Пенсионный советник

Аплодисменты судье

Судья, отказавшаяся арестовать координатора проекта «Росагит» Вадима Коровина, сорвала аплодисменты активистов

Жанна Ульянова 03.06.2013, 21:48
Денис Вышинский/ИТАР-ТАСС

Судья Одинцовского городского суда Светлана Журилкина отказала следствию в аресте активиста Федерации автолюбителей России, координатора проекта «Росагит» Вадима Коровина, не уступившего дорогу автомобилю с мигалкой. Активиста обвиняют в наезде на инспектора ГИБДД, сопровождавшего автомобиль, что следствие квалифицировало как применение насилия в отношении представителя власти, опасного для его жизни и здоровья — в травмопункте у инспектора зафиксировали кровоподтек левой голени. Судья сочла доводы следствия о необходимости ареста неубедительными.

Конвой ввел Вадима Коровина в зал Одинцовского городского суда в 17.00 мск — спустя полчаса после того, как истек срок содержания его под стражей. Коровин улыбался сквозь стекло «аквариума», приветствуя собравшихся в суде. Именно они настояли на том, чтобы заседание проходило в зале большего размера, где смогли бы поместиться несколько десятков сочувствующих Коровину граждан.

— У вас в личности ничего не изменилось? — начала судья Журилкина, желая сократить процедуру установления личности подсудимого, которому она в минувшую пятницу по просьбе следователя продлевала срок задержания с 48 до 72 часов.

Сменить имя, переехать или развестись проведший выходные в ИВС Коровин не мог.

Поэтому следователь отдела по расследованию особо важных дел Следственного комитета Подмосковья Вагиз Бекяшев сразу перешел к оглашению оснований для заключения Коровина под стражу, которые сумел собрать за 72 часа.

Следствие вменило Коровину ч. 2 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти, опасного для его жизни и здоровья), подразумевая, что представитель ФАР имел умысел наехать на инспектора ГИБДД, когда отказывался уступить дорогу автомобилю неизвестного чиновника.

Инцидент произошел в пятницу, 24 мая. В конце рабочего дня Коровин возвращался на своей Tоyota Camry из области в Москву по Рублево-Успенскому шоссе. Навстречу движению, объезжая пробку, двигались две машины со звуковым сигналом — автомобиль сопровождения ГИБДД Audi A6 и черная Audi 8 неизвестного (Бекяшев, зачитывая материалы дела, не стал называть ведомство, которому принадлежит автомобиль). Коровин отказался уступить им однополосную дорогу и съехать на обочину, таким образом заблокировав движения двух машин. Автомобиль сопровождения, в котором находились инспекторы ГИБДД Кириллов и Сергеев, смог объехать машину Коровина, заехав частично на полосу движения в сторону области. Машина с неизвестным чиновником не стала повторять маневр, заняв всю полосу встречного движения.

Версии дальнейших событий у Коровина и следствия расходятся. Активист утверждает, что проблесковый маячок на автомобиле чиновника был выключен.

Один из инспекторов ГИБДД вышел из машины и «непонятными жестами» стал призывать Коровина съехать на обочину. Тот отказался, и автомобилю с анонимом внутри все-таки пришлось объехать его. Коровин, посчитав инцидент исчерпанным, продолжил движение. По версии СК, оба автомобиля двигались с включёнными проблесковыми и звуковыми спецсигналами. А инспектор ГИБДД, утверждает СК, «жестами потребовал от Tоyota Camry остановиться, однако Коровин проигнорировал требование и совершил наезд на инспектора передним бампером и левым передним колесом управляемой им автомашины, причинив телесные повреждения в виде кровоподтека левой голени». Бекяшин также указал судье, что после инцидента Коровин скрылся.

Активиста остановили на посту ДПС при въезде в Москву и доставили в ОВД «Барвиха» под предлогом неоплаты дорожного штрафа, извещение о котором было получено задержанным лишь накануне (на оплату штрафа дается 30 дней. — «Газета.Ru»).

Коровин предполагает, что в автомобиле, который он не пропустил, находился заместитель министра внутренних дел Виктор Кирьянов.

Задержавшие его полицейские не скрывали, что приказ о задержании отдал Кирьянов, говорит Коровин. В СК не уточняют, кто был обиженным «лицом, подлежащем охране».

В ОВД «Барвиха» у Коровина изъяли видеорегистратор, который до сих пор не вернули. На следующий день его допросили в следственном отделе по Одинцовскому району Москвы, после чего отпустили без предъявления обвинений. В тот же день сотрудники ГИБДД Кириллов и Сергеев составили рапорты, в которых указали, что автомобиль Коровина препятствовал движению колонны со спецсигналами. О наезде на инспектора в рапортах не упоминалось.

