными под расписку.

close
Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников во время заседания Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников во время заседания Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Sergei Karpukhin/Reuters
14:15

Тезисы с заседаний прошлой недели

— Серебренников изучал контракт, заключенный с Минкультом в 2011 году, однако в его подробности не вдавался. Технические детали худруку «Гоголь-центра» были неизвестны, так как это «не входило в его компетенцию».

— Подписи на некоторых документах, заключенных «Седьмой студией» от лица Малобродского, были подделаны. В том числе подпись экс-генпродюсера под договором с ИП Синельниковым, через которого, по версии следствия, «Седьмая студия» обналичивала деньги. По словам Малобродского, он не подписывал и никогда не видел этого документа.

— Суд зачитал деловые переписки Малобродского с сотрудниками «Седьмой студии» и Минкульта. В письмах с коллегами Малобродский обсуждал сметы на проекты «Платформы», гонорары иностранным артистам и другие финансовые вопросы. С сотрудниками ведомства — тему взаимодействия «Седьмой студии» и Минкульта, а также вопросы заполнения документов и отчетов.

— В одном из писем фигурирует смета, в которой указано имя ИП Синельникова. «Синельникову — 800 тысяч», — помечается в смете. Из письма экс-генпродюсера «Седьмой студии» бухгалтера Нины Масляевой становится ясно, что Синельников получал деньги за помощь в организации спектакля «Сон в летнюю ночь».

close
Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников во время заседания Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников во время заседания Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Сергей Мамонтов/РИА "Новости"
14:10

Что стало известно на первых заседаниях

— Серебренников, Малобродский, Итин и Апфельбаум отказались признавать свою вину в мошенничестве. Их назначили гражданскими ответчиками по иску Минкульта. Ведомство требует взыскать с них 133 млн материального ущерба.

— На допросе Серебренников заявил, что не вникал в вопросы субсидирования и не распоряжался деньгами из кассы. Он отметил, что будучи худруком он работал в творческой среде, где обсуждался лишь вопрос наличия денег или их отсутствия.

— На должности худрука режиссер получал 100 тыс. рублей в месяц. Примерно такая же зарплата была у Малобродского на должности генпродюсера «Седьмой студии».

— По словам Серебренникова, «Платформа» закрылась после того, как пришел новый глава Минкульта Владимир Мединский. Режиссер отметил, что проект должен был продолжаться, однако экспериментальное творчество «не пришлось по вкусу» новому министру.

close
Кирилл Серебренников на пресс-конференции, посвященной открытию проекта "Платформа" в ЦСИ "Винзавод", 3 октября 2011 года

Кирилл Серебренников на пресс-конференции, посвященной открытию проекта "Платформа" в ЦСИ "Винзавод", 3 октября 2011 года

Владимир Вяткин/РИА "Новости"
14:01

Заседание назначено на 14:00, однако, судя по практике предыдущих процессов, оно начнется чуть позже. В коридоре у зала суда уже появился Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, а также адвокаты Ирина Поверинова, Ксения Карпинская и Дмитрий Харитонов.

close
Яков Лысенко/Газета.Ru
13:55

Фигуранты дела «признают обналичивание каких-то денег, уход от уплаты налогов». Однако, по их словам, все средства использовались для организации спектаклей, сообщала адвокат Ирина Поверинова, которая защищает Софью Апфельбаум. По ее словам, действия сотрудников «Седьмой студии» являются нарушением финансовой дисциплины, но не преступлением.

13:49

В СК и прокуратуре подтвердили, что «Седьмая студия» провела все мероприятия, заявленные в документе о государственном финансировании. Тем не менее, в обвинительном заключении говорится, что сотрудники «Седьмой студии» предоставляли в Министерство культуры финансовые и творческие отчеты с заведомо недостоверными сведениями.

Следователи считают, что обвиняемые украли деньги путем их обналичивания. С финансовыми операциями им якобы помогал индивидуальный предприниматель Синельников. Он несколько раз фигурировал в переписке Малобродского, которую уже успели зачитать в суде.

13:42

По данным следствия, Серебренников и Итин создали преступную группу и вовлекли в нее остальных фигурантов дела. Все это якобы было сделано для хищения 133 млн рублей, выделенных в 2011–2014 годах Министерством культуры на «Платформу». Проект популяризировал современное искусство — в его рамках ставились театральные и музыкальные спектакли.

13:35

Напомним, что по делу проходят режиссер Кирилл Серебренников, директор РАМТ Софья Апфельбаум, экс-генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, экс-гендиректор Юрий Итин, бывший бухгалтер организации Нина Масляева и продюсер Екатерина Воронова. Дела в отношении последних двух выделены в отдельное производство: Воронова уехала из страны и была объявлена в международный розыск, а Масляева признала вину и дала показания на других фигурантов.

Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский (слева) и Юрий Итин и Софья Апфельбаум (справа)

Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский (слева) и Юрий Итин и Софья Апфельбаум (справа)

РИА "Новости"/Коллаж "Газета.Ru"
13:29

«Газета.Ru» приветствует всех заинтересованных в судьбе театрального дела. Мещанский суд продолжает допрашивать Алексея Малобродского. Он и другие сотрудники «Седьмой студии» обвиняются в хищении многомиллионной суммы, выделенной Минкультом на проект «Платформа». Мы будем следить за ходом судебного заседания и рассказывать вам о главном.