«Гордое слово»

Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев произнесли в Мосгорсуде последнюю речь перед приговором

Приговор по делу активистов «Левого фронта» Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, обвиняемых в организации массовых беспорядков на Болотной площади, прозвучит 24 июля. В понедельник в ходе прений сторон гособвинитель запросил для обоих подсудимых по восемь лет общего режима. В среду подсудимые произнесли свое последнее слово — они попросили суд оправдать их. Корреспондент «Газеты.Ru» следил за последней стадией громкого дела.

Чем ближе дело Удальцова–Развозжаева подбиралось к своему завершению, тем больше единомышленников приходило поддержать их. По дороге от метро «Преображенская площадь» к зданию суда на этой неделе можно было увидеть граффити и стикеры «Свободу Удальцову и Развозжаеву». Послушать прения сторон в понедельник и вторник, а также последнее слово подсудимых в среду пришли не меньше полусотни сторонников и журналистов. На прения кто-то принес с собой красные гвоздики, но в зал зрителей с цветами не пустили и в итоге гвоздики вручали приставам.

Заседание началось с реплик, относящихся к завершившимся накануне в девятом часу вечера прениям. Защитник Развозжаева Дмитрий Аграновский попросил суд считать недостоверными показания свидетеля обвинения Константина Лебедева и явку с повинной Развозжаева, от которой подсудимый впоследствии отказался.

Леонид Развозжаев, чью жалобу о пытках накануне счел приоритетной Страсбургский суд, говорил из стеклянной клетки-«аквариума» о политических причинах своего преследования.

«Вы заканчиваете рассматривать одно из самых грязных дел в современной истории России, — обратился к суду Развозжаев. — Оно расследовалось с помощью шантажа и пыток. А судейский корпус выполняет карательную функцию. Этого безобразия не было бы, если бы существовали демократия, свободные выборы и беспристрастный суд. Именно за этим 6 мая люди выходили на улицу, и там были самые чистые люди. На этом суде мы видим, как зло пытается засудить добро. От вас зависит многое: вы могли показать всему миру, что судебная система не использует кривые зеркала».

Председательствующий судья Александр Замашнюк прервал Развозжаева и напомнил ему, что «последнее слово не должно превращаться в митинг, речь, призывы», попросив говорить только о периоде, рассматриваемом в деле, то есть нескольких месяцах 2012 года.

«Оправдательный приговор способен вселить надежду в граждан России», — закончил Развозжаев.

Сергей Удальцов, выступавший вторым, говорил существенно дольше — больше часа. Его речь ощутимо затянулась из-за многократных замечаний судьи. Еще перед тем, как Удальцов встал за кафедру, судья предостерег его: «Только по существу дела». Удальцов ответил, что большего сторонника законности, чем он, надо еще поискать.

Свою речь он начал строфой из достаточно экстремистского стихотворения Пушкина:

«Пока свободою горим, пока сердца для чести живы, мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы». «Так получилось, что прекрасные порывы души привели нас на скамью подсудимых. Они не всегда оцениваются по достоинству, но историческая правда будет за нами. Кстати, я хотел бы, чтобы в УПК когда-нибудь внесли изменения, потому что «последнее слово подсудимого» звучит слишком траурно, будто оно растворяется в безмолвном пространстве», — начал Удальцов.

«Законодательной инициативой вы не обладаете», — напомнил судья.

Здесь надо заметить, что судья Замашнюк в дальнейшем не меньше 15 раз прерывал острую и критическую речь Удальцова с теми же замечаниями говорить по существу и даже трижды объявлял перерыв — на пять минут, на полчаса и снова на пять минут, чтобы подсудимый посоветовался с адвокатом Виолеттой Волковой и откорректировал текст своего выступления. Тем не менее Удальцов, кажется, сумел высказаться до конца.

«Это мое свободное, гордое слово, — продолжил Удальцов. — Есть мнение, что по таким делам, где замешаны интересы государства, все решается телефонным правом. Но я остаюсь оптимистом и призываю суд опровергнуть эти представления. Доказательная база обвинения — это хрупкий карточный домик. Если вытащить одну часть — признание Лебедева, который испугался, что ему дадут 10 лет и он лишится зубов — так вот, Лебедев поставил свои зубы выше судьбы Развозжаева и моей. Надеюсь, его зубы никогда не будут себя хорошо чувствовать».

Удальцов в числе прочего упомянул, что дело развалится, если исключить из него явку с повинной Развозжаева и незаконную прослушку.

«Те, кого обвинили в участии в массовых беспорядках даже с применением насилия, амнистированы или получили не больше трех с половиной лет. Суд призываю не брать грех на душу и вынести оправдательный приговор».

Продолжая комментировать факт массовых беспорядков, Удальцов подчеркнул, что ставить своей целью массовые беспорядки могут только люди, которые не смыслят в политике.

«Обвинение в приготовлении массовых беспорядков (это вторая статья, в которой обвиняются подсудимые. — «Газета.Ru») еще более абсурдно. Зюганов, Миронов и Жириновский тоже ездят по регионам, встречаются с избирателями, распространяют агитацию».

Удальцов обратил внимание суда на то, что «у стихийных событий не может быть организаторов».

Удальцов — один из немногих оппозиционных политиков, поддержавших присоединение Крыма, а также образование Донецкой и Луганской республик — не стал обходить стороной и события на Украине:

«Наше дело используется для дискредитации оппозиционного движения. Делается вывод, что если бы «болотного дела» не было, в России началась бы междоусобица вроде той, что сейчас продолжается в братском государстве».

«Вас судят не за ваши политические взгляды, вас обвиняют в организации и подготовке массовых беспорядков», — прервал речь Удальцова судья и объявил пятиминутный перерыв. «Я понимаю разницу между формальной и фактической сутью дела», — успел ответить Удальцов.

Адвокат Виолетта Волкова в коридоре суда рассказывала, что впервые за свою многолетнюю практику видит, как судья объявляет перерыв посреди последнего слова подсудимого.

Когда публика вернулась в зал, Удальцов продолжил и снова принялся говорить о несправедливом государстве, низком уровне жизни населения и идеологии наживы и потребления.

«Это не входит в обстоятельства, подлежащие установлению в настоящем деле, — напомнил судья. — Попытка донести свои взгляды до присутствующих в суде каждый раз будет пресекаться. Я выношу вам официальное предупреждение, вы злоупотребляете предоставленным вам правом».

«Меня невозможно лишить свободы, моя свобода находится внутри меня. Камеры и стены не смогут сломить моих убеждений», — заявил на это Удальцов.

В завершение своей речи координатор «Левого фронта» попросил оправдать себя и Развозжаева, чтобы «иметь возможность трудиться и приносить пользу стране».

Судья объявил, что приговор Сергею Удальцову и Леониду Развозжаеву прозвучит 24 июля в 13 часов, и состав коллегии удалился в совещательную комнату.