В воскресенье, 26 мая, против Коровина все-таки возбудили уголовное дело. Такая квалификация инцидента на Рублево-Успенском шоссе предусматривает до десяти лет лишения свободы.

Как отметил адвокат Сергей Бадамшин в суде, Коровин предполагал, что его попытаются арестовать, но не пытался скрыться от следствия, поэтому содержание его под стражей не обязательно.

В четверг, 30 мая, в квартире на Минской улице, где Коровин проживает вместе с супругой и малолетним ребенком, прошел обыск. Следователи изъяли листовки с акции 6 мая 2012 года на Болотной площади. Коровина доставили в подмосковный Следственный комитет на допрос и очную ставку с потерпевшим Кирилловым, по итогам которого активиста задержали.

«Он допускает, что ненамеренно мог задеть сотрудника полиции», — заявил Бекяшев.

По мнению защиты, это заявление следователя противоречит предъявленному Коровину обвинению. Статья 318 УК подразумевает, что обвиняемый имел умысел, а не случайно применил насилие в отношении представителя власти.

С учетом того, что Коровин «занимает активную позицию препятствования расследованию», а также «дерзкий характер преступления», следователь попросил суд избрать суд меру пресечения в виде ареста.

Правда, срок ареста он не указал. В качестве дополнительного обоснования Бекяшев сообщил, что на Коровина и раньше пытались завести уголовные дела. В феврале 2012 года его подозревали в краже палаток, которые он раздавал на Пушкинской площади. В марте 2013 года его задерживали за хищение бетонных парковочных столбиков у здания Генпрокуратуры. Сам Коровин тогда объяснил свой демарш борьбой с незаконными парковками ведомств.

Журилкина попросила объяснить, в чем проявилось «активное препятствие расследованию». Следователь пробубнил что-то об отказе Коровина открыть дверь следователям, которые пришли с обыском. Судья уточнила:

— В результате кто вам дверь открыл?

— Коровин... — ответил следователь.

Сам обвиняемый пояснил, что он открыл с задержкой в 10 минут, потому что звонил адвокатам.

За 72 часа, когда следствие добывало доказательства, а Коровин содержался в ИВС Одинцово, у него ухудшилось самочувствие — об этом и заявила защита. Адвокат Фарид Муртазин прочел заключение медиков о наличии у Коровина заболеваний центральной нервной системы. Следователь тут же заявил, что не видит медицинских показаний, препятствующих аресту. Муртазин также огласил список общественных деятелей и депутатов, готовых поручиться, что Коровин не сбежит, не станет уничтожать улики или препятствовать расследованию. Среди них писатель Сергей Шаргунов, журналист и координатор проекта «Русь Сидящая» Ольга Романова, сотрудник Фонда по борьбе с коррупцией Георгий Албуров, координатор ФАР Сергей Канаев, режиссёр Владимир Мирзоев, юрист «Мемориала» Сергей Давидис. Адвокат Олег Белов также указал, что Коровин имеет постоянное место работы — гендиректор в ООО «Ланселот» — и совместно с супругой владеет квартирой.

Защитник Сергей Бадамшин отметил, что лучшей характеристикой Коровина служит то, сколько людей пришли поддержать его в зал суда.

Надо сказать, что группа поддержки изрядно утомила приставов и судью. В пятницу они писали жалобу председателю суда на отказ приставов впустить их в здание, поскольку рабочий день закончился, в то время как слушания по делу Коровина начались только в 21.00 мск. В понедельник активисты с утра толпились в судебных коридорах, мешая приставам.

После следователя и адвокатов слово взяла помощник прокурора Наталья Жарова. Она неожиданно заявила, что следствие не предоставило убедительных доказательств того, что Коровин может как-то препятствовать расследованию, находясь на свободе, в том числе скрыться.

Журилкина, у которой ушел час на вынесение решения, полностью согласилась с Жаровой. По мнению судьи, следствие не только не представило необходимых доказательств того, что Коровин будет препятствовать следствию, находясь на свободе, но и отметила, что он не сбежал, хотя знал об уголовном деле. Она также заявила, что прежние попытки завести уголовные дела в отношении Коровина не могут быть поводом для заключения того под стражу.

Зал — редкое явление для политизированных процессов последних месяцев — аплодировал не обвиняемому, а судье.

Но торжественного освобождения в зале суда не получилось: Коровина вывели из «аквариума» в наручниках. Согласно процессуальному законодательству, до снятия наручников обвиняемый должен дать подписку о невыезде.