Как выиграть парусную гонку

Зачем вам нужно купить парусную лодку

__is_photorep_included6093685: 1
«Газета.Ru» ходила под парусом вместе с чемпионами — в Петербурге стартовал европейский этап международных соревнований Extreme Sailing Series.

— Да у тебя отлично получилось, — говорит мне Морган Ларсон, шкипер швейцарской команды Alinghi, лидера международной серии парусных гонок Extreme Sailing Series этого года и призера прошлого. Морган – мастодонт Кубка Америки, самой престижной регаты в мире, которую его команда неоднократно выигрывала. Я же, не стану скрывать, ходила под парусом первый раз в жизни.

Со стороны Петропавловской крепости – четвертый этап Extreme Sailing Series by Land Rover проходит в Петербурге – вдруг раздается пушечный выстрел, и все яхтсмены из всех стран вздрагивают: неужели революционные матросы снова берут Зимний? Но нет, всего лишь обычный полдень в Петербурге, тут всегда стреляют в полдень; такой город.

И вот снова сигнал, на этот раз уже на старте, и мы действительно стартуем – медленно. Сначала я думаю, что дело опять в городе – в Петербурге все происходит медленно. Но дело в ветре – его почти нет, а плыть и обгонять соперников как-то надо. Причем поскорее: нас окружают яхтсмены, 21 из которых участвовал в Олимпийских играх, 36 – в Кубке Америки, 47 были чемпионами мира, а семеро ходили под парусами вокруг света.

Лучшие, в общем, ловцы ветра.

Голубоглазый Стюард Поллард, тактик команды и самый молодой ее участник, усаживает меня на крупную сетку – вместо понятного дна подо мной темная река – и предлагает всячески have fun. Собственно, я уже: как говорилось в старинном анекдоте, «у меня в жизни была одна любовь – моряки». Правда, как наиболее ценного члена экипажа меня разместили прямо под парусом – видимо, из этого положения сложнее всего свалиться за борт, – зато рядом с какой-то болтающейся балкой. На меня, конечно, заранее надели шлем, но что-то все равно настораживает. То ли сам шлем, сползающий мне на нос и мешающий приготовиться к встрече с парусной балкой, то ли насмешливый взгляд Стюарда, у которого никакого шлема нет, а есть, наоборот, спортивная модная шапка и возможность свободно перемещаться по канатной палубе. «Если хочешь, можешь прилечь, — светски говорит он, — мы тут пока побегаем».

Вообще, гостю на корабле полагается две вещи: элегически разглядывать Исаакиевский собор и Эрмитаж, на фоне которых мы курсируем, поймав наконец ветер, и не мешать команде. Проделать это сложно: все пять яхтсменов двигаются так слаженно, вдруг сориентировавшись в надменной питерской погоде, так быстро и так по-мужски красиво – как редко бывает на суше – принимают решения, что хочется быть частью такой команды. Всерьез, даже если они чемпионы, а ты – юнга, салага и яхтенный неофит.

Капитан Морган, кажется, умеет такое чувствовать: он вдруг зовет меня на левый борт нашего катамарана, где команда, натянув веревки и выйдя из «штилевых пятен» (так профессионалы называют безветрие), пытается обогнать соперников на повороте. И обгоняет. И вообще – приходит первой. Еще не сейчас, сейчас мы финишируем, кажется, третьими, но кому это важно, если через два дня соревнований Alinghi выиграют у именитой команды из Омана The Wave, Muscat (пришли вторыми) и Новой Зеландии Emirates Team New Zealand (пришли третьими). Да и вообще, стали лидерами парусного сезона, набрав 160 баллов! (я не знаю, что это значит, но очень рада).

Двадцать минут заплыва, а кажется, что вернулась из кругосветного путешествия.

— Соревноваться при такой погоде, конечно, вызов, — уже на берегу говорит мне Морган Ларсон. — Но вокруг такая красота!

Я спрашиваю, первый ли раз он в Петербурге.

— Да, — говорит Морган, — и вообще первый раз в России. Я ожидал, что здесь все совершенно по-другому. А тут архитектура потрясающая. И неожиданно много любителей гонок.

— И начинающих любителей, — говорю. — Что бы вы им посоветовали?

— В России хорошие яхт-клубы и хорошие спортсмены, нужно просто оценить свои силы и финансовые возможности, а потом вовсю наслаждаться гонками.

— Меня сильно впечатлила слаженная элегантность команды — как удается так быстро и точно принимать решения?

— Ну, мы уже сработались, нашей команде два года. Финальное решение, конечно, принимает шкипер, но вообще у нас очень демократично, все разговаривают во время заезда, обсуждают ситуацию. Ты же все сама видела.

— Морган, а парусные гонки — только для мужчин подходящее дело? — спрашиваю наконец самое важное.

— Конечно, нет, — говорит Ларсон. — У нас, например, есть тактик Анна Тунниклифф, она прекрасная спортсменка, очень сильная — сильнее всех мужиков в команде. Это в Петербурге у нас мужская команда, а так мы меняемся, и на следующий этап регаты, в Кардиффе, поедет Анна. Да и вообще, я видел много девушек в командах, так что парусный спорт — отличное женское занятие.