Освобождена посмертно

Мособлсуд признал незаконным последнее продление ареста Веры Трифоновой

ИТАР-ТАСС
Продление ареста Веры Трифоновой, которая умерла в СИЗО в конце апреля, признано незаконным. Теперь адвокаты погибшей арестантки будут добиваться лишения полномочий судьи Ольги Макаровой и ее уголовного преследования. Следователь Сергей Пысин, который настаивал на аресте Трифоновой, отстранен от работы — уголовное дело против него уже заведено.

В среду Московский областной суд признал, что решение о продлении срока ареста 53-летней тяжелобольной Веры Трифоновой, обвиняемой в мошенничестве, было незаконным. Одинцовский районный суд вынес постановление о том, что Трифонова должна по-прежнему сидеть в СИЗО, 17 апреля. Через 13 дней она умерла. «В среду Мособлсуд отменил это решение, а ходатайство следствия о продлении срока ареста было снято с производства в связи со смертью Веры Владимировны», — рассказал «Газете.Ru» адвокат Трифоновой Владимир Жеребенков. Он напомнил, что просил судью Ольгу Макарову изменить меру пресечения на залог в размере 520 тысяч рублей, но она отказалась.

Теперь адвокаты будут добиваться лишения судьи полномочий и ее уголовного преследования.

«Я и моя коллега намерены подать заявление руководителю СКП Александру Бастрыкину о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Макаровой. В ее действиях есть признаки злоупотребления служебными полномочиями, также она вынесла неправосудное решение», — считает Жеребенков. Для того чтобы уголовное преследование судьи было возможным, ее должна лишить полномочий квалификационная коллегия судей Московской области. Туда Жеребенков тоже обратится с заявлением в ближайшее время.

Трифонова скончалась в «Матросской Тишине» 30 апреля этого года. В СИЗО она оказалась в декабре 2009 года: ее задержали вместе с депутатом Магаданской областной думы Георгием Шамиряном по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, Трифонова и Шамирян пытались продать некоему банкиру место сенатора в Совете федерации за $1,5 млн. Когда депутат попросил у потенциального покупателя еще $1,5 млн, тот обратился в МВД, и Трифонову с Шамиряном арестовали.

С тех пор адвокат Трифоновой Владимир Жеребенков не один раз пытался оспорить решение Одинцовского городского суда о заключении его подзащитной под стражу. Он объяснял судье Ольге Макаровой, что обвиняемая тяжело больна и в СИЗО содержаться не может. У Трифоновой была тяжелая форма сахарного диабета и работала только одна почка. Пока женщина была под арестом, ее состояние резко ухудшилось: отказали слух и зрение, а в легких начала скапливаться жидкость. Ей регулярно требовался гемодиализ (очистка крови), который невозможно проводить ни в условиях тюремной больницы, ни в 20-й горбольнице, в реанимацию которой Трифонову увозили под охраной. Врачи ГКБ № 20 дали заключение о том, что пациентку нельзя содержать в условиях СИЗО, но эта справка не произвела впечатления на судью Макарову. С декабря 2009 года состояние Трифоновой только ухудшалась, на нескольких заседаниях суда она присутствовать не могла, но арест ей продлевали.

Судья Макарова не только не имела права выносить неправосудное решение, но и вообще не могла рассматривать ходатайство следователя Сергея Пысина, считает адвокат. Дело Трифоновой не относилось к Одинцовскому суду по принципу подсудности.

«Вопрос о продлении ареста можно рассматривать или по месту содержания обвиняемой, или по месту расследования. А Одинцовский суд принял материалы по месту жительства Трифоновой, что вообще законом не предусмотрено», — объясняет Жеребенков. В этом, на его взгляд, и заключалось уголовное преступление судьи Макаровой — злоупотребление полномочиями. В Мособлсуде пока не сообщили, есть ли у квалификационной коллегии вопросы к судье Макаровой в связи с делом Трифоновой.

Ранее «за ненадлежащий контроль по обеспечению прав обвиняемой» глава СКП Бастрыкин принял решение уволить из органов следствия заместителя руководителя Следственного управления по Московской области Александра Филиппова и руководителя отдела по расследованию дел коррупционной направленности Валерия Иварлака. Руководителю подмосковного следственного управления объявлено о неполном служебном соответствии. Во вторник, 11 мая, представитель СКП Владимир Маркин сообщил журналистам, что Бастрыкин подписал приказ, в котором потребовал заключать под стражу только «при невозможности применения более мягкой меры пресечения», а при появлении информации, что обвиняемый болен, немедленно реагировать. Документ называется «Об усилении ведомственного контроля при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу» и подписан еще неделю назад.

Что касается следователя: Пысин, который вел дело в отношении Трифоновой и, как сообщает адвокат, называл подписку о невыезде «слишком роскошной мерой» для нее, сейчас он сам под следствием — по делу о «халатности, повлекшей по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека». Источник, знакомый с ходом расследования, рассказал «Газете.Ru», что Пысин отстранен от работы, находится под подпиской о невыезде. На конец этой недели запланирован допрос стороны потерпевших по делу, в том числе адвоката Жеребенкова.