Лукашенко готовит политзаключенных к сближению

Не получив от Москвы кредита, руководство Белоруссии взялось налаживать испорченные отношения с Западом, снижая давление на оппозицию

Александр Лукашенко снова налаживает отношения с ЕС и США — так происходит всякий раз, когда Минск не договаривается с Москвой. На прошлой неделе Белоруссия не получила желаемые $2 млрд госкредита от России, которая все более настойчиво претендует на белорусскую собственность. Сближение с Западом может привести к тому, что на свободе окажется ряд белорусских политзаключенных. Взамен Минску нужны европейские кредиты.

Белорусские власти вдруг стали более либерально относиться к своим политическим оппонентам, однако причина этого отнюдь не в том, что официальный Минск внезапно проникся идеями демократии. В конце минувшей недели управление Следственного комитета Белоруссии по Гродненской области прекратило расследование уголовного дела в отношении журналиста польского издания Gazety Wyborczej Анджея Почобута, обвинявшегося в клевете на Лукашенко.

«Дело Почобута», возмутившее Польшу, было одним из основных источников конфликта между Евросоюзом и властями Белоруссии.

«Управлением Следственного комитета Беларуси по Гродненской области завершено расследование уголовного дела, возбужденного по ч. 2 ст. 367 УК Республики Беларусь (клевета в отношении президента Республики Беларусь, совершенная лицом, ранее судимым за клевету) в отношении Почобута А. С., – сообщили агентству «Интерфакс-Запад» в пресс-службе СК. – Это связано с тем, что выводы лингвистических экспертиз расходятся, а в ходе предварительного следствия не добыто объективных данных, подтверждающих совершение Почобутом данного преступления».

Корреспондента польской Gazety Wyborczej, живущего в Гродно, арестовали в июне 2012 года, но после выпустили под подписку о невыезде. Анджея Почобута обвинили в клевете на Александра Лукашенко. Основаниями стали статьи Почобута на сайтах «Хартия`97» и «Белорусский партизан». Ему грозило лишение свободы на срок до пяти лет.

А в понедельник вечером, 18 марта, белорусские оппозиционеры, живущие в различных странах мира, провели совместную пресс-конференцию, посвященную освобождению и реабилитации политзаключенных. В онлайн-конференции принял участие также Джемисон Файерстоун, «крестный отец» «акта Магнитского» (бывший руководитель покойного юриста Сергея Магнитского, глава британской аудиторской компании Firestone Duncan).

Политики и родственники политзаключенных констатировали: в ближайшие месяцы белорусские власти будут вынуждены освободить большинство из тех, кто до сих пор находится в заключении,

в частности, после разгона оппозиционного митинга 19 декабря 2010 года против фальсификации на президентских выборах (например, экс-кандидат в президенты Николай Статкевич), или сидящие в тюрьме за свою правозащитную деятельность (как глава фонда «Весна» Алесь Беляцкий).

Глава американской организации Belarusians in Exile («Белорусы в изгнании») Дмитрий Щигельский, в частности, заявил, что, по имеющейся у него информации, Брюссель уже начал переговоры с белорусским режимом.

(Щигельский – психиатр, который в 2000 году поставил Лукашенко диагноз «мозаичная психопатия», после чего был вынужден бежать в США).

Первым этапом нормализации отношений якобы является исключение из «черного списка» невъездных чиновников главы белорусского МИДа Владимира Макея. За этим, по его словам, должно последовать поэтапное освобождение белорусских политзаключенных и одновременное снятие части санкций против Минска. Закончиться нормализация отношений должна к июню — до того, как начнется заседание ООН, посвященное проблеме политзаключенных в Белоруссии, отметил Щигельский.

«Сейчас, стараясь восстановить отношения с Евросоюзом, Александр Лукашенко срочно избавляется от того, что в экономике называется «токсичные активы» – только применительно к политике, — считает белорусский политолог Виктор Демидов. – Отсюда и прекращение «дела Почобута», и разрешение оппозиции отпраздновать «День Воли» 24 марта шествием в центре Минска

(мероприятие ежегодно организует националистическая часть оппозиции, отмечая дату провозглашения Белорусской Народной Республики 25 марта 1918 года. — «Газета.Ru»), и возобновившееся давление на политзаключенных, чтобы они писали прошения о помиловании на имя президента.

