Ученые: реформы патриарха Никона по-другому воспринимались вдалеке от Москвы

Ученые из Санкт-Петербургского института истории РАН исследовали ранее неизвестные документы, связанные с жизнью будущего патриарха Никона в Великом Новгороде (1649-1652 гг.). Это позволило детальнее описать начальный этап раскола Русской православной церкви, который начался после его реформ. Работа поддержана Президентской программой исследовательских проектов Российского научного фонда и опубликована в журнале Вестник архивиста.

Раскол в Русской православной церкви начался в 50-х годах XVII века. Он связан с реформой патриарха Никона, которая была направлена на приближение богослужения в русской церкви к традициям греческого православия. Различия заключались в обычаях при проведении обрядов и служб, например, направление движения крестного хода, сколькими пальцами креститься и прочее.

Группа ученых из Санкт-Петербургского института истории РАН провела анализ документов времени архиерейства Никона в Великом Новгороде и начала его патриаршества. Особое внимание уделили тому, как Никон взаимодействовал с духовными властями отдельных монастырей. Результаты работы помогли более полно охарактеризовать начальный этап раскола (50-60-е года XVII века), особенности проведения реформы в провинции и оценить реакцию духовенства на нововведения.

Историки проанализировали ранее неизученные документы из архивов Тихвинского Успенского монастыря и Вологодского архиерейского дома. Они содержат информацию о деятельности патриарха Никона и отражают реакцию общественности на изменения.

Указы митрополита Никона свидетельствуют, что он старался контролировать как хозяйственные вопросы, так и религиозную жизнь жителей Новгородского уезда. Он давал многочисленные указания о присылке денег, закупке материалов, работе слуг, посылал людей для проверки выполнения нововведений в монастыре. Такое вмешательство вызывало недовольство архиереев и различных церковных кругов. Осенью 1651 года было составлено распоряжение о строгом соблюдении Великого поста и запрете многоголосого пения, поступившее в Тихвинскую обитель. В ее материалах и документах архиерейского дома удалось выявить, что сопротивление реформам со стороны монастырского и приходского духовенства не выражалось демонстративным противостоянием. Литургические песнопения продолжали проводить по прежним правилам, службы могли вестись поочередно, по старому и новому обрядам. Центром «раскола» для приходов мог стать Тихвинский Введенский женский монастырь. Позже, в 1666–1667 гг. для борьбы со старообрядчеством из Тихвинского Успенского мужского монастыря проводили рассылку назидательной литературы для ознакомления местных жителей. Однако, в то же время поводом для несоблюдения введенных реформ часто выступали бытовые проблемы, например, отсутствие необходимой символики в отдаленных приходах (четвероконечных крестов для печати на просфорах), книг, а также мира и масла для крещения.

«Проведенное исследование помогает иначе взглянуть на начало церковного раскола в России XVII века и увидеть, как религиозные новшества воспринимались на уровне приходов вдалеке от Москвы», – говорит лауреат Премии президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых Никита Башнин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН.