Связанные одним твитом

Павел Астахов спросил россиян, можно ли связывать детей

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов вновь оказался в центре скандала. На сей раз поводом стал его опрос: можно ли связывать детей «в особых случаях» или нельзя «ни при каких обстоятельствах». Речь идет о мерах мягкой фиксации гипервозбудимых детей. И хотя Астахов и является противником этой меры, на омбудсмена обрушился шквал критики за подобную постановку вопроса.

Возможны увольнения

Детский омбудсмен Павел Астахов, кажется, всерьез решил взяться за проблему привязывания детей к кроватям в российских специнтернатах и детдомах. Так называемый метод мягкой фиксации персонал подобных учреждений применяет во время тяжелых приступов пациентов — тех, кто, например, страдает гипервозбудимостью и может быть опасен для себя и для остальных детей.


Поводом для негодования стал случай в детском доме-интернате «Забота» в Карачаево-Черкесии. Астахов обнаружил там связанного восьмилетнего мальчика. Ему связывали руки, при этом документация по лечению ребенка была оформлена с нарушениями.

«Прокурор республики занимается этим вопросом, я ему лично все материалы передал. Он обещал, что будут приняты самые серьезные меры: возможно, увольнения и привлечения к ответственности», — подчеркнул детский омбудсмен. После этого Астахов встретился с главой республики Рашидом Темрезовым, принял от него почетную награду, а затем сам вручил Темрезову медаль «За заслуги в деле защиты детей». В разговоре с главой республики детский омбудсмен положительно отметил работу, которая за последние три года проведена в Карачаево-Черкесии по поддержке социальных учреждений, где растут дети-сироты, — так говорится в сообщении на сайте главы республики.

Темрезов, в свою очередь, провел совещание по вопросам реализации в республике государственной политики в сфере защиты прав и интересов детей и потребовал увольнения руководителя детдома «Забота».

«Считаю, что у руководителя этого учреждения нет никаких моральных и этических прав дальше продолжать там работать. Он должен написать заявление, искать себе другое место. Даже если закон позволяет, как можно связывать ребенка?» — цитирует ТАСС слова Темрезова. Он также поручил профильному управлению провести проверку всех сотрудников, работающих в этом детдоме-интернате.

Свяжут с «Заботой»

Стоит отметить, что Астахов выступает категорически против какого-либо связывания детей — даже в тех случаях, когда врачи могут обосновать эту меру. «Это недопустимо совершенно. Связывать детей нельзя ни при каких обстоятельствах, тем более в психиатрических стационарах. Они для того и предназначены, чтобы детям помогать, а не связывать их. Если эти факты подтвердятся, то здесь будет уголовное дело однозначно», — заявил детский омбудсмен, комментируя случай в московской психиатрической больнице №15, о котором писала «Газета.Ru».

По словам Астахова, на данный момент в законе есть возможность допускать мягкую фиксацию, однако она должна быть очень строго регламентирована — «чтобы такая возможность не использовалась как вседозволенность, этого быть не должно». «Я настаиваю на том, чтобы хотя бы детей до 12 лет не связывали», — пояснил омбудсмен.

Но и предложенный Астаховым альтернативный метод — психофармакологию — едва ли можно назвать панацеей. «Вы бы поговорили с детьми, которых привязывали и накалывали психофармакологией в психушке. Они говорят, что лучше привязывание, чем укол», — отмечала врач Софья Доринская, правозащитник, эксперт в сфере душевного здоровья. По ее словам, страдание, боль, обида, невозможность ответить во время привязывания не идут ни в какое сравнение с теми муками, которые испытывает человек после накалывания психофармакологией.

«Проблема действительно неадекватного поведения решается единственным способом — это установление объективного физического страдания ребенка. Никаких связываний, никакой психиатрии как решения проблем детства», — отрезала Доринская.

Привязывать или не привязывать — вот в чем вопрос

В итоге Астахов обратился с опросом к широкой общественности через твиттер.

«Прошу высказать свое мнение по этой очень острой и болезненной теме. Ведь страдают и так больные незащищенные дети. Причем часто младшего возраста», — написал Астахов в своем инстаграме. После этого детский омбудсмен запустил опрос в твиттере, который мгновенно получил широкий резонанс из-за своей расплывчатой формулировки.


Будучи вырванным из контекста, опрос создает впечатление, что Астахов интересуется, можно ли связывать детей в принципе. В действительности же омбудсмен имел в виду привязывание детей к койкам в соответствующих учреждениях. Сам Астахов является ярым противником этого метода, но опрос показал диаметрально противоположный результат: за привязывание выступает почти в два раза больше людей, чем против него.

Опрос раздора

Опрос детского омбудсмена уже успел вызвать широкий резонанс в блогосфере и за ее пределами. Соцсети отреагировали на твит Астахова в своей фирменной манере — мемами и юмором в ответ.


Люди, не посвященные в проблему привязывания детей в психиатрических учреждениях, заинтересовались, что именно омбудсмен имел в виду под «особыми случаями».


Некоторые посоветовали Астахову обратиться с этим вопросом к Соулу Гудману — адвокату из американских сериалов «Во все тяжкие» и «Лучше звоните Соулу», специализирующемуся на «темных» делах и решающему различные криминальные вопросы.


Припомнили омбудсмену и его недавние слова про «сморщенных женщин», которыми он объяснил женитьбу зрелого чеченского полицейского на 17-летней девочке.


Ну и конечно, не обошлось без мема на основе «50 оттенков серого».

Впрочем, сторонников привязывания детей оказалось в два раза больше, чем противников. «У меня сына в больнице в 3 года связывали, чтобы поставить снотворное, а потом капельницу. В этом возрасте многие детки сильно кричат и не слушаются. У него был вопрос жизни и смерти — сильное обезвоживание из-за отравления, это был вопрос быстрого реагирования и спасения жизни», — написала пользователь @marysoulia в комментариях в инстаграме.

«Сначала даже не поняла вопроса... Конечно, нет, лишь в каких-то медицинских особых случаях», — уточнила, в свою очередь, @vipbarabulka. «Конечно нет.. А если для его же благополучия? Если он ночью в розетки лезет и ножи берет и посуду бьет, а объяснений не понимает? Тогда как?» — интересуется @julia_2014_k.

Пожалуй, вопрос действительно остается открытым, и ответ на него должны давать не столько пользователи соцсетей, сколько профессиональные врачи и квалифицированные специалисты.