Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Будем называть вещи своими именами»

Медведев обиделся на Запад

Светлана Бочарова 06.09.2008, 16:59

Дмитрий Медведев рассказал российским губернаторам о ситуации в мире после августовских событий в Южной Осетии. На первом в своей президентской карьере заседании Госсовета он впервые назвал происшедшее «настоящей войной», а также поделился с главами регионов обидой на то, что простые люди поняли действия российских властей гораздо лучше, чем западные власти.

В субботу Дмитрий Медведев неожиданно собрал в Москве российских губернаторов. Первое в его президентской карьере заседание Госсовета было посвящено ситуации в мире после августовских событий в Южной Осетии. Предполагалось, что на заседании будет выработана новая линия поведения страны после пятидневной войны с Грузией, в которой Россия пока не получила той поддержки, на которую рассчитывала. «Мы собрались, чтобы обсудить ситуацию в мире в результате грузинской агрессии в Южной Осетии, мы должны обсудить эту тему, сделать выводы, касающиеся внешнеполитической стратегии и общей работы, а также укрепления национальной безопасности», — предупредил президент глав регионов.

Выступая перед членами Госсовета, Медведев в очередной раз показал, насколько сильно его задевает реакция властей западных стран на действия России во время обострения грузино-осетинского конфликта.

«Мир после 8 августа стал другим, нас поддержали сотни миллионов человек, но мы не услышали слов поддержки и понимания от тех, кто в сходных обстоятельствах вещал о свободе выбора и необходимости применения силы для наказания агрессора», — возмутился президент.

Вместо этого, отметил президент, «продолжается вооружение Грузии, в том числе под видом гуманитарной помощи». «Целый флот отправили для того, чтобы оказать гуманитарную помощь, — иронизировал Медведев. — Интересно, как бы они себя чувствовали, если бы мы отправили гуманитарную помощь с использованием нашего флота в страны Карибского бассейна, недавно пострадавшие от известного урагана», — поинтересовался он.

Все эти действия Запада российские власти воспринимают как «политическое давление», дал понять президент. Давлению решено не поддаваться. «Нам, конечно, не привыкать. Ничего они сделать не смогут», — уверен Медведев. В истоки возникшего противостояния с Западом глава государства вдаваться не стал.

Кроме того, по-видимому, решено отказаться от эвфемизма «операция по принуждению к миру» применительно к действиям России в грузино-осетинском конфликте:

«Будем называть вещи своими именами: в регионе случилась настоящая война, которая унесла жизни русских, осетин и грузин», — заявил президент.

Первопричиной войны Медведев по-прежнему считает президента Грузии Михаила Саакашвили, которого он на этот раз назвал «отвязным политиком, чьи действия являются серьезной угрозой для международного порядка и стабильности».

Впрочем, как бы ни интерпретировались действия России в этой войне властями других стран, теперь в мире нашу страну наверняка станут уважать больше, полагает Медведев: «События в Южной Осетии показали, что Россия никому не позволит посягать на жизнь и достоинство своих граждан, что Россия — государство, с которым впредь будут считаться», — заявил он. Россия, со своей стороны, готова к развитию мирных отношений со всеми странами, заверил Медведев: «Мы подтверждаем готовность к равноправным и взаимовыгодным решениям, направленным на развитие добросердечных отношений, основанных на реализации принципов международного права».

Большая часть встречи президента и губернаторов прошла в закрытом для прессы режиме. Однако эксперты «Газеты.Ru» не сомневаются в том, что в основной части Госсовета обсуждались не столько внешнеполитические, сколько технические вопросы, напрямую связанные с экономическим будущим Южной Осетии и Абхазии.

В частности, заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что «внешнеполитическая часть встречи сводилась, с одной стороны, к выступлению президента, а с другой — к поддержке действий российских властей в Южной Осетии со стороны губернаторов». «Техническая же часть встречи могла касаться вопросов восстановления и развития Южной Осетии и выстраивания связей с Абхазией, — считает политолог. — Ведь, к примеру, Абхазия претендует на роль свободной экономической зоны. Возникает вопрос о том, как с ней работать российским регионам, чтобы это было на благо ее экономике, а не превратило ее в «черную дыру». Как организовать контроль за экономической поддержкой Южной Осетии, чтобы она также не превратилась в «черную дыру». Как регионы могли бы напрямую реализовывать программы поддержки этих республик и какие здесь будут механизмы контроля. Потому что одно дело — официально признать эти республики, одно дело — размещать там войска, но возникает вопрос, что это будут за регионы — будут ли они регионами, в которых будет развиваться экономика и которые будут образцами для соседей, или это будут регионы, имеющие для России только военно-политическое значение».