Депутаты закрывают дыры в законодательстве

Парламентарии просят Минюст изменить приказ, разрешающий досмотр прямой кишки зэков

Более 40 депутатов Госдумы от «Справедливой России» обратились к Минюсту с просьбой изменить приказ, разрешающий досмотр заднего прохода заключенных в поисках телефонов и наркотиков. Инициировал соответствующее обращение парламентарий Валерий Гартунг, посетивший в декабре прошлого года колонию строгого режима в Копейске, где незадолго до этого бунтовали заключенные. Зэки повсеместно жалуются на унижения под предлогом обыска «естественных полостей тела». Правозащитники предлагают использовать современные технологии.

Член Госдумы по вопросам депутатской этики Валерий Гартунг обратился в Минюст с просьбой изменить приказ ведомства, позволяющий сотрудникам Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) досматривать «естественные полости» заключенных. Речь идет в первую очередь об унизительной для зэков процедуре осмотра заднего прохода. Под обращением подписались более 40 коллег депутата по фракции «Справедливая Россия», включая вице-спикера парламента Николая Левичева.

«Можно сказать, нашу инициативу поддержала вся фракция, за исключением тех, кто был в отпуске. Унижение людей, злоупотребления — это серьезная проблема нашей системы исполнения наказания», — объяснил «Газете.Ru» депутат Гартунг.

Идея изменить приказ Минюста № 286 с грифом «для служебного пользования» (ДСП), который регламентирует обыски осужденных, родилась у Гартунга после посещения посещения колонии № 6 в его родном городе Копейске Челябинской области.

Там он побывал в декабре прошлого года, когда в учреждении строгого режима прошла громкая акция протеста заключенных против пыток и вымогательств. Мирный «бунт» заключенных, занявших крыши бараков с плакатами «Люди помогите!», привлек внимание федеральных СМИ. В результате в отношении начальника ИК-6 было возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий — всего в Следственный комитет поступило несколько сотен заявлений о вымогательствах. «На такой поступок осужденных может толкнуть только ситуация отчаяния, понимаете? Мы когда туда приехали с моим коллегой Василием Швецовым, выслушали порядка 70 осужденных: почти все жаловались в том числе на эту процедуру, — рассказывает Гартунг.

— Когда люди отказывались звонить по телефону просить денег у родственников, их, грубо говоря, насиловали посторонними предметами, выдавая это за осмотр. Взрослых мужчин доводили до попыток суицида».

Бывший начальник психологической службы управления ФСИН Татарстана, а сейчас член общественной наблюдательной комиссии полковник Владимир Рубашный, который также посещал челябинскую колонию № 6, согласен с необходимостью изменений.

«286-й приказ, который никому не показывают, ссылаясь на гриф ДСП, действительно разрешает раздевать заключенных и осматривать естественные полости, в том числе задний проход, но индивидуально и с участием медицинского работника, — объясняет Рубашный. — В Копейске, со слов осужденных, это была поголовная процедура, в основном направленная на то, чтобы «сломать» так называемых осужденных отрицательной направленности. С позиции сотрудников, возмущались те заключенные, у которых уже сформировались понятия. К тем, кто отказывался, применяли силу. «Если человек сопротивлялся, его еще и в ШИЗО (штрафной изолятор. — «Газета.Ru») закрывали за «неповиновение законным требованиям». На самом деле тут дело далеко не в понятиях. Такая процедура сознательно проводилась в унизительной форме, на глазах посторонних людей», — рассказал Рубашный.

При этом, по словам психолога, такое поведение сотрудников никак не может повлиять на зэков «отрицательной направленности». «Даже по преступным понятиям, если есть беспредел, насилие со стороны администрации, после подобных процедур человек не теряет никак свой статус, а вот психологическое состояние, чувство нарушения личной неприкосновенности у него останется, — рассказал отставной полковник ФСИН. —

Мы можем рассуждать между собой о духовных скрепах общества, но и криминальный мир никуда не исчезнет с его ценностями. Когда молодые ребята, впервые попавшие за решетку, сталкиваются с этой дикостью, им быстро объяснят, чем преступные понятия отличаются от этого садизма. Это для сотрудников все обычно безнаказанно, а по понятиям просто так человека не «опустят»: такие вещи быстро возвращаются».

«У нас в Татарстане вообще доходит до того, что на основании 286-го приказа родственников досматривают, пятилетних детей заставляют раздеваться и приседать над зеркалом! — заявил Рубашный. — Мы в ОНК возмущаемся: не имеют они права свободных людей так досматривать, а начальник учреждения нам улыбается — приказ. После этого люди, наоборот, будут ставить понятия выше, чем закон».

Между тем официальный представитель ФСИН Кристина Белоусова рассказала «Газете.Ru», что полный досмотр осужденных не является какой-то «прихотью» сотрудников колоний и следственных изоляторов.

«Наши сотрудники постоянно сталкиваются с проблемой проноса запрещенных предметов со стороны отдельных осужденных — это и наркотики, и телефоны, и много чего еще. И очень часто для это используются естественные полости тела, — объясняет Белоусова. — Поэтому у сотрудников обязательно должна быть возможность полностью досмотреть заключенного». На сленге арестантов задний проход, используемый для проноса вещей, называется «воровской карман».

По мнению Рубашного, запрещенные предметы в заднем проходе зэки действительно проносят из одного учреждения в другое, однако за решетку героин, алкоголь, телефон проносят коррумпированные сотрудники ФСИН.

Создатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин, в свою очередь, убежден, что проблему поиска запрещенных предметов можно решить, применяя современные технологии. «До сих пор пенитенциарная система напоминает ГУЛАГ и внешне, и своим отношением к заключённым. Установленные нормативы обысков позволяют сотрудникам колоний публично унижать заключённых, — объясняет он. — Это напоминает фильмы о гестапо. Сейчас XXI век, есть рентген и другие приборы, и пора уже оградить заключённых, наших сограждан, от подобного. Надеюсь, что в Минюсте услышат депутатов».

В пресс-службе Минюста инициативу парламентариев оперативно прокомментировать не смогли. В свою очередь, во ФСИН «Газете.Ru» рассказали, что сейчас для осмотра заключенных в колониях применяются лишь стационарные и ручные металлоискатели. Рентгены есть лишь в отдельных СИЗО, и установление необходимой аппаратуры в каждой колонии потребует больших средств.