Лукашенко не раз заявлял публично, что готов помиловать любого из политзаключенных при условии, что тот обратится к нему лично с прошением о помиловании. Многие отказываются писать такие прошения, так как и юридически, и фактически прошение о помиловании означает признание своей вины. В те моменты, когда Лукашенко начинает налаживать контакты с ЕС, начальство тюрем и колоний начинает требовать от политзаключенных, чтобы они писали прошения о помиловании. Применяются классические меры тюремного прессинга. Именно так происходило, например, с Андреем Санниковым, которого заставили написать прошение и освободили в прошлом году на Пасху. Однако соперник Лукашенко на выборах Николай Статкевич, который получил после 2010 года наибольший срок (6 лет усиленного режима) находится в Могилевской тюрьме и отказывается писать прошение.

Сейчас политзаключенные через родных и адвокатов сообщают об очередной волне такого прессинга.

Лукашенко пытается вернуться к ситуации до президентских выборов 2010 года, когда он допустил относительную либерализацию внутри страны, а в ответ получил благорасположение Брюсселя

и даже определенную экономическую помощь. Мы знаем, чем это закончилось – кровью на площади, сотнями арестов, массовыми судами. Но теперь Европа готова вновь идти навстречу Лукашенко – только чтобы избежать еще более плотной интеграции на постсоветском пространстве».

Сегодня налицо очередное обострение отношений официального Минска с Кремлем. До сих пор не подписан топливно-энергетический баланс на 2013 год, то есть нет гарантий поставок дешевой российской нефти. На минувшей встрече Путина и Лукашенко 15 марта Белоруссии было отказано в российском госкредите на $2 млрд – вместо этого Лукашенко предложили наконец начать приватизацию.

При этом Россия все активнее претендует на «фамильное серебро» белорусской промышленности. 12 февраля вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович специально приезжал в Минск, чтобы провести переговоры об альянсе российского бизнеса с такими белорусскими предприятиями, как МАЗ, «Гродно Азот», «Гомсельмаш», Минский завод колесных тягачей (МЗКТ) и «Интеграл». Это беспокоит Лукашенко.

Также в нынешнем году у Белоруссии – пик выплат по внешним задолженностям, предстоит заплатить кредиторам $3,1 млрд. Все это и заставляет белорусского президента лихорадочно искать пути сближения с Западом, с которым он окончательно рассорился после «шведского плюшевого десанта» летом 2012 года.

«Лукашенко всегда будет пробовать налаживать отношения с Западом или с Россией в том случае, если с одним из субъектов у него что-то не получается, – говорит экс-кандидат в президенты Белоруссии Алесь Михалевич. – При этом его интересуют исключительно деньги, которые позволят ему и далее сохранять власть в Белоруссии. При этом я уверен, что

Лукашенко не будет освобождать всех политзаключенных и попробует получить максимальные уступки со стороны Запада, освобождая людей по одному-два человека и принимая другие меры – например, введя мораторий на смертную казнь. Но освобождение личных политических врагов – таких, как Николай Статкевич, – это то, на что Лукашенко ни в коем случае не хочет идти».

«Безусловно, Лукашенко претендует на экономическую помощь Запада, на новые кредиты. Сейчас крайне сложная ситуация, надо обслуживать внешний долг, надо поддерживать неповоротливую управленческую структуру, поддерживать силовые структуры. Даже $2 млрд кредита позволили бы ему дотянуть только до осени, – считает председатель Объединенной гражданской партии, бывший политзаключенный Анатолий Лебедько. – Поэтому Лукашенко нужны альтернативные источники финансирования. Так что главе Белоруссии важно не только избавиться от санкций ЕС, которые давят на него психологически, но и получить от европейцев деньги, фактически продав им белорусских политзаключенных. Напомню, что в ходе прошлой президентской кампании МВФ фактически профинансировал выборы Лукашенко, выделив ему $3 млрд дешевых кредитов. А теперь на горизонте маячат контуры новой кампании, и Лукашенко хотел бы повторить прежний трюк с Европой».