44 последних вопроса «Булгарии»

Возобновился процесс по делу о крушении теплохода «Булгария»

В Казани возобновились судебные слушания по делу о крушении теплохода «Булгария». Суд начал изучать результаты повторной экспертизы, которая должна ответить на 44 вопроса, касающихся последних минут плавания судна. Выяснилось, что оно находилось в отвратительном техническом состоянии, а фирма — организатор тура работала без лицензии.

В понедельник Московский районный суд Казани приступил к оглашению результатов дополнительной инженерно-технической экспертизы, инициированной стороной защиты. О ее проведении, а также о вызове в суд самих экспертов ходатайствовал адвокат эксперта Росречрегистра Якова Ивашова, допустившего судно к навигации, Роберт Халиуллин. Судебное постановление о проведении дополнительного исследования было принято 4 марта. Эксперты — сотрудники санкт-петербурского Государственного университета морского и речного флота им. адмирала Макарова во главе с завкафедрой судовождения, капитаном дальнего плавания Владимиром Дмитриевым, справились со своей задачей чуть более чем за месяц. Весьма оперативно, если учесть, что в постановлении суда фигурировало 44 вопроса, касающихся причин катастрофы.

Выводы дополнительной экспертизы, в основу которых легло изучение материалов уголовного дела, а не повторный осмотр судна (сейчас останки «Булгарии», будучи главным вещественным доказательством, находятся на мелководье рядом с поселком Куйбышевский Затон Камско-Устьинского района Татарстана), заняли 123 страницы машинописного текста.

В понедельник было зачитано содержание лишь 58 страниц, при этом непосредственно до ответов на поставленные в постановлении вопросы суд не дошел: половину документа составляет «вводная» часть, в которой подробно перечисляются все нарушения, допущенные подсудимыми, в ходе эксплуатации судна и подготовки к ней.

Экспертиза подтвердила, в частности, что главная обвиняемая, Светлана Инякина, директор ООО «Аргоречтур», арендовавшего дизель-электроход у его владельца, Камского речного пароходства, занималась организацией речного туризма, не имея лицензии на данный вид деятельности.

Роковой рейс «Булгарии» стал седьмым по счету — до момента катастрофы судно успело несколько раз сходить до Перми, Чебоксар и Самары. Экипаж теплохода был недоукомлектован: вместо 16 сотрудников, полагающихся судам такого типа, на «Булгарии» работали всего 9 (в частности, на судне не было помощника механика по электрооборудованию). Причем трудились они не в три, как это опять же предписывается правилами, а в две смены.

Кроме того, суд установил, что эксперт Росречрегистра Яков Ивашов, подписавший необходимые документы, дающие разрешение на вывод судна в рейс, не имел на то никаких оснований — в настолько отвратительном техническом состоянии находилась «Булгария».

Так, вышедший из строя накануне туристического сезона один из вспомогательных двигателей был заменен на «левый» агрегат, не имеющий ни заводских номеров, ни технического паспорта. Кроме того, будучи осведомленным о том, что судовые двигатели полностью выработали свой ресурс (сломанный левый вспомогательный отработал 32 тыс. часов, правый — 51 тыс. вместо положенных 16 тыс. часов), Ивашов обозначил в документах, что оба они годны к работе. На судне не были проверены механизмы для спуска на воду спасательных шлюпок (в подписанных им документах все, естественно, было в порядке).

Оба насоса по откачке воды также были неисправны.

Наконец, экспертная комиссия пришла к выводу, что Ивашов знал и о неисправности системы судовой связи, и об отсутствии на судне запасных генераторов для передачи сигнала бедствия в случае ЧП.

Во вторник будут оглашены ответы экспертов на те самые поставленные 44 вопроса. После этого суд перейдет к прениям, вновь сменив при этом «прописку»: прения сторон начнутся в зале расположенного на промышленной окраине города ДК «Юность» — там, где 6 мая прошлого года процесс и стартовал. Судья объяснил такое решение желанием пойти навстречу как можно большему числу потерпевших, которые захотят присутствовать в суде.

Напомним, «Булгария» затонула во время шторма в Куйбышевском водохранилище 10 июля 2011 года в 3 км от берега на глубине более 20 м. Жертвами катастрофы стали 122 человека, в том числе 28 детей.