«Присяжные не фраера»

Мосгорсуд распустил коллегию присяжных по делу об убийстве Юрия Буданова

Мосгорсуд объявил о роспуске коллегии присяжных заседателей по делу об убийстве Юрия Буданова. Такое решение суд принял после того, как из состава жюри выбыли два человека, из-за чего в коллегии осталось менее 12 присяжных. Оставшиеся выразили недовольство принятым решением и просили назначить двухдневный перерыв. Отбор нового жюри назначен на 18 марта.

В среду Мосгорсуд продолжил рассматривать дело об убийстве Юрия Буданова. Процесс находился на стадии дополнений, гособвинители еще на прошлой неделе начали представлять дополнительные доказательства присяжным заседателям. Еще тогда прокуроры заявили, что на понедельник у них запланирован допрос свидетелей. Однако ни в понедельник, ни во вторник, ни в среду свидетели не появились. Также все эти дни отсутствовала гособвинитель Мария Семененко. Ее напарник (как правило, в суде с присяжными работают два прокурора) пояснил, что она занята в другом процессе, и в одиночестве демонстрировал жюри вещественные доказательства, которые были найдены в машине киллера, и зачитывал детализации телефонных соединений.

О заболевании двух присяжных — под номерами 4 и 12 — стало известно еще в понедельник.

Чем именно они заболели, судья Андрей Коротков не сообщил, но из-за этого объявил перерыв до следующего дня. Во вторник они снова не явились и судья удалил их из состава коллегии. Таким образом, в жюри остались 13 человек (12 присяжных в основном составе и один запасной). Тогда же защита подсудимого Юсупа Темерханова стала строить догадки, что коллегию собираются распустить.

В среду начало процесса затянулось на полтора часа. В 12.30 участников и слушателей, наконец, пригласили в зал. Судья вошел в зал и сел на свое место. В течение двух минут он читал некие бумаги. «Ваша честь, у меня есть заявление процессуального характера», — обратился к нему адвокат Мурад Мусаев (согласно Уголовно-процессуальному кодексу, такие заявления рассматривают в отсутствие жюри). «Секундочку», — ответил Коротков. Но слушать заявление защитника он не стал, а сразу пригласил в зал коллегию.

Присутствующие насчитали, что в суд явились только 11 присяжных, по залу пошел шепот.

«Идет целенаправленное выдавливание присяжных из процесса», — говорил Мусаев, настаивая на оглашении своего заявления. Судья, не обращая на него внимания, объявил, что в суд не пришли еще двое членов жюри. По его словам, присяжный под номером 14 прислал телефонограмму о том, что заболел, а присяжный под номером 6 – что не может прийти из-за госпитализации матери. После этого Коротков предложил сторонам высказаться по поводу их отсутствия.

Гособвинитель заявил, что количество членов жюри препятствует продолжению процесса, и предложил распустить коллегию. Адвокат Мусаев возражал и настаивал на объявлении перерыва.

Он отметил, что за новогодние праздники из процесса не выбыл ни один присяжный, а за последние две недели случилась «эпидемия неизвестной болезни» — выбыли семеро членов жюри.

На этом Коротков удалил присяжных обратно в совещательную комнату. Пока Мусаев высказывал свои возражения судье, дверь из совещательной комнаты жюри приоткрылась, из-за нее показалась одна из присяжных и попросила слова. Судья потребовал, чтобы она закрыла дверь. «У нас важные новости», — выкрикнул кто-то из них. Дверь закрылась, но тут же открылась вновь. На этот раз в ней появился присяжный-мужчина, который без разрешения сообщил: «Мы созванивались с присяжным номер 6, и он сказал, что ему два дня требуется, чтобы мать выздоровела». Дверь закрылась.

«Ну вот видите, давайте объявим перерыв на два дня», — вновь предложил Мусаев. Коротков же ответил, что удаляется для принятия решения. Через 20 минут судья в присутствии оставшейся коллегии исключил двух присяжных из состава и объявил о роспуске жюри, так как количество выбывших превысило количество оставшихся (изначально в состав коллегии входили 23 человека). Отбор присяжных в новый состав он назначил на 18 марта: в этот день в суд должны прийти 50 кандидатов.

«Присяжная номер 6 звонила и сказала, что она не смогла созвониться с судом», — выкрикнул тот самый мужчина, который чуть ранее выглядывал из совещательной комнаты.

«Это приятно, что вы хотите продолжать работать, но есть определенная процедура», — ответил Коротков. «Ходили мы, ходили…», — недовольно вздохнула женщина-присяжная. Подсудимый Темерханов в это время заявил, что считает решение о роспуске коллегии незаконным. «Ваше место на скамье, ваша честь», — сказал он.

«Данное постановление суда вынесено по ходатайству прокурора в соответствии с требованиями УПК. В случае роспуска коллегии присяжных рассмотрение дела назначается заново, со стадии формирования нового жюри», — сказала «Газете.Ru» пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева после заседания. Она добавила, что суд основывался на «фактическом отсутствии членов коллегии присяжных без уважительной причины», а запасных более не оставалось.

Защита Темерханова намерена обжаловать постановление Короткова о роспуске.

«Наши оппоненты — трусы, вот мой комментарий», — сказал «Газете.Ru» Мусаев.

Он напомнил, что в ходе судебного процесса было оказано давление на двух очевидцев убийства, явку которых обеспечила защита, – Александра Евтухова, чье местонахождение неизвестно до сих пор, и Руслана Фаталиева. Оба в суде утверждали, что Темерханов непохож на киллера. Фаталиев накануне написал заявления на имя президента России, генпрокурора Юрия Чайки, председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина и директора ФСБ Александра Бортникова. В нем он сообщил, что некие силовики 9 февраля забрали его с места работы, избили и требовали дать показания против адвоката Мусаева. Следователи, в свою очередь, сообщают, что оба свидетеля заявили о том, что их подкупили защитники, которые оказывали на них давление. Накануне Мусаев в суде озвучил результаты экспертизы специалиста по психолингвистике из Института языкознания РАН с 54-летним стажем работы. Эксперт установил, что адвокат не угрожал Евтухову, а побуждал его сказать правду. По его словам, фраза Мусаева «теперь мы знаем, где вы находитесь» не несет в себе прямую либо косвенную угрозу.

«Вот так — всем своим репрессивным аппаратом — навалились, и что вышло-то из этого? Пшик! Они поняли, что проигрывают, что присяжные не фраера (уж и детям было ясно, что в этом деле творится и вокруг него). И вот наши оппоненты, сдрейфив, распустили жюри, — написал после окончания судебного заседания адвокат Мусаев на своей странице в facebook. — Всему миру в очередной раз показали, что Юсуп Темерханов невиновен. Потому что виновных ТАК не судят.»