Живот не беспокоит

Колумнист «Газеты.Ru» — о мужских животах

Недавний призыв основателя социальной сети VK Павла Дурова к мужчинам продемонстрировать свой обнаженный торс вслед за российским президентом вызвал у колумниста «Газеты.Ru» смешанные чувства. Стоит ли скидывать майку перед всеми пользователями соцсетей, если все, чем вы можете похвастаться, — это круглый живот?

Лидер нации и молодой Дуров могут похвастаться хорошими рельефными мышцами, но ведь многие из нас, многочисленных пользователей социальных сетей, как и тысячи других мужчин с животиком оффлайн, не могут. Сам я живу с небольшим животиком и должен был бы после всех этих призывов бежать в спортзал, но в силу проклятой интеллигентной рефлексии этого не сделал.

Во время отпуска, на одном из турецких пляжей, я понял, что поступил правильно. Лежа на песке у моря с газетой в руках для конспирации, я наблюдал — нет, не за прекрасными женскими телами, пользуясь короткими отлучками моей благоверной на процедуры. Я смотрел и наблюдал за мужскими животами, составляя в голове своей коллекцию, как заправский профессор-энтомолог. Делая наблюдения, я сразу же отбрасывал в сторону мужчин-«кубистов». Меня интересовали мужчины-«животники», обладатели разного рода и размера животов.

Здесь были небольшие животики юных хипстеров и пузаны дядь, накачавшихся пивасиком, средние животики интеллигентов вроде меня и даже большие животы-барабаны, над которыми нависала мужская грудь, что делало тело мужчины похожим на лицо доброго бегемотика из советского мультика. Я смотрел на животы и на лица их обладателей: здесь были, наверное, дядьки из Тагила и, наоборот, преподаватели из Нижнего, ленивые диванные стратеги и любящие трэш-фуд программисты. Кто-то из них стеснялся своего живота, кто-то нес его с гордостью, как переходящее красное знамя.

При этом некоторые «животники» были вполне мускулистыми людьми, это была народная мускулатура без всяких там жимов, полученная в горячем цеху.

Пляж, где «животники» встречались с «кубистами», конечно, не был их местом силы. Кубисты своими аполлонскими фигурами притягивали внимание молодых девушек и разбитных разведенок. Вне пляжа, когда небольшой живот был бы скрыт под рубашкой и майкой, шансы на победу были бы примерно одинаковыми, но здесь, где шла борьба за выживание, все это напоминало войну тупоконечников и остроконечников у Свифта, такую же бессмысленную и беспощадную.

Борьба за мужские животы, за правильность их размеров, за правильную диету и пресловутые «шесть кубиков» идет уже долгие годы. Это можно назвать борьбой за жизнь, ведь «живот» по-старославянски и означает именно «жизнь».

Доктора говорят, что после 40 происходит снижение гормона тестестерона и накопление жира. В то же время идет ослабление мускулов и активно растет живот. Конечно, супротив этого нужно бороться — делать упражнения и соблюдать диету. А растить живот намеренно суть преступление. Однако думаю, что наличие небольшого «вменяемого» животика вряд ли делает мужчину преступником.

Есть женщины, которые находят небольшие мужские животы вполне симпатичными. По данным одного из опросов, сделанных в 2014 году в Великобритании, 75% женщин предпочитают мужчин-«животников» мужчинам-«кубистам». Необычный опрос был сделал в честь премьеры «Плохие соседи», где было немало сцен с мужчинами без маек.

Как оказалось, мужчины с неидеальной фигурой нравятся женщинам, потому что в этом случае не беспокоятся о собственной фигуре, когда снимают с себя одежду во время близости: «Женщины уже находятся под сильным давлением, чтобы выглядеть определенным образом и иметь определенный вес в обществе, где идеальное тело настолько недостижимо, что даже модели борются за его сохранение», — прокомментировала опрос британский секс-терапевт Трейси Кокс. Вполне симпатичная философия, думал я, пока в перерыве между созерцанием мужских животов на пляже читал «Философский словарь», готовясь к сдаче кандидатского минимума по философии.

Глядя на портреты Бэкона и Декарта, Маркса и Гегеля, я думал не об их ученых мыслях, а об их животах.

Какими они были — большими или плоскими? Какие женщины любили их? И каких женщин сегодня любим мы? Неужели утинообразные губы — это признак сексуальности? Подумав об этом, я начал смотреть на животы женщин. Среди них были вполне милые и сексуальные дамы, которым вряд ли можно было стесняться. И в связи с этим предположил, что все просто: пляж в Турции, в Испании, в Греции, в нашей одной стране и должен стать местом первого свидания. Увидев обычные фигуры друг друга, мужчина и женщина решат все, что нужно, а второе свидание пройдет уже в одежде: она в вечернем платье, он в костюме, и зная, что у нее и у него есть пресловутый животик, они не будут комплексовать.

Возможно, мы придем и к новому осмыслению нашей политики: вместо теории «лысый-волосатый» возникнет теория «кубист-животист», и следующим президентом страны будет человек с менее рельефным прессом, чем у нынешнего гаранта Конституции.

В этих моих мыслях меня укрепил мой сосед по подмосковной электричке: из его распахнутой рубашки предательски вылезал небольшой животик. Я поднял взгляд на мужчину и невольно залюбовался им: это был дядька под полтос, загорелый, с красивой седой тонкой цепочкой на шее и солнечными очками в кармане.

Он был похож на мужика с фестиваля «Сан-Ремо», и, несмотря на то что моими кумирами в молодости были волосатые металлисты, я хотел быть таким.

Напротив него сидела его спутница — симпатичная, в белом платье, с небольшими морщинами. Они были хорошей парой. Пока я думал о них, у мужика зазвонил телефон: «Я еще в отпуске», — сказал он собеседнику и продолжил потом говорить про размеры скважины на даче. Но мне было неинтересно, я уже снова мысленно был на пляже: я шел по нему со своей благоверной — в темных очках, в белых джинсах, седеющий и загорелый, как тот мужик из подмосковной электрички, и мой животик совсем не беспокоил меня.