Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Это законы о других законах»

Профессор Дойч рассказывает о своей «теории всего»

Павел Котляр 24.06.2013, 11:22
David Deutsch (Google+)

О новой «теории всего» в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» рассказал Дэвид Дойч, известный британский физик-теоретик, автор бестселлера «Структура реальности».

--В ходе сегодняшнего телемоста вы расскажете о вашей новой теории – «теории конструктора». В чем она заключается?

— Одной из самых неожиданных результатов нашей теории стали новые основы для теории информации. Есть старая проблема, как определить термин «информация» в рамках физики — или как чистую абстракцию, или как теорию вычислений, разработанную еще Аланом Тьюрингом. Теория конструктора являет собой тот глубокий уровень физики, который более фундаментален, чем существующие физические концепции (физика частиц, волновая физика и законы движения, которые предсказывают эволюцию объектов от исходного состояния). Ключевым и новым фактом является то, что законы теории конструктора — это не законы, описывающие начальное состояние, законы движения и конечное состояние. Это теория того, какие преобразования возможны или невозможны. А законы движения — это лишь косвенные отдаленные последствия того, что возможно или невозможно.

Эти законы не о том, как сделать что-то, а о том, может ли это что-то произойти, и они аналогичны теории вычислений.

Теория конструктора состоит из языка, которым можно выразить другие научные теории (она не может быть верной или неверной — она может быть лишь удобной или неудобной), и этот язык тоже представляет собой законы. Но эти законы не о физических объектах — это законы о других законах. А другие законы должны подчиняться принципам теории конструктора.

— Можно ли сказать, что физика и философия – это два разных способа смотреть на одно и то же?

— Да, эти науки перекрывают друг друга, частично совпадают. У нас никогда не было бы политической философии, если бы у нас не было политики. Существование политики, которую я считаю частью истории, социологии и чего бы то ни было, дает нам факты, которые политическая философия пытается объяснить. Вы не можете достигнуть истину философии на основе только исторических фактов. Существует брешь, которую нельзя заделать. Но проблема в том, что политическая философия возникает только из физических фактов. И то же самое происходит с философией и математикой. Есть те, кто говорят, что математика — это всего лишь изучение способов описания вещей, их преобразования на листе бумаги, или же математика — это лишь наука о мозгах математиков. На самом деле математика — это наука об абстрактных объектах, о существовании которых мы знаем по их воздействию на физические объекты. Как математические объекты могут воздействовать на физические? А вот так – благодаря тому, что есть абстрактные конструкторы. Абстрактные конструкторы — это то, что может воздействовать на физические объекты, причем они не зависят от того, каким способом происходит воздействие. И первым делом надо расценивать математические объекты (а также такие вещи, как моральные принципы) как реальные.

— Какие вызовы сейчас стоят перед современной физикой и наукой в целом?

— Возможно, я говорю предубежденно, но одним из самых главных вызовов, для которых мы и создаем нашу «теорию конструктора», является объединение новых законов, таких как второй закон термодинамики в принципах эволюции с законами микромира, с законами движения в физике.

Это одна из вещей, которые предстоит сделать. Я считаю неправильным, что сегодняшняя наука требует, чтобы все научные теории были проверяемыми. Представьте себе: что значит (для теории) быть проверяемой? Если что-то ложно, некий эксперимент может доказать, что это ложно. Однако настоящие физические законы, если бы они были несправедливыми, никогда бы не выполнялись. Настоящий закон не является ошибочным, потому для доминирующей концепции неважно, проверяемый он или нет. И только в «теории конструктора» мы можем сказать, являются ли все нереализованные возможности частью теории. Мы говорим «нет» — и это имеет значение в теории конструктора, даже если не имеет смысла в доминирующей концепции. По этой причине невозможно сформулировать принципы проверяемости в физике на сегодняшний момент. А в теории конструктора будет возможно сформулировать эти принципы и принципы вычислений.

На данный момент вычислительная техника воспринимается как нефундаментальная наука высокого уровня, и как только мы поймем то, что фундаментальными являются квантовые вычисления, станет необходимо объединять науки макро- и микромира, физику, абстрактные вещи и так далее.

Еще одна проблема в физике, я думаю, это квантовая гравитация: она пытается объединить квантовую механику и теорию относительности. Над этим бьются уже 50 лет, и мы далеко не продвинулись. Я думаю, проблема может быть решена, но нужен новый прорыв. К сожалению, теория конструктора не может решить эту задачу, но в принципе она и не должна решать всё.

— Как вы относитесь к идее искусственного интеллекта?

— Проблема создания искусственного интеллекта мне кажется очень интересной. Но нынешние подходы к пониманию искусственного интеллекта неправильные, мне кажется: они используют неправильную философию. Существующие компьютерные науки принимают некоторую эмпирическую модель накопления знаний, и искусственный интеллект должен стать рукотворной системой растущего знания. Представим, что мы хотим создать программу, которая способна родить статью на тему нового открытия в физике и будет опубликована в научном журнале.

Если я буду определять задачу, как это делаю для текстового процессора, я должен буду объяснить, что хочу получить в этой статье, а это неправильно. Мы хотим, чтобы компьютерная программа могла написать физическую статью без подсказки. А если вам приходится ей подсказывать, то это не искусственный интеллект. А существующие идеи предполагают, что, стоит искусственному интеллекту ввести данные, как он родит Общую теорию относительности или что-то в этом роде. Это то, чему нас учил Карл Поппер: научные теории говорят о том, что реально существует и почему наблюдения таковы, но не предсказывают новых наблюдений.

Сначала должна прийти теория, а из теории вы получите результат. Это кажется сейчас парадоксальным, но пока это вопрос без ответа. Такой тип компьютерных программ отличается от всех других, и нам необходим какой-то прорыв в философии, который мог бы сказать нам, как это сделать. Лично я думаю, что программа искусственного интеллекта, когда она наконец будет написана, не окажется очень сложной. Это будет очень простая программа, содержащая знание, которого мы пока не имеем.

— Насколько важным является изучение мозга?

— Я считаю, что это важная вещь, но изучение мозга не имеет фундаментального значения. Это важно с медицинской точки зрения, для человеческого здоровья, однако я не думаю, что изучение мозга может объяснить нам, как мозг работает. Возможно, когда-нибудь появится программа, которая сможет копировать процесс мышления, но эта симуляция не будет искусственным интеллектом. А вот понять, как он работает, — это совсем другая задача (опять-таки я думаю, что устроено это не так уж сложно).

Телемост с участием Дэвида Дойча состоится 24 июня в 20.00 в центре Digital October в рамках проекта Knowledge Stream. Участие в обсуждении лекции примут выпускники МФТИ — директор Российского квантового центра Алексей Акимов, доцент кафедры теоретической физики МФТИ Леонид Федичкин, доцент кафедры информатики и физики Политехнического университета Виргинии Алексей Онуфриев